Views Comments Previous Next Search

Гражданское самосознание как оно есть. И как его нет

462969
НаписалЛена Смирнова26 февраля 2010
462969

Вчера утром выхожу из дома - средо-понедельник, выходные закончились, настроение на отметке минус 10 - и первым же делом проваливаюсь в сугроб. Основательно так проваливаюсь, по колено, зачерпнув снега в сапоги от души. Ну, думаю, все идет по плану - первый рабочий день не может обойтись без таких вот утренних радостей.

Иду дальше по направлению к автобусной остановке. Снег в сапогах начинает таять, а вместе  с ним - остатки оптимизма и энтузиазма. Между тем сугробы не уменьшаются (хотя иду я якобы по дорожке - или по тому месту, где дорожка должна быть). Я все также проваливаюсь в снег, и теперь меня беспокоит еще и то, что  это уже и не снег вовсе, а рыхлая грязе-солевая каша. Прощайте, мои новые сапоги! Аривидерчи, мои любимые брюки! Ангелы на небесах оплакивают мою незавидную долю и еще более незавидную долю моих вещей.

Слушая скорбное ангельское пение и созерцая горестные лица херувимов своим мысленным взором, я наконец-то упираюсь в непреодолимое препятствие - огромнейший сугроб, отделяющий меня от пешеходного перехода. Пешеходный переход мне нужен позарез, потому что остановка моего автобуса - аккурат на противоположной стороне улицы. Но - увы и ах! - туда мне не добраться, ибо путь мой преграждает просто-таки снеговая стена высотой с человеческий рост. По-моему, примерно такие стены окружали средневековые города, и перебраться через них можно было только с помощью штурма, да еще и с использованием огнеметов. В общем, я даже не тешу себя мыслью, что мне удастся нечто подобное.

Чертыхаясь, я поворачиваю обратно, делаю гигантский крюк до соседнего перехода, естественно, пропускаю автобус, жду следующий 20 минут, промерзаю до мозга костей, промокаю до нитки и в этом разбитом состоянии еду-таки на работу.

Ну это бы ладно - утро, не успели расчистить, у дворников тоже бывают выходные - я все могу понять. Но, возвращаясь вечером домой, я вижу все ту же картину - сугробы, грязь и отсутсвие дорожек. А поскольку дело происходит вечером, когда вдобавок ко всему ничего не видно, мой путь до заветной калитки превращается в преодоление трассы с препятствиями. Где-то в середине пути мне хочется лечь и умереть от бессилия.

Домой, конечно, я прихожу в состоянии берсерка, съевшего килограмм мухоморов. Мне хочется рвать, метать и вообще бороться за правду всеми досутпными способами. В состоянии аффекта звоню А. и рассказываю о положении дел на подступах к моему жилищу. Рассказываю долго и выразительно, с использованием обсценной лексики и таких художественных приемов, как синатксический параллелизм и парцеллялция - чтобы А. проникся, вестимо. На всю эту пламенную речь А. со свойственной ему флегматичностью невозмутимо отвечает:

-Ну что ты так переживаешь? Сходи завтра в муниципалитет, поговри с главой администрации, пожалуйся на бардак - они все и уберут.

На это мне сказать уже нечего, поэтому я умолкаю, как сдувшийся шарик, и, прекрасно сознавая, что никуда я завтра не потащусь, желаю А. доброй ночи и в скором времени сама отбываю ко сну.

На следующее утро (то есть сегодня), морально готовая к повторению вчерашнего кошмара, я выдвигаюсь на работу. Однако понимаю, едва открыв дверь, что масштабы катастрофы превышают все мои прогнозы. Снега в два раза больше, опять ничего не расчищено и лишь кое-где видны следы отчаянных, решившихся нырнуть в это снежное море.

При виде сей удручающей картины в моей голове что-то щелкает. Зажмурившись и приговаривая слово бл***ть, я выдвигаюсь-таки из дома. Я иду в муниципалитет.

Потратив полчаса на дорогу в это прекрасное учреждение и еще полчаса на поиск внутри него живых душ, я-таки получаю возможность в секретариате главы администрации написать заявление с изложением в нем всех своих претензий и требований. Я пишу долго и старательно, прищурившись и высунув язык. Мое эпическое полотно занимает два листа, я удовлетворенно ставлю внизу свою размашистую подпись и протягиваю секретарю получившуюся простынь.

И тут - о чудо!- дверь в кабинет открывается, и твердой поступью в комнату входит наш глава администрации. Конечно, такое везение я не могу пропустить, поэтому разворачиваюсь, корпусом преграждаю ему дальнейший путь и со словами "Иван Петрович, мне нужна ваша помощь!" начинаю свой рассказ о творящемся на нашей улице снежном кошмаре. Обалдевший от такого напора Иван Петрович слушает мой рассказ (а рассказываю я еще даже лучше, чем пишу), кивает головой и в конце с неповторимой чиновничьей интонацией изрекает: "Не переживайте, сегодня же разбиремся!".

Перед тем, как Иван Петрович все-таки скрывается в своей цитаде...кабинете, я говорю ему на прощанье:

-Иван Петрович, уж пожалуйста. А то если не разбиретесь, мне сюда придется каждый день ходить...

...Ивана Петровича передергивает.

... Собираясь отчалить из муниципалитета, чрезвычайно довольная собой, я задорно говорю  секретарше:

- Да, тяжело вам тут, наверное. Каждый день такие как я приходят с просьбами и жалобами...

- Да что Вы, - устало отвечает она мне. - Нету тут никого, никто не ходит. Вот до Вас на прошлой неделе пенсионера два были - а так все...

И тут у меня  в голове щелкает во второй раз. Какое же у нас, - думаю я, - "гражданское общество", какая "цивилизованность", какой "диалог между народом и властью",  если мы не можем пойти в муниципалитет и справедливо возмутиться тем, что нам не чистят улицу ?! Более того - если нам даже в голову не приходит, что это можно и нужно сделать! Мы будем ругаться  про себя, обсуждать это безобразие с соседями, трясти кулаками перед телевизором, как Сергей Юрьевич Беляков, обвиняя власти в разгильдяйстве, - но пойти и разобраться  в ситуации, попросить ответа у тех, кто действительно за это отвечает - нет уж, увольте. Нет времени, нет желания, нет потребности. Пусть будут сугробы - а  вместе с ними и повод для разговров на лавке, в автобусе и курилке на работе.

В общем-то, ради этого я написала сей пост.

До тех пор, пока мы будем безмолвствовать, пока каждому-из-нас-отдельно-взятому будет безразлично происходящее вокруг ровно настолько, насколько нужно, чтобы не пойти, не сказать и не сделать - никакой модернизации страны, никакого улучшения качества жизни - ничего не будет.

 

P.S.  Ах да. Сегодня вечером я шла домой по расчищенной дорожке.

Улавливаете? 

Рассказать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.