Views Comments Previous Next Search

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники

11745
НаписалЖеня Лаптева6 апреля 2012
11745

Употребляя слово «памятник», мы подразумеваем конкретные скульптуры, установленные в конкретных местах в память о выдающихся личностях или исторических событиях. Использование образов известных монументов в современном искусстве становится не редкостью, особенно, когда речь заходит об идентичности, политической истории и современной мифологии. На 53 и 54 Венецианской биеннале были замечены несколько проектов, объединенных этой важной темой.

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 1.

Во-первых, проект Кристины Норман (Christina Norman) «После-Война», павильон Эстонии, во-вторых, проект «Глория» амеракано-латинского дуэта Дженнифер Аллоры  ( Jennifer Allora) и Гильермо Кальсадилья (GuillermoCalzadilla) в павильоне США, и, в-третьих, «Мутация» Еброла Мельдибекова (Казахстан), показанный в рамках выставочного проекта «Lingua Franca» в павильоне Центральной Азии. Объединяет  их проблема идентичности. В Эстонии и Казахстане она связана с расставанием бывших стран СССР с советским прошлым, в американском «плавильном котле» с глобализацией и мультикультурностью. 

Как показала практика, лучше всего говорить об идентичности, мифе и политической истории, манипулируя историческими памятниками, так делали политики и так стали делать художники. Устанавливать и свергать памятники дело не хитрое, но всегда важное, предвещающее закат старой эпохи и начало новой. Современные художники работают не просто с памятниками, а с исторической памятью, с символами устаревшей идеологии, в их поле зрения история с ее прошлым, настоящим и будущим и историческое самосознание людей. 

Прежде чем отдельно обратиться к каждому проекту, взглянем на них в контексте биеннале. Проект Кристины Норман «После-Война» идеально вписался в тему биеннале Making worlds (Создавая миры) в 2009-м году, показав на примере небольшого мемориала в Таллине, процесс ежедневного переписывания истории. Проекты, представлявшие Американский павильон  и павильон Центральной Азии в 2011-м году также уместно затронули  национальный вопрос на биеннале с темой ILLUMInations (ИЛЛЮМИнации). Но не надо ждать от современных художников ответов. То, что они предъявляют зрителю - это, скорее, красиво сформулированные вопросы.

Статуя Свободы в солярии

Для создания проекта в павильоне Америки был приглашен необычный творческий союз: американка Дженнифер Аллора и кубинец Гильермо Кальсадилья, в настоящее время проживающие в Пуэрто-Рико. Их совместный мультимедийный проект «Глория» направлен на изучение роли искусства в сложных социальных вопросах, таких как национальная идентичность, демократия, милитаризм и свобода. Первая интерактивная инсталляция – перевернутый гусеницами вверх танк с прикрепленной работающей беговой дорожкой – метафора войны как нескончаемого и бесполезного тренажера. 

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 2.

Другая работа «Тела в полете» – перформанс настоящих американских гимнастов и атлетов на выломанных самолетных сидениях. Физический культ прекрасных, как греческих богов, гимнастов вызывает в памяти кадры «Олимпии» Лени Рифеншталь, чей талант навсегда связывается с искусством Третьего Рейха. Любопытно, что связь «Олимпии» и Америки существует: Рифеншталь не обошла стороной в своей картине успех американских, причем даже чернокожих, атлетов. Делая отсылку к этой известной работе, Аллора и Кальсадилья, таким образом, затрагивают тему «художник и политика». 

Центральной работой проекта «Глория» является 2-х метровая копия Статуи Свободы, уложенная в солярий. В оригинале эта 20-метровая бронзовая Статуя Свободы венчает вершину купола Капитолия – политического сердца США в Вашингтоне. Скульптор Томас Кроуфорд в 1863 году изваял аллегорию свободы: женщина, одной рукой держащая меч, другой щит и венок победителя. На голове у нее римский шлем. Вооруженная Свобода, как ее еще называют, символизирует патриотизм и терпение. В том, что художники положили важный для американцев памятник в солярий, сквозит ирония и черный юмор. Терпение, конечно, требуется любителям соляриев, но патриотизма от этого не прибавится, только кожа темнеет. Возможно эта работа так же, намекает на этнический состав современной Америки, на цвет кожи (раз уж, мы вспоминали Третий Рейх). Из 313 млн. жителей США  - 39 млн. «черные и афро-американцы» и 50 млн. «испанцы и латиносы». Выбор такого смешанного дуэта, как Аллора и Кальсадилья для национального павильона Соединенных Штатов, лишь подтверждает нашу теорию.

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 3.

Кстати, к образам памятников художники обращаются не впервые. Вдохновленные в 2002-м году памятником Христофору Колумбу в Сан-Хуане, столице Пуэрто-Рико, они сделали множество копий этой статуи из мела в совсем немонументальном размере и распространили среди учителей. Таким образом, художники затронули проблему исторической истины. История Америки, рассказанная сегодня в школе, соответствует ли она истории, рассказанной вчера, а, может, прошлое уже не важно, и оно  перетерлось в меловую пыль?

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 4.

Солдат в отставке

 «Воин-освободитель» в берлинском Трептов-парке, «Алеша» на холме Бунарджик в болгарском городе Пловдив, «Бронзовый солдат» в Таллине…Все эти памятники, как и десятки им подобным, были установлены в первые послевоенные годы на территории Европы, освобожденной от фашизма. Судьба монументов, посвященных героизму советских солдат,  сложилась по-разному. Об одной из них повествует проект латвийской художницы Кристины Норман «После-Война». Она стала не только очевидцем, но  и активным участником событий, развернувшихся вокруг памятника «Бронзовый солдат». Монумент был воздвигнут в 1947 году  на холме Тынисмяги рядом с братской могилой советских военных, павших под Таллином в Великой Отечественной Войне. В 90-х годах отношение к нему резко изменилось, и «Бронзовый солдат» был объявлен символом оккупации Эстонии войнами Красной Армии. А в 2007 году правительство Эстонии приняло решение перенести памятник из исторического места в центре столицы на Военное кладбище за городом, что привело к массовым волнениям, акциям протеста и погромам. Население Эстонии 1 млн. 340 тыс. человек, из них примерно 340 тыс. русских, которые восприняли решение властей оскорбительным. Проект «После-Война» включает в себя короткометражный фильм «Монолит» и позолоченную копию «Бронзового солдата», подвешенного в горизонтальном положении в Эстонском павильоне. 

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 5.

Супер-герой прошлого  выглядит беспомощным и ненужным, выброшенным, опрокинутым навзничь. Памятник мужеству, храбрости, патриотизму находится «в подвешенном состоянии», точно не решенная проблема. После того, как монумент, несмотря на народной недовольство, перенесли, Кристина Норман с группой поддержки 9 мая 2009 года привезла на место война-освободителя, своего «золотого солдата», за что -  пострадала от полиции. Зритель, словно переживает историю Эстонии, в которой главный персонаж это памятник, монолит – камень преткновения, не дающий никому покоя. «Монолит» - это экспериментальный короткометражный, документальный фильм, который на примере  дискуссии вокруг памятника павшим советским солдатам, наглядно отражает ситуацию внутри эстонского общества и отношения между Эстонией и Россией. Масла в огонь подливают средства массовой информации обеих стран. Стоит отметить, что художнице удалось придать памятнику  новый смысл. В фильме показано волшебное путешествие Монолита из космоса на территорию Эстонии, которое было зафиксировано на всех телевизионных каналах. Все-таки он жив!

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 6.

Ленин-мутант из Казахстана

Памятники Владимиру Ленину – это один из символов Советской эпохи, тоталитарная традиция советского монументального искусства. Такие скульптурные произведения не только увековечивали память вождя-революционера, но и являлись средством пропаганды. Трудно сказать, сколько Ильичей было установлено и в скольких городах Советского Союза. Проект  «Мутация» (2010) Еброла Мельдибекова - результат многолетнего исследования художника, посвященного пластическому языку, с помощью которого власть осуществляла коммуникацию с обществом. Мельдибеков собрал архив фотографий разного времени, связанных с трансформацией городской среды – в первую очередь, памятников и скульптурных композиций, отражающих смену политических приоритетов, настроений, режимов в странах Центральной Азии. Результатом исследования Еброла Мельдибекова стало собственноручное создание бюстов Ленина. Образ вождя художник доводит до абсурда, подвергает деидеологизации, то растягивая горизонтально, то сминая вертикально … Ленин приобретает черты Чингисхана, Лумумбы, или вообще выпадает из политического контекста, превращаясь в скульптуру Джакометти. Урок мутации, который нам преподал художник, карикатурно иллюстрирует процесс мифологизации исторических личностей, меняющийся, в зависимости от того, куда дует идеологический ветер.

Памятник поверженный: что делают с памятниками современные художники. Изображение № 7.

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.