Views Comments Previous Next Search

Одежда на вынос

22550
НаписалЛёша Непослушный6 августа 2009
22550
Если этот молодой загорелый блондин не врет, то он живет тем, что грабит бутики. Садиться в тюрьму в его планы не входит, "потому что там сидят профессиональные воры и лохи". А он себя таковым не считает. Воровство в дорогих магазинах он называет своим хобби. О своем увлечении он рассказал корреспонденту "Ъ" АЛЕНЕ АНТОНОВОЙ.

       Кириллу 24 года. Он не дитя рабочих окраин и не асоциальный элемент. Он любит классический английский стиль: ботинки Getta Gripp, пальто Merc на красной клетчатой подкладке и рубашки Lonsdail с двумя пуговицами на воротнике. И еще клетчатый шарфик, деревянный зонт-трость. По вечерам он выгуливает на Патриарших прудах свою обожаемую длинную низкую таксу на золотистом поводке. В позапрошлом году Кирилл окончил Институт иностранных языков. С красным дипломом. Себя считает настоящим яппи и "мажором". А последние пять лет живет тем, что грабит столичные и европейские бутики.


       Когда мы с Кириллом вошли в модную кофейню "Москва-Берлин", я заметила, что большая часть барышень за столиками невольно встрепенулась, а их ухажеры приняли "стойку". Секьюрити подобрался, но, узнав Кирилла, улыбнулся и предложил пройти в VIP-зал.


       — Меня здесь все знают. Они думают, что я известный манекенщик, работающий по контракту с парижским "Вогом". Там действительно есть французский педик, похожий на меня. Иногда меня это оскорбляет,— объяснил Кирилл.— Кстати, касаясь темы нашего разговора. Может быть, тебе здесь что-нибудь стырить? Ничего не нравится?


       Я немного обалдела. Подумав, сказала, что лучше не надо, воровать грешно и все такое. Потом все-таки спросила, а что здесь, собственно, можно "стырить". Ведь все плюшки, жареный сыр камамбер и прочие лакомства — под прилавками.


       — Ну почему же. Здесь масса дизайнерских штучек: вазочки, часы, красивые пепельницы и светильники. Да и сами тортики периодически выставляют на подносы для рекламы. Но не хочешь — как хочешь,— протараторил Кирилл, и мы плюхнулись за столик с изящным светильником.


       Кирилл ковырял вилкой жареный камамбер в брусничном соусе и разглядывал мой пиджак:


       — Неправильно одеваешься. Могу подарить тебе обалденный сюртук из летней коллекции Кристиана Лакруа из бутика на Кузнецком мосту за пять тысяч "зеленых". Без всяких задних мыслей. Понимаю, что на твою зарплату ты вряд ли его себе купишь. Мне это ничего не будет стоить. Только полчаса пустой болтовни с продавщицей. Они любят дешевые комплименты. После этого унести вещь — проще простого.


       Я вежливо ответила, что как-нибудь перебьюсь в неправильном пиджаке. Кирилл понимающе закивал и отправил в рот кусочек горячего сыра.


       — Ты ходишь в казино? Нет? Ну я, вообще-то, тоже не люблю рулетку. Считаю это глупым риском. А вот наблюдать, как визжат продавцы после того, как из их бутика с супернадежной охраной и кучей навороченной сигнализации какая-то сволочь прямо из-под носа вынесла дорогущие шмотки — вот это настоящий азарт. Это затягивает сильнее, чем пачки "зеленых", которые можно получить в обмен на выигранные фишки. С этим ощущением сравнимо разве что дикое количество адреналина, которое получаешь, когда ставишь на "зеро". Так что считай, что каждый развлекается в меру своего адреналина. Кто-то прыгает на "тарзане" в парке Горького, кто-то дурью мается в казино, кто-то любит виндсерфинг. Все это в конечном счете — экстремальные развлечения. А у меня свое — наколоть бутики,— гордо рассказывал "экстремальщик".


       Первой кражей Кирилла стали две пачки креветок и нарезка из лосося в маленьком продовольственном магазинчике на проспекте Вернадского году в 95-м. Тогда у них с подругой Катей почти закончились деньги, а очень хотелось чего-нибудь к пиву. У обоих обеспеченные родители, деньги дают постоянно и сколько потребуется. Но тогда показалось, что пора уже перестать клянчить у предков на мороженое. Пока Кирилл очаровывал пухлую брюнетку с украинским акцентом, расспрашивая ее о сортах пива, креветки и красная рыба из холодильника перекочевали в Катин рюкзак. Это оказалось просто. Через месяц папа отправил Кирилла в Лондон подтянуть английский. Ничего из еды он там не покупал — все необходимое просто уносил из магазинов.


       — Об этих приколах много писала пресса. Европейские супермаркеты наши люди обворовывали без зазрения совести, потому что это было очень просто. Разумеется, в тамошних супермаркетах, как и в наших, на всех продуктах есть маркировка, снять которую очень просто. На развесной товар наклеивается другая, заранее заготовленная, с нужной ценой и весом. Например, оторванная с другого пакета. Заторможенным европейским кассирам в голову не приходило, что огромный пакет фруктов или солидный кусок мяса никак не может весить 300 граммов. Раз на ценнике написано "300", значит, так оно и есть.


       Кирилл решил, что пора заняться чем-нибудь солидным и взрослым — все-таки второй курс обязывает. Гостя на следующий год в Париже, он отправился в известный бутик, чтобы обновить свой гардероб.


       — Первое время я действовал по стандартной схеме. Бродишь по магазину, примеряешь разное фуфло, кокетничаешь с продавщицами, рассказываешь увлекательные истории про свою жизнь в Польше или Чехии. А когда уже присмотрел вещи, нужно сделать озадаченное лицо, ткнуть пальцем в каталог, указав на первую попавшуюся шмотку, которой в данный момент в магазине нет, и сказать что-то вроде: "Мэм, а у вас принимаются предварительные заказы? Но чтобы не более чем через три-пять дней я смог получить вещь, а то, понимаете ли, я улетаю в свою Прагу. А у нас там это стоит гораздо дороже". Оставляешь какой-нибудь "свой адрес" — разумеется, вымышленный. А на тебе уже надета пара-другая брюк, галстуки в кармане, приглянувшийся пиджак под широким плащом. Разумеется, нужно не забыть оторвать от каждой вещи магнитные карточки.


       Кирилл признался, что первое время ему было страшновато брать коллекционные вещи "от кутюр". Особенно когда начал промышлять в московских бутиках. Несколько лет назад в Москве их было очень мало, каждая вещь была под строгим контролем и стоила от 5 до 80 тысяч долларов, а директора бутиков каждые полчаса выходили в зал — прежде всего для того, чтобы в очередной раз охмурить своих постоянных клиентов, которые были на вес золота. Именно тогда Кирилл освоил более серьезные методы "работы". Он начал изучать современные системы охранной сигнализации.


       Сверху на дверном полотне и дверной коробке напротив друг друга устанавливаются накладные магнитоуправляемые контакты. Они размыкаются, и тут же срабатывает сигнализация. Рядом с каждой рамой размещены прямоугольные или круглые датчики, реагирующие на повреждение стекла. В некоторых магазинах по периметру стекла наклеена металлическая фольга. Все контакты и датчики скрытой проводкой соединены с приемно-контрольной панелью, которая обычно находится в служебном помещении и через телефонную линию подключается к милицейскому пульту. Процесс сдачи под охрану таков: сотрудник магазина связывается с дежурным инспектором по телефону и сообщает пароль. Эта простейшая система охранной сигнализации несколько лет назад была установлена в большинстве магазинов, в том числе в бутиках. Правда, она уже устарела. Пришлось проявить изобретательность и обмануть сигнализацию. Первое препятствие на пути вора — входная дверь. Ее можно выломать, снять с петель, высверлить замок или подобрать отмычку. Но Кирилл решил, что это не для него.


       Он долго изучал охранные системы московских бутиков. Для этого ему пришлось даже купить несколько недорогих вещей, чтобы усыпить бдительность продавцов и иметь возможность подольше находиться в магазине. Наконец как-то вечером Кирилл вывел из строя один датчик: закоротил линию и снял с охраны один оконный проем. Проделал он это в тот момент, когда магазин только-только был сдан на охрану на милицейский пульт, а Кирилл купил недорогую майку и уговорил продавщицу, которая млела от его комплиментов, еще раз взглянуть на какой-то изумительный костюм. Ночью он без труда проник в магазин и вынес несколько самых дорогих вещей. Правда, после этого Кирилл решил на целый год забыть об этом бутике, тем более что "хлебных" мест в Москве с каждым годом становилось все больше.


       — До недавнего времени охранные системы в бутиках были почти такими же, как в остальных магазинах: на дверях и окнах — чувствительные датчики. После моего дебюта я осторожно "очистил" примерно пять бутиков. Многие вещи продал раза в три-четыре дешевле, чем они стоили в магазине. Разумеется, продал своим знакомым, которые знали историю этих вещей. Но несколько лет назад в торговых залах начали появляться более совершенные технические средства защиты от непрошеных визитеров. Это миниатюрные детекторы движения, реагирующие на перемещение человека по торговому залу, и датчики, регистрирующие изменения объема помещения — даже если приоткрыть дверь или окно, электронное устройство направит на пульт милиции сигнал тревоги. Кроме того, во все универмаги и бутики сразу после их закрытия приезжает наряд милиции с собакой. Сотрудники охраны производят так называемую зачистку — вместе с овчаркой проверяют торговые залы. Зачем все эти меры предосторожности? Казалось бы, системы сигнализации способны выявить любого вора. Как бы не так!


       Полтора года назад Кирилл придумал новый способ пополнения гардероба и кошелька. В конце рабочего дня он спрятался в комнатке, где стоят пылесосы и моющие средства, рядом с туалетом. Там он просидел до окончания работы магазина. Когда в бутик прибыла милиция и начала проверять торговые залы, служебная собака постороннего не обнаружила. Ничего подозрительного не заметили и продавцы. Наш грабитель продумал все до мелочей: перед тем как спрятаться в отделе, он снял с себя верхнюю одежду. Может быть, поэтому овчарка его и не почуяла.


       После закрытия магазина Кирилл вышел из своего убежища. Он прошелся по пустым торговым залам и принялся укладывать в сумки товары. Но как только он сделал несколько шагов, его обнаружил датчик движения, расположенный рядом с продовольственным отделом. На милицейском пульте тут же раздался сигнал тревоги.


       Через три минуты к бутику прибыла группа задержания. Сотрудники службы охраны осмотрели магазин и убедились, что двери закрыты и витрины целы. Между тем на пульт продолжали поступать тревожные сигналы. И тут Кирилл проделал трюк, о котором он рассказал с особой гордостью.


       — Меня спас маленький прибор-магнитокорректор, который я заранее изготовил с помощью моего друга, который работает с компьютерным "железом" в известной американской компании. Все необходимое для этого прибора продается на Митинском рынке. Я нажал на нем кнопки, и датчики перестали работать. Ментам стало ясно, что в магазине просто барахлит сигнализация. Тут подъехал директор магазина. Для порядка они зашли внутрь, директор угостил ментов коньяком, и все разъехались. Здесь-то я оторвался по полной программе. Вынес две дорогущих шубы, дорогие украшения и несколько кожаных курток. Посчитал — получилось что-то около $350 000.


       Кирилл рассказал, что датчики движения, как правило, устанавливаются на стене или в углу помещения (обычно под потолком). Оптимальное расстояние до пола — 2,3 м. Детектор размещается в белом пластиковом корпусе размером с сигаретную пачку. Кирилл знает, что в России электронные датчики не выпускаются, их закупают за рубежом. Недавно он начал знакомиться с поставщиками иностранной охранной продукции на отечественный рынок (см. вынос). Научился справляться с приборами, поэтому прекратил ночные рейды и работает днем. Он выносит все, что ему необходимо, прямо из-под носа радиоволнового обнаружителя в то время, как охрана и администрация говорит ему: "До свидания. Приходите еще". Ведь Кирилл не забывает оставлять свой адрес и телефон — делает крупные заказы. За пять лет Кирилл не попался ни разу. Пару раз ему приходилось "брать отпуск" и по полгода не появляться в бутиках...


       Наш ужин подходил к концу. Я доедала последний кусок своего любимого малинового штруделя. Пора было уходить, и я достала из сумки косметичку, чтобы попудрить нос. Тут Кирилл вспомнил:


       — Да, кстати, за это время мне несколько раз приходилось менять внешность. Конечно, я не делал пластических операций и не менял пол. Я полностью менял свой стиль одежды: от "кислотных" прикидов до классических костюмов. Я был клерком в очках в золотой оправе, рубашке с белым воротничком и дорогими сигарами. Был мальчишкой с клубных вечеринок, как модные ди-джеи. Косил под гомосексуалистов с длинными волосами и проколол себе ухо. Вот фотографии, посмотри. Разве меня здесь узнаешь? Ну что, пиджак от Кристиана Лакруа нужен?


       Он так настойчиво предлагал, что я задумалась: может быть, его история не вранье?



Журнал «Деньги»   № 26 (279) от 05.07.2000

Это интервью 9-й летней давности, но мне кажется и сейчас оно не теряет своей актуальности, особенно в условиях кризиса. Хотелось бы услышать ваши мнения, предложения по выносу одежды из бутиков. Также рассматриваются схемы ограбления средь бела дня с поддельником (продавец, напарник).


Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.