Views Comments Previous Next Search

Мария Байбакова

93977
НаписалVladimir Chistyakov21 ноября 2009
93977

Директор и куратор Baibakov art projects Мария Байбакова – о проблемах развития современного искусства в России, о чудесах Лондона и глобальных планах.

На часах полдень. Холодная фотостудия где-то в центре Москвы, в окна которой пробивается приятный солнечный свет, вырисовывая мягкие тени. Напротив меня в руках умелого стилиста готовится к съёмке слегка сонная Мария Байбакова. Милая 23-летняя девушка, о которой в последнее время так много говорят масс-медиа. С Марией мы познакомились в здании бывшей шоколадной фабрики «Красный октябрь» во время закрытия её первого проекта «Вторжение: отторжение». Андрей Бартенев тогда представил свой «продуктовый беспредел», в котором люди, разделенные 32-метровым столом, под хаотичную музыку кидались друг в друга просроченной едой. Иногда, правда, доставалось и публике. Но, невзирая на недовольные возгласы и бардак, Мария смело сидела в первом ряду, с улыбкой наблюдая за происходящим.



- Мария, в стране кризис, все думают только о сохранении собственных сбережений, а вы тут со своим искусством и помощью российским художникам. По-моему, не самое лучшее время для того чтобы начинать милосердствовать...

Мне кажется, не бывает идеального времени для начинай. Выставочные проекты не делаются за месяц, а отказываться от идеи, над которой работал долгое время достаточно грустно, тем более что сейчас рынок искусства горячий. И я не занимаюсь меценатством. В том, что я делаю, есть большой смысл, это выгода как для меня, так и для всех остальных, не только материальная. Ведь в нашей стране в силу консервативного образования, люди считают, что современное искусство глупое и поверхностное, из-за этого оно находится в андеграунде. От этих стереотипов нужно избавляться как можно скорее.

- Вы хотите помочь современному искусству вылезти из андеграунда?

Я думаю важнее помочь всему арт-миру. Он весь связан одной паутиной, и любой толчок может иметь резонанс. В позитивном случае он поспособствует стремительному развитию, которое уже можно будет оценить цифрами. И не обязательно деньгами, для каждого это своё. Для кого-то это большая посещаемость выставок современного искусства, из которой уже вытекает и материальна выгода. Мне кажется, что это приятный процесс, который может стать бизнесом.

- И насколько же долгий путь в мир массового потребления?

Трудно сказать. В России, к сожалению, пока нет ни коллекционеров, ни галерей, ни кураторов, мнению которых доверяют, на сто процентов. Нет хорошей арт-прессы и арт-школ, которое выпускает людей с качественным образованием. Всё это находится в зачаточном состоянии. Был некий переломный момент в который не заслуживающие того люди стали стоить очень дорого. А те, кто действительно чего-то достойны, но не пробившиеся тогда, сейчас стали дико циничными и перестали работать. Им внушили, что они второсортны, а они покорно с этим смирились. Художники боятся брать на себя обязательства и риски, лучше будут работать за три копейки и не думать о проблемах. Как раз с помощью выставки «Чудеса», мы и хотели показать им, как работают художники на западе.

- Как художники, живущие в Лондоне, но не являющиеся коренными жителями могут отражать локальную культуру, как вы отбирали их?

Невозможно создать истэблишмент, который будет отражать всё. Но мы  постарались собрать воедино всё самое интересное из всех существующих направлений в актуальном искусстве. Все работы отражают жизнь Лондона, потому что они созданы из предметов нашего времени. В первую очередь я показываю то, что важно для меня. В выборе художников мне помогает моя команда, полноценно разделяющая моё мнение и взгляды. Вместе мы создаём то, что нам важно рассказать России. Мы знаем всех кто есть на рынке искусства и что они могут. Это специфика любой сферы деятельности человека, которая наживается с опытом.

- Кому и что вы хотите донести своими проектами?

Во-первых, мои проекты рассчитаны на людей, которым интересно современное искусство. Это узкая целевая аудитория интеллектуального андеграунда от 18 до 35. Они очень сложно мотивируемы и не доверяют ни рекламе, ни ТВ, ни новостям. Во-вторых, конечно для тех, кто хочет расширить свою зону комфорта. Основная часть целевой аудитории выставку никогда не увидит. Именно для них мы делаем специальное видео, мой кураторский проход по ней. И кстати по первой выставке я, как и обещала Олейникову (художник Николай Олейников – «citizen k»), сделала видео, которое в скором времени увидит свет.

- Основные и интересные моменты последней выставки?

Само открытие было очень громким перфомансом, под названием «Carrion» от молодой британской художницы Eloise Fornieles. Главным действием стала подвешенная туша коровы под кожу, которой обнажённая художница засовывала записки. Мария Байбакова. Изображение № 1.

- Дальнейшие планы?

Пока планирую ещё две выставки. В мае выставка американского искусства. В сентябре в рамках биеннале выставка индийского искусства, ведь это моя специализация. Я хочу создать полноценный фундамент для дальнейшего развития искусства в России, сформировать настоящую целевую аудиторию.

- В вашем возрасте обычно люди не думают настолько глобально, максимум о детях…

Мне 23 года. В России считают, что в это время нужно выходить замуж, но, на мой взгляд, это издержки советского быта. Я выросла в Америке всем моим друзьям уже около 30-ти, и никто из них не замужем не говоря уже о детях. До 30-ти я даже не собираюсь думать об этом.

Искусство это смысл моей жизни. Это то - ради  чего я просыпаюсь утром, это то, что мотивирует меня к каким-то действиям. Конечно, у меня есть семья, которая, несомненно, приоритета, но если бы не было моей работы, то всё это могло бы просто пострадать. Депрессия для меня, это когда ничего не происходит в работе.


(citizen k - номер и месяц собственно и не помню....)

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.