Views Comments Previous Next Search

Морган Гейст

22406
НаписалDmitry 18 декабря 2008
22406

<b>Морган Гейст, видимо, вернулся к бурной деятельности. Лейбл Environ выпускает один релиз за другим, его дуэт с Даршаном Джезрани Metro Area выпустил очередной Fabric и выступал в "Солянке", а недавно у самого Гейста вышел второй (за десять лет) сольный альбом.</b>

Для людей, вроде Моргана Гейста (Morgan Geist), у которых музыка - это самое главное в жизни сокровище, последние годы прошли в спокойствии. К музыке, благодаря свершившейся цифровой революции, стали относиться иначе, и, даже принимая во внимание царящее воодушевление о новых способах производства, чувствуется в этой области что-то среднее между цинизмом и культурным пессимизмом. Есть причина, почему Морган выпускает свой всего лишь второй альбом за те десять лет, что прошли с момента выхода его первой пластинки «The Driving Memoirs». Нельзя сказать, что все эти десять лет он сидел сложа руки, тут все скорее наоборот. Его лейбл Environ по-прежнему считается бастионом диско и близкой к нему музыки, где уютно себя чувствуют артисты вроде Кэлли Полар (Kelley Polar). Плюс надо припомнить проект Metro Area, действующий с начала нулевых: благодаря их усилиям танцполы временами погружаются в бархатный блеск. Но сейчас Морган Гейст смотрит на окружающий мир с плохо скрываемым негативом и фатализмом. И он, как это и подобает жителю перенаселенного Нью-Йорка, похож на невротика, снова и снова, прерывая свою речь, смешком. Смех, который нельзя считать смехом; в котором чувствуется солидная порция горечи.

«Double Night Time», который он записывал последние три года, и где на вокале присутствует его друг – вокалист группы Junior Boys Джереми Гринспен (Jeremy Greenspan). Это попытка найти потерянное вдохновение и веру в музыку – с синти-попом, большим количеством вокала и целым букетом из пошлых мелодий. В своей новой студии, находящейся в нью-йоркском районе Квинс, сидя на нераспакованных ящиках, словоохотливый, и по-прежнему очень приятный в общении Морган Гейст объясняет свою точку зрения на некоторые вещи.

<b>Твоему последнему сольному альбому «The Driving Memoirs», который,несмотря на всю свою игривость, похож по звучанию на детройтское техно, уже больше десяти лет. С тех пор ты довольно сильно изменился музыкально, взять хотя бы, для примера, Metro Area. Однако первый трек на твоем новом альбоме называется «Detroit». Не было ли цели у тебя, что вопреки всем музыкальным различиям между альбомами, создать некий мост, намекающий на непрерывность твоего творчества?</b>

Нет, ничего такого не было. Это просто совпадение. Текст к «Detroit» появился после моей поездки в Детройт, которая не была связана с музыкой. Эта песня появилась на свет скорее благодаря депрессивным мыслям, которые меня сопровождали в этой поездке. И этот трек никак не служит почитанием города и его музыки.

Морган Гейст. Изображение № 1.

Кажется, ты самого себя сэмплировал.

Да, я использовал какие-то части из своих треков «24 K» и «Lullaby» с пластинки «Super EP», вышедшей в 2001 году на Environ. Я, конечно, мог бы и оба оригинала на альбом поместить, но они не очень вписывались. Ну и помимо этого, я должен был показать свое умение изменять, работать с музыкой, поэтому я заново переосмыслил эти треки и использовал какие-то их части.

А вообще с альбомом «Double Night Time» довольно интересная штука произошла. Я не хочу звучать мелодраматично, но альбом делался в то время, когда я боролся сам с собой, да и мое отношение к музыке сильно изменилось. В конце концов, «Detroit» повествует о том, насколько я раньше восторженно относился не только к музыке, но и к жизни вообще, и как медленно начал терять этот энтузиазм. Вероятно, это один из симптомов старения, я теряю ощущение, порой скучаю, когда слушаю музыку. Но не поймите меня превратно, музыку я люблю по-прежнему. Просто я сейчас не чувствую вызова, который должен от нее исходить. Да и не люблю климат, в котором музыка сегодня обсуждается и слушается. Если я слушаю музыку, значит я слушаю только музыку. Я концентрируюсь на музыке, это - событие. Сегодня же музыка слушается в айподах, и почему-то только новые треки, которые можно получать на всяких специальных блогах. Помню как радовался, как волновался, когда выходил альбом, который нравился. Выход альбомов раньше был целым событием и сегодня мне этого очень не хватает. Я тут недавно прочитал в интервью, что раньше очереди выстраивались перед музыкальными магазинами, если выходил альбом интересный. А сегодня вижу очереди только если какой-нибудь гребаный айфон выходит. И тогда все принимаются слушать музыку на этих чертовых приборах… (смеется) Но я альбом так долго не потому делал, что идей не хватало, а по прямопротивоположной причине: было ощущение, что я должен был вЫносить этот альбом, потому что уже был готов потерять веру и в музыку и в себя.

<b>Теперь и с вокалом.

Ты ведь впервые писал и мелодии и тексты песен, когда работал над этим альбомом…</b>

Не совсем впервые, впервые я издаю песни с моими текстами и вокальными мелодиями. Немного неловко себя чувствую (смеется). Было ощущение, что я должен сам себя побороть, чтобы расти дальше и что должен побороть свои личные проблемы.

<b>Я просто отталкивался от слуха, что вы сотрудничали при работе над альбомом. Однако, Джереми (Гринспен) мне сказал, что он по сути ничего и не делал. Все уже было готово, и ему оставалось только спеть.</b>

Он так говорит только потому, что ему надо как-то защититься. (смеется)

Он говорит, что многому у тебя научился. То, как тщательно ты подходишь к работе, в отличии от его подхода, ну и прежде всего то, что касательно вокала, на него конечно произвело впечатление.

Я тоже кое-чему научился от Джереми. И я верю что его подход к работе лучше моего.

<b>Насколько?</b>

Я имею ввиду вокал. Ведь все зависит от обстоятельств, чего ты хочешь. То, как Джереми управляется с вокалом – это просто супер. Я большой поклонник Junior Boys, но первый их альбом «Last Exit» действительно звучит погано. То есть не песни, а как все сделано. Даже Джереми с этим соглашается. Но все равно альбом сильно нравится. У нас с Даршаном в Metro Area часто случается так, что ошибки и небрежно сделанные партии становятся лучшими моментами песен. «Double Night Time» по большому счету возврат к навязчивому перфекционизму, который раньше мне свойственен. На «The Driving Memoirs», моем первом сольном альбоме, каждый звук звучал именно так, как было нужно, но тогда еще я не понимал,что ошибки тоже хороши. Наверное, поэтому он сейчас и звучит так скучно.(смеется)

http://media.imeem.com/m/VtHIsVy9y4/aus=false/

Диско, поп-музыка, Морган, и весь этот обман с танцевальной музыкой.

И твои треки и твой лейбл Environ все-таки двигаются в направлении, которое никак не связано с диско или с тем, что записывает Metro Area, скорее все связано с электрик-буги и синти-попом.

Поп-музыка всегда важную роль играла. Даже на первом релизе, вышедшем на Metamorphic, хоть и было все пропитано детройтским техно, но и там уже я использовал специальные хуки. Я люблю хорошо сделанные песни и в этом направлении развиваюсь. Кэлли Полар (Kelley Polar) для Environ стал очень большим шагом в этом направлении. И я хотел сделать что-то подобное. Metro Area же являлся полностью противоположным проектом. Хотя были люди которые убеждали нас, что в музыку Metro Area непременно нужно добавить вокал. Даршан и я, мы были всегда резко против этого. Главной идеей, стоящей за альбомом Metro Area, были дабы. Диско-дабы, такое муди-буги. Собственно, для меня это был техно-проект и ни разу не диско. И мы своей музыкой, прежде всего, хотели вызвать определенные настроения. Мы запустили Metro Area где-то в 2000 году, и вокал правда где-то мелькал. За последнее время Environ развился в другом направлении. Я всегда хотел, чтобы он стал лейблом, на котором можно услышать массу разных стилей. Все мои любимые лейблы были как раз с такой политикой. Даже такой классический диско и буги лейбл как Prelude выпускал пластинки, которые были натуральной поп-музыкой. Различие заключается в том, что поп-чарты раньше были несколько другими, нежели, чем сегодня. Можно было запросто найти в R&B чарте поп-песню Шароны Редд (Sharona Redd), которая звучала и в клубах. Сегодня такое уже не встретишь, ну если только это не будет хип-хоп. Ой, снова начинаю ворчать. Люблю я поворчать. Но поп-музыка все равно всегда важную роль играла. Ну и надо сказать, что современная танцевальная музыка меня интересует мало. Время от времени мне попадаются новые треки, которые мне действительно нравятся, но когдавыступаю в роли диджея, почти всегда играю старые пластинки. Я стал чертовым старпером. Чтобы танцевальная музыка меня заинтересовала, она должна быть немного таинственной, что-то такое в ней должно быть, что я не сразу смогу понять или определить. А если слушаю сегодняшние пластинки с танцевальной музыкой, то я сразу понимаю как создавался трек, что вообще хотели сказать музыканты. Это ведь все становится сразу очевидным. Просто когда ты пишешь поп-песни или даже инди-музыку, то ты можешь концентрироваться на других звуках, чтобы создать нечто хорошее. Там способов выражения больше. Мне это нравится.«Double Night Time» наполовину состоит из песен а наполовину изклассических техно-треков. Есть песни, которые я записал, используя акустическую гитару. Я не добивался правильного звучания, а порой вообще писал песни так, чтобы их можно было сыграть на пианино, и они, как мне кажется, страшновато звучат. Это были треки, на которых по большей части звучит вокал Джереми. Я в большей степени отвечал за создание техно-треков. Там не так сильно все зависит от песенной структуры или мелодии, ведь песня должна развиваться, а тут уже надо использовать звуковой дизайн, разные студийные трюки. Мне нравилось увязывать между собой и то и другое. В танцевальной музыке редко идет речь о песне, там все заморачиваются на звуке. И поэтому такая музыка быстро устаревает. Как только на рынке появляется новый плагин, все начинают его использовать и он быстро становится скучным и все ждут нового плагина. В этом есть что-то занятное, но это делает музыку одноразовым продуктом.

Ты довольно много выступаешь как диджей. Как же тебе удается это делать с твоим явным недоверием к танцевальной музыке? Ты также относишься и клубному времяпрепровождению?

За последнее время я довольно много сводил. Моя главная мотивация в музыкальном мире - это оставаться музыкальным творцом. Музыкантом, который вечно что-то записывает. Никаких живых музыкантов, никаких диджеев. Даже если мне нравится и то и другое. Я хотел стать кем-то вроде….(думает)….Квинси Джонса, например. Не то, чтобы мне нравилось все, что он делал, но я хотел быть похожим на него из-за того, что он чувствует чей-то талант и помогает людям его реализовать. Мне нравилась сама идея, когда сам человек находится в тени, а за него говорит его музыка. Мне нужно лучше научиться музицировать, чем болтать, потому что когда я начинаю болтать, то жалуюсь и ворчу. Одним словом, это он - мой идеал. Однако культура изменилась: люди выкладывают музыку в сеть, продажа музыки падает и все такое, так что это умение больше не нужно. Поэтому так много в последнее время диджею, зарабатывая таким образом себе на жизнь. Правда я бы с удовольствием посидел бы полгодика в студии, отшлифовывая пластинки. Я не говорю, что мне не нравится сегодняшнее мое положение, я рад такому количеству выступлений, но в идеале, я должен другим заниматься. Если бы у меня была возможность безвылазно сидеть в студии круглый год и зарабатывать этим себе на жизнь, то я бы диджеил три раза в год. Просто я больше радуюсь, когда музыкой занимаюсь.

Морган Гейст. Изображение № 2.

Double Night Time

Джереми мне сказал, что «Double Night Time» должен был стать этаким анти-Metro Area альбомом. Не мог бы ты рассказать по этому поводу поточнее?

Все верно сказал он. Но ведь Metro Area группа не чья-нибудь, а моя. Это моя музыка. И, понятное дело, это высказывание можно поставить под сомнение. Я не могу сделать анти-альбом Metro Area. Просто Metro Area - это другой вид моей работы, более педантичной и тщательной. Мы очень тщательно подходили к тому, как что звучит, где у нас вылезают ошибки. Это была реакция на то, что даже классические записи дополнительно обрабатываются. Поэтому все старые диско-пластинки растаскиваются налупы и фильтруются. А мы работали так, как будто это все делаем живьем и создаем собственные оригиналы диско. После того, как Metro Area начали так делать, диско снова получило стимул и его начали все больше и больше слушать. Я даже тут прочел, что сейчас начнется возрождение диско. Однако, это мне не понятно. Скорее всего, это все благодаря успеху Hercules & Love Affair. Все запрограммировано. Сейчас есть несколько человек, которые играют угарное, космическое диско, и я тут подумал, а какой была бы реакция, если бы я написал альбом в жанре нью-вейв. С драм-машинами и клавишными (смеется).«Double Night Time» не очень вписывается в происходящее. Это не очень энергичная и мягкая музыка. Ну то есть я против всего этого. То есть не то чтобы у меня какая-то жесткая позиция была, а просто мои размышления на этот счет (смеется). И в этом отношении это да, анти-Metro Area альбом. Я просто представил себе, что делаю все эти неизвестные диско-эдиты, как-то аж хорошо стало.

<b>В промо-текстах мелькают слова вроде «запретные удовольствия» и глэм-рок…</b>

(смеется) Нет, это был прогрессив-рок. У меня первый контакт с синтезаторной музыкой был в детстве, когда мои старшие брат с сестрой слушали ее. Devo и B-52 слушала моя сестра, а брат слушал Yes и Emerson, Lake & Palmer, и тому подобную чепуху. На альбоме есть песня «Sky-plue Pink», в котором я свои воспоминания обработал о китче Emerson, Lake & Palmer и пафосе Pink Floyd. Эта бесцветная, мелодраматическая песня написана в честь моего брата. Когда я был маленьким, у него были длинные волосы, наверное, много травы выкуривал, и всегда называл момент, когда летнее солнце заходило за горизонт, и еще было синее небо, так вот он этот момент называл «Skyblue Pink». Ну это такая нелепая штуковина в духе хиппи. Многие из этих прог-роковых вещей и вправду плохи. Как-то неудобно даже. Но эти вещи на меня производили нужный эффект. Песня «Nocebo» на альбоме – это еще один пример из моих воспоминаний: как я, шестлетний, лежу с братом на земле и слушаю его пластинки с классикой рока. Все это пронизано ностальгией.

http://media.imeem.com/m/cOTg2SOmHw/aus=false/

<b>А есть ли свет в конце туннеля?</b>

Facebook сегодня важнее музыки. Если ты принимаешь все близко к сердцу, то можешь себе представить как все маргинализируется, и тогда твой энтузиазм может пошатнуться. Но никто не знает, что будет дальше. Можно привести пример с американской культурой еды. Развитие этой культуры можно рассматривать в качестве аналогии к музыкальной культуре. В течение долгих лет речь шла только о том, что все должно становиться дешевле, способы снабжения быстрее и все в таком духе. Тем временем, в больших городах возникло встречное движение. Уже есть движение SlowFood, люди запускают магазины с экологически чистой едой. У меня такое ощущение, что критическая масса скоро достигнет, и тогда люди просто взбунтуются. Наверное, что-то похожее будет и с музыкой. Конечно, сравнивать еду и музыку несколько странно, но это все я очень близко к сердцу принимаю. Это (смеется) просто еще один способ разочароваться в американской культуре потребления. И сейчас все потихоньку изменяется. Майкл Поллан, который написал несколько книг, в частности, «In Defense Of Food», набирает популярность. И его основное высказывание заключается в том, что чем лучше еда, тем дороже она должна стоить. Дороже не в том смысле, что она должна быть недоступной, а в том, что придется менять приоритеты в пользу еды и платить больше денег за более высокое качество. И проводить больше времени за едой. Наверное, многое из этого касается и музыки. Наверное, музыка заменит фаст-фуд и когда-нибудь люди устанут от этого, и тогда к музыке снова вернется ее значимость.

<em>Автор: Свен фон Тюллен

перевод: Technoid, www.mixmag.info</em&gt;

полностью интервью с комментариями можно найти на сайте mixmag.info

Морган Гейст. Изображение № 3.

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.