Views Comments Previous Next Search

Unconditional Love в Венеции

74287
НаписалМария Киселёва3 июня 2009
74287

Когда кто-то говорит мне: «я люблю тебя»,
у меня возникает ощущение, будто к моему виску приставили
пистолет.

Курт Воннегут

 

Любовь. Что это? Слово? Затертый символ нежных вздохов, плюшевых мишек, золотых колец и сердечек на День святого Валентина? Романтический жест проявляется теперь в циркуляции банальных подарков и расхожих фраз. Любовь свелась к набору социальных условностей, к браку по расчету. Оформленная и зарегистрированная, она позволяет стареющим телам забыть на время о неминуемой смерти. Физическая и эмоциональная близость способствуют избавлению от одиночества и от тягостных размышлений о небытии.

Но что мы обнаружим, если очистим чувство от словесной шелухи, сотрем с любви липкий налет условности, пресный комфорт романтики? Она предстанет уже не как выход из экзистенциального кризиса, но как самый кризис, как непосредственное ощущение реальности во всей ее полноте — без пустот и лакун. Такая любовь душит, захватывает в плотные тиски, впивается в самую плоть, подчиняет и присваивает. В своей непосредственной ощутимости она подобна оргазму или пистолету, приставленному к виску.

Unconditional love — это масштабный международный проект, призванный изучить личность в состоянии любви. Он представляет спектр художественных подходов к определению сущности любви, не скованной условностями. Его цель — заставить людей хотя бы на короткое время забыть о схемах, в которых они живут, вернуть их к истокам душевной силы, которая сильнее всего проявляется, когда любовь задает им главные вопросы бытия.

Выставка будет состоять из уже существующих, но ранее не выставлявшихся работ, к которым добавлены специально созданные для нее произведения. Кураторы Александрина Маркво, Алинда Сбраджа и Кристина Штейнбрехер пригласили художников из разных стран и разных поколений и вовлекли их произведения в захватывающую и непринужденную беседу. Все три куратора имеют обширный опыт в организации подобных кросс-культурных выставок и мероприятий. А. Маркво занималась подготовкой ретроспективы сэра Нормана Фостера в Москве, и делала в течение 5 лет главный фестиваль российского искусства в Лондоне — Russian Act. А. Сбраджа участвовала в организации выставок русского искусства на Болонской ArtFair и Венецианской Биеннале. К. Штейнбрехер, куратор из Германии, работала с такими разными выставочными пространствами, как Palais de Tokyo в Париже, фабрика «Красный Октябрь» в Москве и галереи в Алма-Ате.

Участники проекта:

АЕС+Ф (Татьяна Арзамасова, 1955; Лев Евзович, 1958; Евгений Святский, 1957; Владимир Фридкес, 1956. Россия, Москва)

На выставке Unconditional Love будет впервые продемонстрирован видеопроект московской группы АЕС+Ф «Пир Тримальхиона». Произведение реактуализирует фрагмент «Сатирикона», посвященный римскому плутократу Тримальхиону. Оргии слуг и господ переносятся в роскошную обстановку современного пятизвездочного отеля. Азиатские служанки ублажают белых клиентов, а затем происходит смена ролей, и уже белые мужчины оказывают своим азиатским служанкам те же услуги. Порочный круг обмена любезностями передает застывшую темпоральность гламура, где ценится лишь настоящий момент молодости, красоты и сиюминутных удовольствий. «Пир Тримальхиона» нежно скользит вдоль контуров эфемерной страсти, снимая напряжение с безусловной любви и оставляя место для свободы интерпретации.

Марина Абрамович (Сербия; род. 1946; живет в Нью-Йорке)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 1.

Сербскую художницу Марину Абрамович справедливо называют бабушкой перформанса. Ее классическая работа «Энергия покоя» (1980) представляет собой документацию перформанса: Улай, возлюбленный художницы, натягивает тетиву, направляя стрелу прямо в сердце Марины Абрамович. Одним движением передано предельное доверие любви перед лицом грозящей смерти. Более поздняя работа — серия фотографий «Дева-воительница с сердцами» (2006) — создана в соавторстве со знаменитым бельгийским провокатором Яном Фабром. Облаченная в доспехи Марина Абрамович несет в руках свои военные трофеи — истекающие кровью багряные сердца. Перед нами жестокая визуализация метафоричного клише о роли сердца в чувстве любви.

Сэм Адамс (Великобритания; род. 1977; живет в Лондоне)

Сэм Адамс — молодой британский художник-абстракционист, работающий в смешанных жанрах. Отличительная особенность его абстракций — энергичная, вибрирующая, изломанная геометрия и суровый колорит. Для выставки Unconditional Love Адамс соорудил три интерактивных «Кресла любви», превращающих зрителей в часть экспозиции. Люди садятся в кресла, не подозревая, что любой посетитель галереи может слышать все, о чем они говорят. И это вовсе не злая шутка, которую художник разыгрывает с посетителем: таким образом Адамс хочет показать нам, что посетитель является неотъемлемой частью выставочного пространства.

Artists Anonymous

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 2.

Коллектив Artists Anonymous работает с живописью, фотографией, видео, инсталляцией и перформансом, постоянно нарушая и ставя под вопрос границы между этими жанрами. «Анонимные» художники пишут маслом «послеобраз» — то, что осталось от зрительного образа после исчезновения самого предмета. Они тщательно выстраивают пары фотореалистичных картин: одни напоминают моментальные снимки, другие — соответствующие негативные отпечатки. У картины «Как уговорить любовь остаться» (и соответствующего ей негатива) есть своя, личная история — тем не менее любой посетитель может обнаружить себя в повседневной банальности изображения.

Анжело Букарелли (Италия; род. 1954; живет в Риме)

Архитектор по образованию, Анжело Букарелли работал в самых различных областях, в том числе в фотографии и видео. В свое время он ассистировал Феллини и Клоду Лелушу. В 1974 году Букарелли получил награду Olbia Award за лучший итальянский документальный фильм. В настоящее время он совмещает роли художника, критика и куратора. Его текстовые скульптуры вовлекают зрителя в тонкую словесную игру, инициирующую живую мысль. На выставке Unconditional Love представлено новое произведение Букарелли: физическая реальность нешлифованного, шершавого и плотного куска железа сравнима с тяжким грузом беспредельной любви.

 

Аристарх Чернышёв (Россия; род. 1968; живет в Москве)

Инженер по образованию, Аристарх Чернышёв окунулся в артистический мир подпольных мастерских во времена перестройки. Теперь он работает над художественными проектами, в которых инженерно-технологические навыки соединяются с концептуальными идеями. Для выставки Unconditional Love Чернышёв сконструировал компьютеризированные лава-лампы с движущимися эротическими картинками, доведя до абсурда идею декоративного гаджета.

 

Даша Фурсей (Россия; род. 1978; живет в Санкт-Петербурге)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 3.

Молодая русская художница Даша Фурсей работает с портретной живописью и характерными для нее кодами женственности. Ее Ave Maria — это новый взгляд на традиционную иконографию Девы Марии. Беременная женщина пристально и доверчиво смотрит на зрителя. Фактурные мазки подчеркивают плоть ее кожи, выпуклую округлость ее живота. Фигура кажется очень земной — лишь золотой фон намекает на устойчивую иконографию изображения метафизического и духовного.

Мильтос Манетас (Греция; род. 1964; живет в Лондоне)

Греческий художник Мильтос Манетас приобрел известность благодаря концептуальным анимированным веб-страницам, где он свидетельствует свое почтение великим художникам в жанре забавной и остроумной шутки. Помимо этого, Манетас пишет картины, изображающие компьютерное железо и внешние периферийные устройства. Холодный металл и синтетические материалы предстают на этих картинах мягкими и теплыми, проводки — наделенными внутренней жизнью, а крохотные детальки приобретают внушительный вид на больших полотнах. Обычный проводок на картине Манетаса грустит в меланхолическом одиночестве, чахнет без своей дамы сердца — охватывающей детали.

 

Алмагуль Менлибаева (Казахстан; род. 1969; живет в Берлине и Амстердаме)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 4.

Как и многих других центрально-азиатских художников ее поколения, Алмагуль Менлибаеву особенно интересуют те усилия, что предпринимаются на ее родине для создания и установления постсоветской идентичности. Как правило, эти усилия предполагают, с одной стороны, укрепление исламских и языческих верований и традиций, а с другой — активное включение в глобальную рыночную экономику. Образный ряд работ художницы одновременно и воспроизводит, и критикует доминирующую культуру. Ее видео Exodus переносит зрителя в современный нам Казахстан, где и разворачивается эта странная и захватывающая история. В то время как мужчины и женщины собирают юрты с явным намерением двигаться дальше, одна девочка смотрит на них, застывшая и неподвижная. Кажется, будто она осталась где-то позади. Ее образ наводит на мысли о выкорчевывании традиций и народов, о стирании и уплощении географии современного глобального мира. Тема неподвижности, неспособности пошевелиться поднята и в короткой интерлюдии: две женщины яростно мотают головами, их волосы напоминают черные крылья, а сами они превращаются в существ, подобных птицам, но не способных летать.

Анжело Муско (Италия, живет в Нью-Йорке)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 5.

Последняя работа Анжело Муско, Hadal, получила название от термина, обозначающего самую глубокую часть океана. Живой клубок из сотен серебристых обнаженных тел несется вихрем в туманном мраке, напоминая о морской пучине. Переплетенная композиция из податливых, гибких тел мужчин и женщин выглядит очень эротично; но из-за бешеной скорости и отсутствия индивидуальных свойств возникает ощущение, будто это вовсе не люди, а кишащие сперматозоиды. Художник создает образ загадочного, таинственного и хрупкого зарождения жизни.

 

Юсеф Набиль (Египет; род. 1972; живет в Нью-Йорке)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 6.

Ироничный автопортрет молодого фотографа Юсефа Набиля сухо и поучительно контрастирует с более экспрессивными проявлениями эмоций в Unconditional Love. Первая панель его двухсоставного автопортрета «Мне пора» (2007) изображает художника, спящего в одиночестве под обрамленным плакатом с мечтательными рафаэлевскими херувимчиками. На второй панели уже пустая разобранная постель. Возникает контраст между динамикой тела, покинувшего комнату, и абсолютной статикой китчевой романтики, воплощенной в плакате и удвоенной на фотографии Юсефа Набиля.

Велена Никова (Россия; род. 1968; живет в Риме)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 7.

Художественная карьера Велены Никовой, дочери православного священника, началась в 1987, когда она получила приз как лучший молодой дизайнер Советского Союза. После первой групповой выставки в Центральном выставочном зале «Манеж» в 1990 году она приняла участие вместе с Валерием Черкашиным в концептуальной выставке «Серебро. Подземная эротика» на одной из центральных станций московского метро. В настоящее время ее шелкотрафаретные оттиски хранятся во многих музейных коллекциях. Новая серия оттисков на холсте представляет собой следы тел, частично затемненные вспышками света. Из-за такого «частичного затмения» очень сложно понять происходящее: руки этих призрачных фигур то ли вскинуты в ужасе, то ли подняты для самозащиты, то ли распростерты для объятия.

Олимпия Скерри (Швейцария; род. 1983; живет в Лондоне)

Олимпию Скерри — молодую художницу с психологическим образованием — особенно интересуют подавленные страхи и желания и попытки их преодоления. Ее инсталляция Rise. Above. The. Shit представляет собой три стеклянных ящика. На дне верхнего ящика закреплены две неоновые лампы. «Гламурное дерьмо» — скульптура из черной резины — плавает в центре среднего ящика. Снизу два зеркала создают бесконечное отражение. Лучи света, мерцающие зеркала и стеклянные стенки, обрамляющие лоснящуюся материальность искусственных экскрементов, соединяются в жестокий приговор пустой и унылой нарциссической самовлюбленности.

Ольга Солдатова (Россия; род. 1965; живет в Москве)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 8.

Художница и дизайнер Ольга Солдатова совмещает в своем творчестве старинную русскую традицию вышивания бисером и обращение к ностальгическим темам советской жизни. Подобная техника привносит в ее работы особое чувственное своеобразие. Иронизируя по поводу собственной роли «коммерческого» дизайнера, Ольга Солдатова в лучших традициях поп-арта заигрывает с ожиданиями публики и намеренно создает «искусство на вынос». Но это вовсе не наивное потакание желаниям публики, а, скорее, искренняя устремленность навстречу этим желаниям.

Вадим Захаров (Россия; род. 1959, живет в Москве и в Кёльне)

Unconditional Love в Венеции. Изображение № 9.

Вадим Захаров создает ироничные и тонкие концептуальные произведения, рефлексивные по отношению к неофициальной художественной среде начала 1980-х годов и к кругу московских концептуалистов. На выставке представлена его скульптура 2004 года — «Стул наказания любовью». У этого произведения было два источника «вдохновения»: во-первых, особым образом сконструированный античный стул для наказания детей, а во-вторых, пытка бамбуком, практиковавшаяся в Древнем Китае (преступника сажали на молодые побеги бамбука и позволяли им прорасти сквозь его тело). В стуле Захарова на месте ночного горшка или бамбука установлен керамический горшочек с живой розой — затасканным символом пресловутой романтики, превратившимся в орудие кошмарной пытки.

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.