Views Comments Previous Next Search

Последний пир AES F

107213
НаписалАлексей Габило9 августа 2009
107213

 Последний пир AES F. Изображение № 1.Этот проект обещает стать одной из главных сенсаций на Венецианской биеннале. Знаменитая группа AES+F представляет свою новую инсталляцию «Пир Трималхиона» Текст: Алексей Габило

Они, как никто, чувствуют пограничные ситуации в искусстве. Первыми помечают территории, которые казались до них мертвой пустошью, а когда туда устремляются все, выясняется, что уже там побывали AESы и делать там, в сущности, больше нечего. Так было с их пророческим мусульманским проектом, ставшим после 11 сентября абсолютной международной сенсацией. Так было и с грандиозным «Лесным Царем» – многонаселенной фреской-утопией, фреской-возмездием, коллективным портретом нашего будущего, где властвуют юность, жестокость и красота. Каждый раз художники обрушивают на зрителя такой мощный поток образов, видений, ассоциаций, что очень легко захлебнуться и утонуть. Но если выбираешься на твердую почву замысла, то понимаешь, как точно все сконструировано, как безупречно продумана логика, как совершенен видеоряд, апеллирующий к лучшим произведениям классической живописи. Последний пир AES F. Изображение № 2.

 Вот и нынешний проект AES+F «Пир Трималхиона» имеет длинную родословную в истории искусств. Тут и живопись, и скульптура, и феллиниевский «Сатирикон», где сцена пира занимает чуть ли не половину метража фильма. Но, похоже, AES+F как раз больше вдохновлялись текстами Гая Петрония Арбитра, когда выстраивали свои мизансцены в огромных съемочных павильонах на Донской. Впрочем, на флэт-плане, вывешенном там на стене, было много разных картинок: исторические и мифологические батальные сцены, фрески и гравюры. Катя Барер, продюсер и организатор съемки, с гордостью продемонстрировала мне look-book двухсот участников проекта. В числе прошедших кастинг – модели агентства FreshModels,  Данила Поляков, художница Анна Броше, балерина Инна Генкевич, актер Андрей Руденский, йог Мухтар Гусынгаджиев… И тут же легендарная звезда 60-х Светлана Светличная. Последний пир AES F. Изображение № 3.

 Ровно в 9 утра на площадке появлялись Лев Евзович и Татьяна Арзамасова, Евгений Святский и Владимир Фридкес – AES+F в полном составе. Начиналась съемка. Владимир Фридкес с камерой в руках отдает команды двум группами участников: «белой» и «черной» касте. Последний пир AES F. Изображение № 7.

 «Белая» каста – это люди московского истеблишмента в возрасте от 5 до 80 лет. Представители «золотого миллиарда» и гости современного Трималхиона – бизнесмены, светские дивы, богемные персонажи. Все они одеты исключительно в белое. «Черная» каста – слуги Трималхиона – молодые и сексуальные азиаты, африканцы и латиноамериканцы. Горничные, официанты, повара и охранники в традиционных униформах или этнических костюмах. Последний пир AES F. Изображение № 8.

 Ролевые игры «Пира Трималхиона» легко узнаваемы и вполне безобидны: массаж, гольф, серфинг и т. п. Но, оказывается, что слуги – здесь не только обслуживающий персонал, но и участники тайных оргий. Им приходится реализовывать любые фантазии «господ» – от гастрономических до эротических и мазохистских. Со стороны это больше всего похоже на балет: движения моделей тягучие, плавные, как в замедленной съемке. Фотоаппарат фиксирует один кадр каждые три секунды.Последний пир AES F. Изображение № 9.

 Лев Евзович погружен в свои мысли и ходит взад-вперед, будто сочиняет стихи. Иногда он останавливается, пристально следит за процессом и участливым тоном лечащего врача дает четкие указания участникам массовки. Такое ощущение, что съемка происходит больше в его фантазии и видит он ее каким-то своим внутренним зрением. Время от времени мо дели меняются. Задаются новые сюжеты и мизансцены. Так продолжается по 12–15 часов каждый день, 12 дней подряд. Последний пир AES F. Изображение № 10.

О том, что в «Пире Трималхиона» – есть элемент социальной сатиры, мне объяснил идеолог группы Лев Евзович:

 – В «Сатириконе» Гая Петрония Арбитра лучше всего сохранилась глава о пире Трималхиона. Имя Трималхиона стало символом богатства и роскоши, непомерного гурманства и разнузданных удовольствий. Мы попытались представить нечто подобное в реалиях сегодняшнего дня. Трималхион – бывший раб, вольноотпущенник, нувориш, дающий многодневные пиры в своем дворце, представился нам не как конкретный персонаж, а как собирательный образ роскошного отеля – временного рая, где all inclusive.Последний пир AES F. Изображение № 11.

 В технические тонкости меня посвятил Владимир Фридкес. 

 За 12 дней было отснято 70 000 кадров. Видеоряд будет замедленный, как бы «сморфленный» (морфинг – специальный видеоэффект, когда снимается один кадр в три секунды, а не 24 кадра в секунду, как в кино. – Прим. А. Г.) Фактически это 3D анимация. Последний пир AES F. Изображение № 12.

 Впрочем, до последнего момента ничего не понятно и все еще может измениться, поскольку AES+F не пишут заранее сценарий и каждая съемка – это всегда импровизация в рамках задуманных сюжетов, многие из которых рождались прямо здесь, в павильонах на Донской. Последний пир AES F. Изображение № 13.

 Ольга Свиблова, куратор Русского павильона в Венеции, также стала спецкуратором проекта, консультируя сам видеоряд. В результате долгих споров и поисков было найдено специальное пространство на складах в районе Arsenale novissimo , где был специально выстроен круг 20 метров в диаметре для панорамного видео. Оно будет демонстрироваться одновременно на девяти экранах. Последний пир AES F. Изображение № 14.

Эта завораживающая своим масштабом панорамная видеоинсталляция кардинально отличается от «Лесного Царя» и других громких проектов AES+F. Но, как и в случае с «Исламским проектом», художники, хотя в этот раз и не специально, снова оказались «Свидетелями будущего». Те, кто видел трейлер «Трималхиона», всерьез полагают, что проект не что иное, как рефлексия на тему мирового экономического кризиса. 

Татьяна Арзамасова объясняет:

– Роскошь – это язык современных потребителей рая. Кризис в данной ситуации является страхом потерять этот рай. Наш проект об упадке и «потерянном рае». Но он не привязан к экономическому спаду, мы начали наш проект за несколько лет до этого. Тогда люди, которые видели некоторые фото этого проекта, считали, что речь идет о постдекадентском капитализме. Сейчас же люди говорят, что проект затрагивает вопросы кризиса, что проект именно о кризисе. Естественно, что в основе проекта «Пир Трималхиона» лежит не роскошь. Он о мечтах о счастье и о безнадежной попытке достичь хотя бы иллюзии этого счастья. Последний пир AES F. Изображение № 15.

 Конечно, «Пир Трималхиона» – это прежде всего социальная сатира. Но говорить о социальном начале можно с большой степенью условности. АЕS+F предоставляют своим зрителям абсолютную свободу восприятия и трактовок. Ведь в панорамном кино все происходит одновременно. Кто-то увидит одно, кто-то – другое. Важно только, чтобы в какой-то момент не закружилась голова. Последний пир AES F. Изображение № 16.

Мировая премьера «Пира Трималхиона» состоялась в рамках параллельной программы Венецианского биеннале. Кураторский проект Александрины Маркво и Кристины Штенбрехер Unconditional Love организован компанией Buro17 при поддержке Государственного Центра Современного Искусства и Министерства культуры РФ. Из проектов русских художников представлены работы Вадима Захарова, Аристарха Чернышева, Ольги Солдатовой, Велены Никовой и Даши Фурсей. Последний пир AES F. Изображение № 17.

www.unconditionallove.ru

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.