Views Comments Previous Next Search

Новые фигуры в искусстве: "арт-консультанты"

Тот факт, что современное искусство все больше напоминает производство и рыночную экономику ни для кого не секрет. Художники производят некие артефакты для художественного рынка, который диктует и стиль, и направление их усилий.

Рынок этот становится все сложнее, поскольку в его оборот включаются новые молодые художники, новые направления авангарда, изготовители подделок и копий, перекупщики, новые галереи, новые географические районы (особенно в странах Восточной Европы, Центральной Азии и Дальнего Востока), которые понемногу втягиваются в рынок, как авангарда, так и антиквариата.

Одновременно растет спрос на художественные произведения, так как все большее количество корпоративных и частных капиталов ищут способ вложения своих денег в постоянно растущие в цене культурные ценности. Проблема для таких лиц в том, что денег у них гораздо больше, чем времени, и вникать в перипетии художественного рынка, истории искусства и борьбы стилей им некогда.

Если традиционный европейский коллекционер был, как правило, своего рода аристократом духа, знатоком и тонким ценителем, не уступавшем ни в эрудиции, ни во вкусе профессорам университетов, то новые коллекционеры, особенно в США, не смогут ответить на вопрос - в чем разница минималистов и малых голландцев, конструктивизма и деконструкции, полотен Пикассо и Писсарро, Коро и Коровина.

Такие люди объективно нуждаются в помощи консультантов, и современный художественный рынок в наши дни бурно наполняется представителями этой новой профессии.

Требования к представителям арт-консалтинга можно выдвигать самые разные, ни одно из них не будет окончательным и абсолютным. Можно требовать от них ученой степени, членства в какой-нибудь академической ассоциации. Другие же предпочтут личное знакомство с художественной богемой. Третьи рекламируют свои контакты с малоизвестными странами вроде Монголии или Киргизии, где творятся еще не признанные, но в скором будущем наверняка обещающие стать бестселлерами шедевры.

Консультанты и советники в сфере художественного рынка, как и рекламные агенты, коммивояжеры или розничные торговцы, должны обладать рядом специфических качеств - легко вызывать доверие клиентов, не слишком обременять их вопросами и не отнимать у них драгоценного времени, быстро и толково формулировать свои проекты составления коллекции, аргументировать свои прогнозы относительно ближайшего и перспективного роста цен или предупреждать об опасностях нарваться на фальшивый имидж и подделку. Как всегда, тактика сочетания запугиваний и обещаний не может не привести к успеху.

Не менее важны посреднические функции. Арт-советники нужны не только коллекционерам, но и владельцам галерей, так как они способны привести в галерею серьезных покупателей и убедить их сделать закупки, познакомить галеристов с подающими надежды художниками, а художников свести с богатыми коллекционерами и начинающими галеристами.

Разумеется, все заинтересованные лица должны оплачивать услуги арт-консультантов, хотя доля средств, выделяемых им галереями, коллекционерами и художниками обычно не разглашается. Считается, что в среднем их доля не превышает 10%, но точных данных на этот счет нет. Известно, что среди них немало "двойных агентов", работающих и на галереи, и на определенный круг художников или на определенный контингент коллекционеров. Как убеждены многие, в такой практике нет ничего преступного, арт-консультанты должны знать многое, чего не знают обычные любители художественных ценностей, но они - не шпионы.

Остается в тени и вопрос о взаимодействии арт-консультантов с профессиональными критиками, чьи имена известны публике лучше, чем даже имена художников. Ведь для коллекционера печатный отзыв в газете и журнале говорит не меньше, чем суждения соседей или коллег. Совсем мало известно о конфликтах и конкуренции среди самих консультантов, о том, имеет ли место в их среде борьба за коллекционеров и галереи. Многие коллекционеры пользуются услугами нескольких независимых советников, пытаясь на основании сличения их рекомендаций принять взвешенное решение. В таком случае остается только надеяться, что такие независимые консультанты сами не образуют корпоративные группы, способные переиграть недоверчивых коллекционеров или галеристов.

Пишут о двух категориях арт-консультантов. К первой относят людей, аргументирующих, в основном, соображениями стиля и моды, индивидуального таланта и оригинальности того или иного художника, мнениями известных экспертов и музейных работников. Другие подходят к делу как чистые специалисты по маркетингу. Они не вдаются в метафизические тонкости и оперируют статистикой и динамикой цен, практикой работы аукционов и больших галерей как объективными данными, способными обеспечить наиболее вероятный прогноз. Их мнения не подвержены каким-либо стилистическим или историко-теоретическим склонностям, и потому они декларируют свой подход как строго беспристрастный. Естественно, клиенты и галеристы делают выбор сами.

Сами клиенты консультантов тоже делятся на собирателей, заинтересованных в качестве коллекции, и на спекулянтов, готовых перепродать приобретенное произведение через год-другой.

В среде художественного рынка ходят слухи о недобросовестных, некомпетентных консультантах, все сведения которых получены на бесконечных вернисажах из краем уха уловленных разговоров маститых специалистов.

Успехи и провалы в действиях консультантов, конечно, влияют на их репутацию, но сам по себе художественный рынок бывает настолько непредсказуем, что ошибаются и маститые и опытные. Новичку такая ситуация только на руку, и он легко может списать неудачи на непредвидимость событий. Никто не может гарантировать стопроцентной гарантии успеха, разве что за исключением тех случаев, когда имя и эпоха оригинального произведения уже не требует дополнительных аргументов. Но такие случаи - все же редкие исключения массового рынка.

В настоящее время довольно трудно сказать - что может изменить уровень профессиональной компетенции и культурной значимости арт-консалтинга. Едва ли в этот процесс могут внести большую ясность СМИ и печать, так как их собственные позиции ничем от рядовых художественных консультантов не отличаются. Даже если деятельность таких консультантов станет предметом критики в печати и на ТВ, из самого факта такой критики трудно сделать выводы о мотивах и намерениях критика в сложной системе игровых позиций и рыночных отношений. Неопределенность критериев современного художественного рынка оказывается благодарнейшей почвой для процветания людей весьма сомнительной подготовки в этом деле.

Остается лишь констатировать самый факт этой неопределенности. Для одних он может стать полем сомнительных манипуляции, для других - полем интереснейших исследований. И в этом я вижу ее историческую ценность и огромные потенции.

Что касается жанра этих исследований, то, на мой вкус, самым близким может оказаться литературный. Полу-детектив из жизни художественного рынка был бы не менее увлекательным, чем истории жизни двойных агентов или политического лобби. Если бы не одиозность фельетонно-эпического романа М.Кантора "Уроки рисования", то он мог бы стать примером такого рода литературного жанра. Но излишнее утрирование здесь недопустимо, напротив - игра наблюдательности, рефлексии и бытовой интриги могла бы сделать эту литературу бесконечно увлекательной и тонкой, в духе классических романов Ч. Сноу, Р.Музиля, М.Пруста и Т. Манна, а если брать рангом ниже, то хотя бы книги Барбары Хуляницкой из жизни кругов от-кутюр.

А. Раппапорт (ГЦСИ)

Рассказать друзьям
25 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.