Views Comments Previous Next Search

«Великий бомж русского искусства» - художник Павел Никифоров

02360
НаписалВладимир Черномашенцев10 апреля 2012
02360

«Великий бомж русского искусства» - художник Павел Никифоров. Изображение № 1.

Павел Никифоров (1941 – 1993)
МАКСИМАЛИЗМ МИНИМАЛИСТА


     Павла Никифорова по праву называли одним из "великих бомжей русского искусства". Он снискал известность, однако никто не назвал бы его популярным и уж тем более успешным художником.
     Слава и известность обходили его дом стороной – на самом деле это Павел Никифоров обходился без дома и без какого-либо подобия бытового комфорта в течение десятилетий своей неустроенной жизни, до краев заполненной творчеством и философско-мировоззренческими размышлениями об искусстве. Он, казалось, не ждал и не искал адекватной оценки своих работ – его целью было выразить себя по максимуму: с предельной искренностью и на пределе своих креативных возможностей.
     Павел Никифоров – незаурядный представитель московской концептуальной школы, одного из течений советского художественного андерграунда. Он всегда стремился выразить себя каким-либо нетривиальным образом. Павел отказался от холста и многих приемов традиционной живописи, вернувшись в определенной степени к ее иконописным истокам: заменив доску листом оргалита, он покрывал его левкасом (смесью мраморной крошки, клея и темперы). При такой технике красочный слой въедается намертво, так что на высохшей работе уже нельзя было ничего поправить или изменить. На протяжении всей жизни художник обращался к традиционным христианским сюжетам, преобразуя их по-своему, т.е. максимально абстрактно («Троица», «Крест животворящий», «Над миром», «Свеча» и др.). Триптих Никифорова «Троица» был опубликован в первом перестроечном альбоме художников московского андерграунда «Русь христианская» (1988), посвященном 1000-летию Крещения Руси и включавшем ранее запретные работы 55 мастеров, созданные за предшествующие четверть века.
     Самовыражение Никифорова приняло две основные художественные формы. Одна серия его работ может быть названа философско-семантической: художник создает сугубо индивидуальные, отвечающие его мироощущению плоскостные картины-знаки, картины-символы, картины-пиктограммы (“Знак Святого духа”, “Ветка Вселенной”, “Человек-галактика”, “Над миром”, “Окно Земли”). При этом автор отрицает цветовую гамму, а рожденные в его голове образы напоминают скорее не живопись, а графику или наскальные рисунки, причем предельно скупые и лаконичные. Завершенность сформированного художественного образа он подчеркивал, или скорее оттенял лессировкой. Каждая тончайшая линия на работах Никифорова (а он отдавал предпочтение именно таким линиям) настолько индивидуальна, что вполне могла бы служить его фирменным знаком, “визитной карточкой” или сигнатурой (может быть, именно поэтому Павел очень часто не считал нужным подписывать свои работы).
     По скупости художественных приемов, монохромности палитры и обращению к простым геометрическим формам, творческое самоограничение Никифорова можно было бы сопоставить с художественными установками его западных современников-минималистов Франка Стеллы, Сола Ле Витта, Роберта Мэнголда или Роберта Римана.
 
   Ярчайшим образцом минимализма по-Никифоровски, своего рода Эверестом его философско-семантической серии может быть названа работа “Фатальность”: более всего она напоминает взятую в рамку часть едва-едва окрашенной стены, на которой чья-то рука процарапала слабый след – фатальный знак надежды. В самом общем виде можно утверждать, что насыщенные смыслами и коннотациями и при этом обедненные в цветовом плане монохромные картины-шифры Павла Никифорова представляют собой молчаливые полисемантические послания или письмена, отправленные в Будущее.
     Конечно, среди современников Павла Никифорова не могло не найтись тех, кто принял вызов и сделал попытку прочитать и проинтерпретировать устремленный в будущее мессидж художника. Среди них могут быть названы такие известные коллекционеры и меценаты, как Георгий Костаки, Ника Щербакова, семья Эндер, бывший посол Франции в России Пьер Морель, обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Сурен Меликян и др. Их заинтересованность поддерживала Никифорова как в материальном, так и в духовном плане: и в том, и в другом он нуждался в одинаковой степени. Впрочем, если говорить откровенно, он мог бы, кажется, творить и в полном вакууме, по крайней мере – социальном вакууме: Павел Никифоров являет собой пример абсолютной самодостаточности.
      Последнее десятилетие своей жизни Никифоров провел в обстановке понимания, в комфорте и уюте, созданном его женой Мариной Соколовой, которая внесла в его быт атмосферу любви и преданности, разделяла его духовные запросы и сумела стать художнику настоящим другом.....

Читать дальше....

В культурном центре «Дом-музей Марины Цветаевой» (Москва) по 12 апреля 2012 года проходит выставка творческого наследия «великого бомжа русского искусства» Павла Никифорова «Максимализм минималиста». Подробнее о выставке смотри здесь.


Ссылка по теме: Подробнее о художнике Павле Никифорове смотри на сайте Нового форума изобразительного искусства HalloART.ru
>>>>>

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.