Views Comments Previous Next Search

«Ещё один год» Майка Ли

Том (Броудбент) и Джерри (Шин) - увлекающаяся огородничеством пара предпенсионного возраста. По большому счету, им достаточно друг друга и своих маленьких радостей и занятий. Они не испытывают каких-то особенных иллюзий по поводу того, что еще стоит ждать от жизни, и тихо-мирно работают: он - геологом, она - психотерапевтом, готовясь к логичному завершению счастливого и не без приятностей пути. Время от времени они приглашают в гости своих друзей пропустить пару стаканчиков и поговорить о жизни, и это не то чтобы от большой необходимости в социализации, а скорее по инерции. Обычно к ним заходит коллега и старая подруга Джерри, Мэри (бывшая жена Гэри Олдмана-Мэнвилл), которая окончательно запуталась в своих чувствах и мужчинах и очень переживает из-за своей неустроенности. А иногда появляется страдающий одышкой и алкоголизмом друг молодости Тома, Кен (Уайт), над которым издеваются на работе. Ещё у них есть тридцатилетний апатичный сын (Молтман) с безвольным подбородком, от которого они уже лет десять ждут хотя бы намеков на свадьбу и внуков.

«Ещё один год» Майка Ли. Изображение № 1.


Обладатель Золотой пальмовой ветви за "Тайны и ложь", Золотого льва за "Веру Дрейк" и по совместительству важнейший британский режиссёр современности снял один из самых нежных, трогательных, смешных и невыразимо грустных фильмов в своей почти идеальной фильмографии. "Ещё один год" в прошлом году мог принести автору еще одну ветвь и номинировался на "Оскар" за лучший сценарий, но так ничего и не получил. Это камерная, правдивая и настолько точная история, что иногда кажется, что это не игровой фильм а документальный. Ли удивительным образом удается большую часть фильма не выводить ни единого конфликта, он обходится всё больше намеками, неловкостями ситуаций, подводными течениями и легкой иронией. Он сознательно играет на понижение, запрятывая и закрывая разговоры о самом главном за ничего не значащими беседами и дежурными комплиментами, и только в повороте головы и в легком движении глаз читается вся тоска, обреченность и едва тлеющая искра надежды.
При кажущейся отстраненности и хирургической стерильности, у него нет-нет, да прорывается любовь и бесконечная симпатия к своим персонажам: камера плавно следует за ними, постоянно выхватывает их крупным планом, который говорит намного больше, чем произошедший до того, безумно комичный, но в целом пустой разговор о каких-нибудь грунтовых помидорах или о покупке новой машины.

Фильм, словно в шутку, делится на четыре части: весна, лето, осень, зима, - но отличаются они друг от друга разве что интенсивностью освещения и количеством свитеров, в которые кутаются герои, и в сумме дают просто еще один год, который ничего нового не принесет, но уже и ничего не отнимет.


Обозначенные главными героями, Том и Джерри на самом деле служат своеобразным стержнем, от которого ведут отсчет все остальные, и являются представителями некой абстрактной нормы, показывают, что такое в принципе семейные уют и счастье, благодаря чему страдания и переживания тех, кто зашел к ним выговориться за бокальчиком вина, проявляются в совсем ином, ярко высвеченном и четко очерченном виде. Но при этом Ли виртуозно избавляется от практически неизбежных пафоса и патетики, которые логичным образом следуют из задушевных разговоров тех, кому уже нечего терять, в которые выливаются практически любые стариковские посиделки. Он до секунды вовремя снижает градус и меняет угол зрения, впуская в пространство фильма новых персонажей среди который через запятую и его Вера Дрейк (Имелда Стонтон), и Дэвид Брэдли, и целая семья индусов, с которыми позже он почти без сожаления расстается, так и не закончив их линию, позволив им стать лишь еще одним отражателем. В какой-то момент этих отражателей и смоделированных ситуаций становится в формате одного кадра так много, что любое слово, прежде чем достигнуть цели, несколько раз отскакивает как пинбольный мячик.
Центральным и основным персонажем хочется назвать Мэри, в которой на протяжении фильма видится некоторое развитие, хотя на фоне практически статичных героев Шин и Броудбента даже малейшие колебания не остаются незамеченными и кажутся большими сдвигами. Особенно интересно рассматривать ее в паре с Джерри, которой, несмотря на профессию, даже нечего рассказать лучшей подруге, но при этом ей удалось состояться как женщине и обрести те самые счастье и покой, которые у Ли признаются за главные ценности. Мэнвилл играет женщину, у которой главная любовь жизни позади, многое из желаемого не срослось, и теперь в последней, обреченной попытке она хочет успеть еще хоть что-то ухватить в жизни, доказать самой себе, что она тоже может это все получить, что имеет право, что все еще можно изменить. Мэри - это как будто постаревшая Поппи из предыдущего фильма Ли "Беззаботная", только на бьющие через край оптимизм и легкость накладываются опыт и груз прожитых лет, которые в итоге дают обезоруживающе беззащитный образ, вызывающий у зрителя, несмотря на непутевость и бестолковость, только нежность и сострадание. И за него, за эту простую женскую историю, вокруг которой, по большому счету, и строится весь фильм Ли можно простить все: некоторую сухость и схематичность главных героев, и недожатые линии, и даже неудобные вопросы, которые он ставит, но на которые не хочет давать ответа.

http://www.kino-teatr.ru/kino/art/artkino/2119/

Жан Просянов для www.kino-teatr.ru
Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.