Views Comments Previous Next Search

Миуччиа на Заметку или Почему Меня Больше Не Пугает Светский Календарь

3680
Написал Достоевская12 мая 2012
3680

Миуччиа на Заметку или Почему Меня Больше Не Пугает Светский Календарь. Изображение № 1.

Я не люблю праздников для толпы. Там всегда не хватает хлеба и слишком много зрелищ. «Толпа» в моём лексиконе означает от шести человек до «всея Руси», собранных по крайне формальному поводу, вроде парада или крестин. В таких сложноподчинённых обстоятельствах я часто теряюсь духом и физически. Куда следует смотреть и как двигаться? Что нужно говорить, кому и зачем? И что можно одеть по случаю? Например, День Победы 2012 я бы с удовольствием отметила не на площади под оружейный рёв, а в тишине одного из музеев Нью-Йорка. Тем более что там открылась выставка «Elsa Schiaparelli and Miuccia Prada: Impossible Conversations on Fashion» или «Невозможные Беседы: Эльза Скиапарелли и Миуччиа Прада о Моде». Во-первых, такое взаимодействие гениев двух величайших итальянских дизайнеров можно уже воспринимать как прямой результат победы свободолюбия над идеологией фашизма. Во-вторых, благодаря кураторам Metropolitan Museum of Art у меня наконец-таки появился лаконичный термин, коим можно охарактеризовать сезон пати, пленэров, барбекью и прочих светских мероприятий периода с «майских» по первое сентября включительно. «Невозможные Беседы». Добро пожаловать в моё лето!

Мы все там были. Сейчас опишу ситуацию, а вы вместо «я» представляйте не меня, а себя. Практикуем отождествление персонажа не с автором, а с собственной персоной. Готовы? Вечереет. Настроение поднимается соразмерно падению температуры. Зона действия кондиционеров покинута, но меня не постиг тепловой удар. Разгар в целом приятной вечеринки «на природе». Мой наряд удачно вписывается в общий фэшн ландшафт: Rykiel, Ferragamo, Akhmadullina. Запах жаркое рикошетит от раскалённых углей. Он смешивается с полным парфюмерным рядом аэропортовых duty free и дурманит рассудок, который и так играет в поддавки с содержимым моего бокала. На небе ни облачка, на горизонте ни одной родственной души. Я вовсе не мизантроп. Просто я быстро устаю от перемалывания celebrity костей, советов решения проблем здоровья и развития фамильных отпрысков и плутания по политическим дебрям. В разговорах «о дураках и дорогах» я стараюсь избегать и тех и других. А так хочется про арт процесс, но без ценников, суфизм и теорию судеб, но чтоб без иронии, или даже о Высоцком, но без Безрукого. Извечное «что делать?» уходит терпким шлейфом в степь. Завернуться в шелка и слыть Мисс Скукой? Меланхолия в тренде.

Вернёмся в Нью-Йорк. Эльза Скиапарелли и Миуччиа Прада. Их разделяют эпохи, мировая война, бесчисленные кризисы и толпы в поисках свежего разочарования. Одна – культовая фигура сюрреализма, а другая – эталон постмодернистского подхода к реальности. Однако их жизнь и творчество похожи своим бескомпромиссным «я». Оставаться независимой Женщиной вопреки всему – это мужество! Если совместить сюрреализм и постмодернизм, получится как раз «по-ростовски». Уместно. Это как волшебный вид из окон ресторана Famous в Астор Плазе. Цирк напротив УВД. УВД напротив Цирка. Между ними трамваи, которые, как известно, не ходят кругами, а только от края до края. И над всем этим я, с коктейльной картой, как точка баланса в мире крайностей. Эх, люблю я пофилософствовать за Famous напитками. И тут мне на глаза попался номер журнала Interview. Это тоже сборник невозможных бесед невероятных звёзд. Моё заветное «альтер эго» - Алёна Долецкая – брала интервью у госпожи Прада, вооружившись стандартным вопросником для наших тусовок. Кто были ваши кумиры в детстве? Вы любите животных? Вы считаете себя знаменитостью? Ни на что из этого Миучча не повелась. Она самозабвенно говорила об эпохе невероятных возможностей, о том, что современное искусство необходимо чувствовать кожей, и что нужно очень много работать, если хотите быть интересным. «Я всегда делаю, а не думаю о том, что я могла бы сделать». Я записала цитату в свой оранжевый Moleskin, а затем вырвала листок и приклеила к трюмо в своём будуаре. Для пущей наглядности.

Я пока не уверена, получится ли у меня попасть на нью-йоркскую выставку до её закрытия 19 августа. Однако даже поверхностное знакомство с творческим союзом Schiaparelli и Prada возымело эффект концептуальной бомбы, повергшей мои изжившие себя жизненные устои в прах. Из этого пепла я восстаю новой и решительной. Я звоню подруге из верхнего бомонда и с искренней радостью сообщаю, что ввиду непредвиденных обстоятельств я всё-таки смогу быть на пикнике по случаю призового места команды её супруга в очередной яхтенной регате, от приглашения на который я ранее отказалась ввиду якобы других непредвиденных обстоятельств. Я стою, нага, перед зеркалом. За мной распахнутый гардероб с новыми красками и фасонами. Передо мной раскрытый органайзер с датами ключевых событий предстоящего лета. В моём сознании происходит нечто из ряда вон выходящее.  Итак, смертельный номер… Достоевская цитирует Билана. «Я знаю точно, невозможное возможно!» Впредь я буду носить только волевые одежды. Я буду нести энтузиазм в массы. Я буду умозаключать исключительно в позитиве. Я буду целеустремлённо двигаться к личному светлому будущему всеми Прадами и не Прадами. И на этот раз вопросы в беседах буду задавать я!

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.