Views Comments Previous Next Search

Ксения Перетрухина

52709
Написалкира Малинина7 апреля 2009
52709

Этот текст должен был появится в Харьковском журнале "Нове мистецвто/ Новое искусство", но журнал почил, поэтому пусть оно будет здесь. Мне оно кажется довольно интересным.

- Прежде всего, интересно узнать твое мнение о современном искусстве в целом? Как ты для себя его определяешь? Какое оно?

Ксения Перетрухина: Мое самое любимое определение современного искусства дал Акилле Бонито Олива – «это способ стать сложнее».

- Какие черты, как тебе кажется, характерны для него сейчас?

К.П.: Еще недавно на пике интереса было социальное искусство. Всех волновал глобализм-антиглобализм. Сейчас маятник качнулся в другую сторону – в моде формальное искусство, коллекционерское. То есть, если еще недавно решающее слово было у критика, то сейчас искусство словно увидено глазами коллекционера. Сейчас характерна орнаментальность, тиражность элементов внутри одной работы. В общем, ковер.

- Что такое видео-арт? Чем он отличается от кино? Где граница между видео-артом и кино?

К.П.: Это вопрос, на который мне часто приходится отвечать. Видеарт - это выполненное художником произведение искусства в видеоформате. От прочих видеоформатных произведений отличается изначальной постановкой художественной задачи. От кино отличается происхождением. Если кино восходит к древнегреческой трагедии, там есть история и драматургия, то видеоарт, по сути, – ожившая картина. Разумеется, конкретное произведение может полемизировать с этой установкой, но в целом это так. Характерно, что в России эта разделительная черта очень четкая, люди, которые занимаются кино, ничего не смыслят в видеоарте и наоборот. В мире не так, термин «видеоарт» не в ходу, просто «видео». И на международных видеофестивалях нет разделений между короткометражными фильмами и видеоработами художников. И это правильнее, на мой взгляд.

- Как тебе кажется, этот жанр уже сформировался или находится еще в стадии формирования? Можно ли выделить какие-то жанровые особенности?

К.П.: У меня есть друг, молодой куратор современного искусства, вот он считает, что видеоарт, как таковой, мертв. То есть что закончилась стадия, когда видеохудожники исследовали видео как форму, сейчас художники преимущественно занимаются исключительно содержанием, а не формой, поэтому работы называются не «видеоарт», а «films».

- Появление нового жанра в искусстве происходит не так уж часто. Как тебе кажется, почему возник такой жанр как видео-арт?

К.П.: Думаю его возникновение продиктовано прежде всего вхождением в обиход видеокамеры, которая удешевила съемку и сократила дистанцию между тем, кто камеру держит и объектом съемки. До возникновения видео битхудожники периодически снимали на кинопленку, чаще любительскую, У Энди Уорхола, например, есть серия работ под названием «Кинопробы». У него была любительская кинокамера, в которую заряжались бобины продолжительностью в 3 минуты, и он просил своих друзей, обитателей и знаменитостей Фабрики, замереть на 3 минуты перед камерой. Ну и на слуху две его классические многочасовые работы – это «Эмпайр» и «Сон». Были и другие прецеденты использования кинокамеры, но видеоарт как жанр обязан именно доступности и простоте использования видеокамеры.

http://www.youtube.com/v/pXRqQUmFw3g&hl=ru&fs=1

- Как появилась идея создания фестиваля «Пусто»? Почему «Пусто»?

К.П.: В 2002 году Ирина Саминская обратила внимание на пустующий рекламный щит в самом центре Москвы, на пустыре неподалеку от Пушкинской площади. У нее появилась идея – проецировать на этот щит видеоарт. Она предложила мне организовать с ней на пару видеофестиваль, и вот уже седьмой год, как мы этим занимаемся. Ира же придумала название – ПУСТО, и мы вместе подтянули к нему «пустырную идеологию», а именно решили избегать престижные и раскрученные места и наоборот наводнять искусством места пока еще им не охваченные. Это первое форматное ограничение. Свою цель мы обозначили как «вынести искусство из галерей в город». Мы позиционируем свой проект как Паблик Арт, поэтому проводим фестиваль ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в городском пространстве, а не в помещении. Причем также мы не вешаем экран, а проецируем видео непосредственно на стены домов. Это важно - мы мыслим наш фестиваль как работу с городским пространством, с архитектурой. То есть стенка с видеартом на ней, окруженная людьми, это должно быть красиво, должно улучшать индустриальный ландшафт. И еще одно важное ограничение - вход на ПУСТО всегда бесплатный и не существует «вип-зон». Также мы считаем наш фестиваль образовательным проектом. Мы разработали формат – 3 дня (а точнее 3 вечера) мы показывает видеарт в городском пространстве, а в четвертый проводим в клубе закрытие, где показываем программу с ненормативным изображением, которую по цензурным соображениям нельзя показать в основной программе.

- Как ведется отбор материала?

К.П.: Мы показываем видео московских и питерских художников, которое накопилось за истекший год, а также работы художников из других городов, с которыми нам удалось завязать контакты, стараемся расширять географию нашего фестиваля. Берем работы молодых художников – это очень важно увидеть, как реагирует публика на твою работу, нередко это очень неожиданная реакция. Ну и зарубежную программу тоже каждый год собираем.

- Есть ли среди славянских (обобщим ;-)) художников те, кто стал известен именно как создатель видеоарта?

К.П.: Фигур глобального мирового значения, таких как Билл Виола, не могу припомнить, кажется таких нет. Это закономерно, ведь технически передовые страны (художники которых просто гораздо раньше столкнулись с видеотехнологиями) говорят не на славянских языках)). Но в более локальном масштабе есть немало фигур – и тех кто занимается исключительно видеоартом, и тех, кто это сочетает с другими жанрами современного искусства. Последних особенно много – сложнее найти тех, кто сейчас не занимается видеоартом))

- В адрес современного искусства (и тем более видеоарта) часто летят обвинения в бессмысленности. Есть ли в этом доля правды или тут дело в непонимании? Почему так происходит?

К.П.: Боюсь, что в непонимании, необразованности. Хотя, надо заметить, что есть немало и тех, кто вполне подходит под эти ругательства. Моя подруга, она арт-критик, даже придумала термин на этот случай: «профанация художественного процесса». Хотя, мне кажется, все это стремительно уходит в прошлое. Сейчас отечественное современное искусство переживает взлет, и идейный и коммерческий.

Ксения Перетрухина - художник, режиссер, арт-директор уличного фестиваля видеоарта «ПУСТО», как художник участвует в выставочных проектах, в спектаклях театров «Практика» и «Театр.Doc», Центра драматургии и режиссуры п/р А. Казанцева и М. Рощина. «Колыбельная» — режиссёрский дебют.

жж-сообщество фестиваля "Пусто".

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.