Views Comments Previous Next Search

"Новые Художники" (1982-1987)

13844
Написалah_ogo30 марта 2011
13844
"Новые Художники" (1982-1987) — Искусство на Look At Me

Андрей Крисанов, «Альберт Хофман едет домой», холст/акрил, 50х40см., 2010г.. Изображение № 1.Андрей Крисанов, «Альберт Хофман едет домой», холст/акрил, 50х40см., 2010г.Новые Художники

(1982-1987)



Главное обаяние Новых - это энергия молодости,  свободы и живой игры. Игры в нолики, игры в классиков. Все началось с "Ноль объекта" Т.Новикова и И. Сотникова, отверстия в стене на выставке ТЭИИ в 1982 г. Тимур Новиков любил всё новое и "нолики".

    Если вы придете к  художникам в их мастерские поговорить об их работах, то скорее услышите истории и мифы того времени  перемен, времени  "дворников и сторожей" (кочегаров), т.е. социальных бездельников, но активных творцов. Надо заметить, никто не уехал из страны, кроме Е.Козлова, и мало что изменилось в их мастерских - этакая петербургская вечность, где все прекрасное самомузеефицируется. Границы реальности  размыты: искусство как жизнь и жизнь как искусство, философия жизни как праздника все это экспрессивно воплощалось в творчестве. Экспрессионизм во многом  созвучен революции, ("Ленинград - город муз и трех революций", рейволюций), здесь эта революционность продолжает сохраняться в живописной традиции.

    В 1985 г в статье-прокламации "Процесс "перестройки" в творчестве "Новых" Новиков среди других ключевых слов и понятий, описывающих творчество объединения, употребляет слово "накал", отсылающее к раннеавангардным образам яркого солнечного света и напряжения борьбы: "Предельная температура среды, возможность гибели художика в борьбе за новое создает гигантов духа. Произведение художника превращается в объект силы.".

  Е.Андреева: "Язык "Новых", сформировавшийся в 1982-84 гг, в темное неопределенное время .., предвосхитил язык перестройки в том смысле, что они не дали мутной действительности строить себя. В эпицентре крепчающего социального маразма они выступили ярко и дружески слаженно под знаменами героического абсурда. Героический абсурд - особый риторический тон, позволяющий взять пафосную ноту, говоря о самых непрезентабельных вещах, и о затертых в употреблении общезначимых темах, говоря идиотически (если иметь в виду, что идиот по-гречески - человек особенный, живущих вне норм социума своей жизнью). Главная особенность такого пафоса в том, что его не может по понятным причинам использовать власть. И, конечно, во времена, когда общество принимает за норму нечеловеческое поведение, идиотский героический абсурд как род юродства становится выходом из положения, в частности, он очень распространен в авангардном искусстве ХХ века."

  А.Хлобыстин: "В конце 1970-х народившийся панк и его близнец - гламур привлекли внимание ученых-антропологов, социологов, культурологов. Они всерьез заговорили о молодежной культуре мегаполисов, "новой городской дикости". Весь этот балаган наряду с новой волной романтики врывается в большое искусство, музеи и поп-культуру. Параллельные этим явлениям НХ, начав в 1970-е с юношеских сентиментально-символических "сюриков" и хулиганских граффити в школьных тетрадках, вскоре всерьез  заинтересовались современным искусством, и нашли собственный художественный язык в контексте отечественной традиции. В итоге, отсутствие спреев спасло СПб от подросткового вандализма, а НХ оказались гораздо культурнее и в буквальном смысле живучее, чем их западные сверстники, навсегда оставшиеся в 80-х."

    А. Хлобыстин - художник (выставляется с "Новыми" с 1987г.), куратор, писатель, издатель неформальных журналов и газет, "самый оригинальный извив мозга в СПб", по словам Е. Андреевой. В представленной здесь картине, он отправляет корабль "Силы Добра" с командой народных героев: от чебурашки до Гагарина, под  классическим образом прекрасно-возлежащей, покорять неосвоенные творчеством территории.

 О. Котельников, один из самых легендарных художников Петербурга, (один из самых "диких" и самых утонченных художников), лишивший многих страха перед кисточкой,  писал  легко и быстро  истории, продолжавшие линию черного юмора в искусстве.

Излюбленными образами Котельникова были  "докторишки". Источником зловеще-карикатурного образа лекарей послужили венгерские журналы комиксов и учебники по судебной медицине, чей художественный потенциал был высоко оценен в среде "Новых" и некрореалистов.  По свободной, суровой манере ему близок И. Сотников, который использовал в своей живописи мотивы массовой культуры, машинки и персонажей из компьютерных игр, во множестве изображал любимые им ёлки.

 

 

Борис Кошелохов "совершенно потрясающая личность, украшение Сайгона 1970-х" (по словам Новикова), оказал сильное влияние на  Котельникова и "Новых" вообще. Он отвергал значение профессиональных знаний живописной культуры и критерий художественного качества.

 Учительствовал бывало: "почувствуй себя художником до того как взять кисть в руки и : "Х+ярь!" Это его фраза: "Все - художники и всё - искусство", созвучная теории Ларионова и Зданевича.  

Т.Новиков:

"Ленинград отличается от Москвы тем, что здесь экспрессионистская традиция была своя. Она не рефлексировалась от Запада, "новых диких", "фигурасьон либр" или "граффити" какого-нибудь, и, скажем, если группа "Детский сад" в Москве отталкивалась от западного неоэкспрессионизма, то вот у нас здесь был художник Кошелохов, который в свое время эту живопись считал своей собственной, ни на кого не похожей. Он делал ее еще в 70-х годах. А до Кошелохова были Васми, Шагин, Шварц, Арефьев. То же самое, но только в маленьком формате. И был выдающийся художник Черкасов, который делал абстрактные вещи. И эта традиция так и держится. Исключения, наверно, - это Хлобыстин, Козин с Масловым, которые заглядывают в заграничные журналы. А Олег Котельников - это чисто местное явление. Он не смотрел в западные книжки, не видел никаких каталогов. Это - собственная продукция, поэтому она так долго и держится".

   "Страшные" картины, Котельникова, неопримитивистские и неоэкспрессионистские, по его же словам "имитировали состояние всеобщего созидательного разрушения", состояния  того времени: перестройка-разрушение страны. Позже манера становится менее экспрессивной, "дикость" уходит, появляются  "аккуратные тенденции", как их называл Новиков. Тяга к формальным играм, плоскостности и линейности, все больше сближает работы конца 1980-х годов с эстетикой постмодернизма. Сосредоточием постмодернистского искусства является поиск новой красоты, осуществленный в форме ироничной игры и с отсутствием эстетических запретов.

Более поздние работы Котельникова обретают имманентное равновесие. В картине "Мост" он тонко передает суть Петербурга внутреннего и внешнего. Сразу узнаваемый Аничков мост с конными скульптурами Клодта, нарисованы какими-то закорючками, как будто  ребенком.   А подобное сочетание оттенков голубой реки и зеленовато-болотного цвета неба, точно передает постоянное Петербургское Серое. Серый цвет для петербуржцев с развитым художественным глазом невероятно богат. В картине Т.Новикова "Троицкий Собор", небесная синева смешиваясь с желтыми и оранжевыми зданиями, тоже создает холодное, промозглое Серое. Неизменные, узнаваемые атрибуты города ( "Петра, Ильича и Чайковского" как говорит Котельников, к тому же  еще и поэт и автор многих крылатых фраз) - купол собора и мост,  деревья без листьев.  Детскость рисунка оправдана,  "Новые" сознательно не взрослели, чтобы не подчиняться какому-либо порядку. Даже последующие метаморфозы в "Новых серьезных" и "Новую Академию" были прекрасной игрой.

    В 1997 г Котельников совместно с А.Медведевым осуществил  проект "Север-Юг", предлагающий альтернативу   геополитической оси  Запад - Восток. Символом его Юга стал пингвин, а у Медведева соответственно белый медведь. Изображались, эти ставшие тотемными знаки, во множестве . Медведи идут узором по краю картины, под куполом неба, те самые мишки с оберток конфет "Мишка на Севере",  ритмично повторяются  как и сэмплированная техно музыка набиравшая в то время обороты.( по Тимуру, принцип "Ноль-музыки"- коллаж,  манипулирование готовыми формами.)

   Дирижабли  появились позже, когда Тимур провозгласил неоакадемизм и А.Медведев стал профессором Новой Академии. (Он был одним из немногих с художественным образованием).  Дирижабли на фоне неба, льдин, над Дворцовой площадью  писались последние несколько лет, вплоть до его кончины летом  2010 г.

 

"Нельзя на землю нам спускаться, на землю сел и не подняться" и еще: "Смерть прекрасна и так же легка, как выход из куколки мотылька" (О.Григорьев - поэт, друг Котельникова, написавший много полудетских, полувзрослых очень веселых стихов. )

 

    Почти все участники группы "КИНО" рисовали.  Непосредственное влияние на  В.Цоя оказали Котельников, Медведев, Новиков (с его теорией "перекомпозиции" и знаковой перспективы) и Кейт Харринг, который присылал "Новым" свои плакаты. У Цоя это сюжетные рисунки, бои квадратноголовых, контурные человечки..  Таких же угловатых персонажей рисует и А. Крисанов (бас-гитарист "Кино").  

  Для Инала Савченкова главное воображение и  тоже детская непосредственность. Его картины - это истории с фантастическими героями,  мультипликационный стоп-кадр. Он создает абсурдические  мультфильмы в коллажной технике. (см. клип С.Курехина и его "Поп-механики").  Абсурд является вратами к потаенному. Бессмысленные ситуации или положения, в которые попадает человек, часто открывают ноуменальное существо человека ("сокровенного сердца человека") и его отношение к тому, что превосходит его понимание.

В 1987 г. И. Савченков основал группу "Инженеры искусств" и  общество "Северный полюс" для занятий кино и мультипликацией.

  "Пишу, что вижу", то что вокруг, что под рукой, как у Гуцевича "Кошка и мышка" появились из давно лежавшего дома детского рисунка. Работа с возможным названием от автора: "Кот молодой, поляны не сечет, мышей не ловит". Часто рисует несколько картин на один и тот же сюжет. 

В картине "Богатыри скачут" ассоциативный ряд с   с "Красной конницей" Малевича, те же полоски - примерная схема земли. Новозаветные всадники на линии горизонта,  похожие были у Батищевой,  ливанский кедр, маврикийский дуб, эвкалипт.. Знаки, ассоциации, воспоминания, выстраиваются в свою историю. Живопись Гуцевича  яркая , минималистичная, всегда теплая по колориту, даже жаркая.  Для Гуцевича как и для Малевича,  важно первенство цвета.   Красный бык, заполняющий почти все поле картины, часто повторяется в его работах и стал его отличительным неопримитивистским знаком.  Ангел, сворачивающий вселенную на красном фоне хаоса, сюжет которого подсмотрен  с фрески  Кирилловской церкви ХIIв, в Киеве, оказывается удивительным образом иллюстрацией к современным научным теориям об эволюционно-спиральном развитии мира. Абсолютная целостность видения поражает в его пластическом языке, делая его одновременно универсальным и элитарным.

Влад Гуцевич также создавал  литературные тексты и произведения Мэйл - арта совместно с Вадимом Овчинниковым.

   Экспрессионизм как аспект живописного искусства, существовал длительное время, с тенденцией опрощения, основанной на народном искусстве как "истинном" и "человечном". Т.Новиков: "Русское искусство в высшем проявлении - торжество идеи добра. Может быть, молодость заставляет расширять традиционную формулу "добра" и "радости". Изображение радости, по мнению "Новых", наилучший метод выражения идеи добра.   

 (с) Нора Кон



Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.