Views Comments Previous Next Search

Лара Копылова

13216
НаписалBritish Council3 февраля 2010
13216

Лара Копылова — искусствовед, архитектурный критик; выпускница музыкального училища при Московской Государственной консерватории им. П.И.Чайковского и МГУ им. М.В.Ломоносова по специальности история искусства. Работала у журналах «Проект Россия», Vogue, соавтор книги «Архитектор Борис Великовский». В 2000-2007 гг. была заместителем главного редактора журнала «Интерьер+Дизайн». С 2008 г. — эксперт архитектурного журнала «DOMUS». В январе 2009 г. стала основателем и главным редактором собственного проекта — веб-журнала «Эка.ru», посвященного экологической архитектуре.

Лара Копылова принимала участие в качестве эксперта в сессии «More nature,less architecture», проходившей в Москве 18-19 декабря 2009 г. и организованной Британским Советом проектом «Теории и Практики» совместно с партнёрами.

Лара Копылова. Изображение № 1.

Может ли концепция «зелёного» строительства привести к смене парадигм в архитектуре?

У меня нет готового ответа на этот вопрос, но думаю, что это возможно. Прежде мы создавали здания-спектакли, здания аттракционы.

То есть путь архитектуры в двадцатом веке – это поиск новых форм?

Да, это формообразование, за которым всегда стояла определённая философия. Здания в стиле деконструкции имеют ломанные формы, за это мы называем их здания-взрывы. Такой стиль был связан с философией двадцатого века, с катастрофами двадцатого века, и архитекторы хотели это отразить в соответствующих формах.

Сейчас в мире господствует экологическая идеология, пожалуй, это единственная идеология, которая сейчас существует. В двадцатом веке сменилось множество идеологических концепций, и все они, в том числе и социалистическая, потерпели крах.

Современные философы стараются избегать идеологий, поскольку они всегда существуют с определёнными натяжками и искажают реальность. В этом плане экологическая идеология выгодно отличается от остальных. Она подразумевает ответственность перед следующими поколениями, которым мы должны оставить землю в достойном состоянии. Если мы сейчас потратим всю нефть и весь газ – а этих запасов нам хватит ещё лет на пятьдесят, – то наши потомки столкнутся с серьёзной проблемой.

В двадцатом веке в архитектуре господствовала технологическая идеология: каждое здание было чудом техники. Небоскрёбы стали воплощением мощи, энергии, думаю, что многим людям такой подход нравится до сих пор. Экологическая идеология более гуманна, она меньше связана с формообразованием, ей импонирует традиционная архитектура: невысокие здания из кирпича с небольшими окнами, без кондиционеров. Такие дома стоят очень долго – около ста лет – и вписываются в облик современных городов. Экологической концепции соответствуют также деревянные дома, в том числе дома в традиционном русском стиле, при условии, что они будут качественно построены и снабжены солнечными батареями. Я считаю, что экологическая идеология способна вдохновлять архитекторов на поиск новых форм. Появились здания, которые ближе к природе: это или здания-ландшафты или здания, копирующие отдельные природные элементы (цветовые решения в зелёной гамме).

 Лара Копылова. Изображение № 2.

Вам не кажется, что природа пожирает архитектуру? Архитектура всегда служила возвеличиванию человека, который стремился покорить природу.

Не столько покорить, сколько обозначить себя в мире природе.

В данный момент природа пожирает архитектуру. Нужны ли нам будут через двадцать-тридцать лет архитекторы? Или «зелёных» инженеров будет достаточно?

Эта проблема возникла очень давно. Дело в том, что в классической традиционной архитектуре таких сложностей не возникает. Традиционная архитектура полностью отвечает за человека: она создана таким образом, что её пропорции учитывают особенности человеческого тела. Она отвечает за место человека в мире, и она совершенно не похожа на природу.

Но ведь колонны строились из дерева…

Греческая архитектура перестала ориентироваться на природу: центральное место занял человек. С другой стороны, классическая архитектура за счёт своих пропорций существует в гармонии с природой. Когда в двадцатом веке появляется модернизм, возникает определённый перекос в сторону техники. Архитектура становится методом отражения новых технических возможностей. Помните, у Маяковского:

Мы
разносчики новой веры,
красоте задающей железный тон.
Чтоб природами хилыми не сквернили скверы,
в небеса шарахаем железобетон .

Модернистские здания как раз похожи на самолёты, на корабли, человеческого начала в них гораздо меньше. Эта линия отчасти продолжается в экологической архитектуре: здания похожи на природу, на ландшафты. А человек остался в классике.

Если же говорить не о форме, а об общем смысле, то эко-архитектура – это настоящий прорыв, потому что в ней учитывается всё. Здания строятся с учётом культурной составляющей: они должны быть полезны для всех жителей района, они должны быть красивы, и в то же время должны вписываться в окружающий ландшафт. Все эти составляющие очень важны, поскольку они формируют понятие устойчивой архитектуры.

 Лара Копылова. Изображение № 3.

На лекции вы демонстрировали фотографии различных общественных зданий и фабрик, однако основной объём городской застройки – это жилые комплексы. Хочется, чтобы жилые дома были экологичными и красивыми, а «зелёная» архитектура – это прежде всего функциональность, а не эстетическая привлекательность.

Такая проблема действительно существует. Когда мы только создавали наш сайт, я отбирала фотографии самых известных «зелёных» зданий. Честно говоря, я была обескуражена: многие из них некрасивы, они никогда не будут памятниками архитектуры. Я отвечу вам словами критика Николая Малинина: «Зелёная архитектура некрасива, потому что она ещё маленькая». Она ещё не обрела нужную форму. Она ещё в самом начале пути. Инженерное решение уже придумано, а образ ещё не найден. Это дело времени, а поиск образа – интересный процесс. В 1996 году известные архитекторы мира, такие как Норман Фостер, подписали хартию о солнечной энергии в архитектуре и строительстве. Они постарались решить эту проблему. Например, у Фостера здания и «зелёные», и выразительные – всё на должном уровне.

Что касается оформления жилых зданий, то это вопрос экономики. В северной Европе распространено довольно привлекательное малоэтажное жильё. В своём доме проще проводить какие-то преобразования: можно, например, собирать дождевую воду и использовать её для поливки сада. На западе для этого есть определённый стимул: люди дорого платят за коммунальные услуги и стараются экономить. Кроме того, жители экологичных домов, например, домов с солнечными батареями, получают субсидии от государства.

Наблюдается ли изменение во взглядах среди современных российских архитекторов или же экологичная архитектура – дело будущего, и нам надо ждать, когда подрастёт следующее поколение мастеров?

Когда я говорю на эту тему с нашими наиболее опытными и успешными архитекторами, я вижу, что теоретически они «за», но особого интереса у них нет. Им кажется, что это далеко от жизни, что это им не поможет в бизнесе. Представители среднего поколения, которые только приступили к городскому строительству, совсем другие. Многие из них сейчас едут учиться и получать нужные сертификаты. Они строят для западных заказчиков, которым нужны «зелёные» здания.

Молодые архитекторы более гибкие. Необходимо организовать открытые курсы, чтобы вырастить новое поколение «зелёных» архитекторов, тем более что у нас есть опытные специалисты в данной области.

Что касается меня, я сейчас строю загородный дом, который, надеюсь, будет достаточно «зелёным»: он деревянный, мы установим в нём солнечные коллекторы для подогрева воды, в нём будут энергосберегающие окна.

 

беседу вела Мария Фадеева 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.