Views Comments Previous Next Search

Алекс Престон: о христианстве, деньгах и единорогах

02341
НаписалBritish Council29 августа 2012
02341

Алекс Престон: о христианстве, деньгах и единорогах. Изображение № 1.

В 1979 году профессор Оксфордского Университета, британский критик Сэмьюэл Хайнс опубликовал свой главный научный труд – монографию «Поколение У. Х. Одена». Несколько месяцев спустя, у него родился  внук – будущий писатель Алекс Престон.

Через  31 год Алекс выпустил в том же издательстве свой первый роман «Кровоточащий город», принёсший ему мировую известность. 

Выпускник Оксфорда, окунувшийся с головой в мир делового Лондона, Алекс Престон далёк от традиционного образа писателя и свободного художника.

«Во время работы над «кровоточащим городом» у меня был график практически как у  Маргарет Тэтчер: днём я сидел в офисе в Сити, по ночам урывками писал роман».

Проработав 10 лет в сердце деловой Англии, Алекс выучил правила, по которым живёт мир больших денег.

Его дебютный роман – это взгляд изнутри на гигантскую машину крупного мегаполиса, ежедневно пропускающую сквозь себя денежные миллионы и перемалывающую амбициозных новичков, решивших изменить мир. Главный герой романа, наивный провинциал Чарли Уэйлс приезжает покорять Лондон и терпит поражение. Решив отказаться от невыполнимых планов и посвятить себя творчеству, Чарли внезапно получает выгодное  предложение  от биржевой компании. Постепенно мир крупных финансов, который лихорадит в преддверие мирового кризиса, полностью поглощает Чарли, заставляя забыть о друзьях, о любви, о самом себе.

Алекс Престон: о христианстве, деньгах и единорогах. Изображение № 2.

Саркастичный и эмоциональный, роман «Кровоточащий город» точно угадал настроение, последние годы царящее в большинстве мировых столиц, неслучайно критики назвали Алекса голосом «потерянного поколения» банкиров и брокеров.

За первой книгой последовала вторая. Роман «Откровения», который был опубликован в этом году, повествует на первый взгляд о диаметрально противоположных вещах: компания Лондонских студентов попадает под влияние религиозного культа, который ставит под угрозу их дружбу и благополучие. Но на самом деле, по признанию самого Алекса, роман говорит о том же: «Одно время я участвовал в религиозной образовательной программе «Альфа-курс». Большинство тех, кто ходил туда  вместе со мной, работают в Сити. И знаете, чем они занимаются? Выпрашивают деньги у спонсоров. Удивительно: христианство учит нас смирению и бедности, а они зарабатывают по пять миллионов в год».

Ставя обществу диагноз «потребительская лихорадка», Алекс  не предлагает в своих книгах  решений. Да и следует ли их ждать от писателя, которого вдохновляют герои Достоевского, Сэлинджера и Манна – любителей открытых вопросов.  Монах в миру Алёша Карамазов, Фрэнни Глас, постигающая глубину Иисусовой молитвы, мистический иезуит Напта из «Волшебной Горы» - именно на них равняется Престон, создавая своих персонажей, вынужденных выживать (в первую очередь духовно) среди чужих амбиций.

Алекс Престон: о христианстве, деньгах и единорогах. Изображение № 3.

А вот что Алекс говорит о не придуманных героях сегодняшнего дня: «Я ненавижу Марка Цукерберга и Стива Джобса. Ненавижу Блэкберри, айфоны и саму идею мобильного офиса, который преследует вас 24 часа в сутки, превращая в бездушную машину. Дома, на работе, на вечеринке – вы всегда остаётесь Господином Генеральным Директором и не принадлежите самому себе. Если наше общество хоть немного сбавит обороты в погоне за деньгами, возможно, мы начнём жить по-другому».

Алекс Престон: о христианстве, деньгах и единорогах. Изображение № 4.

Впрочем, говорит он это не без лукавства. После оглушительного успеха «Кровоточащего города» писательская слава захватила Алекса. Он регулярно проводит творческие мастерские (в частности, в сентябре, он проводит семинар в Москве), участвует во всех крупных литературных событиях Англии (и уже стал обладателем премии Эдинбургского книжного фестиваля), пишет рецензии и статьи для нескольких журналов, выступает на телевидении и читает лекции в Кентском Университете.

На вопрос о творческих планах он отвечает так: «Через десять лет мне будет сорок – это лучший возраст для писателя, время творческого расцвета. Надеюсь, к тому времени я успею написать ещё несколько романов и буду в хорошей форме. Живя в Сити, я научился не строить долгосрочных планов. Мне бы хотелось наслаждаться сегодняшним днём,  видеть, как растёт мой сын, уделять больше времени близким и друзьям, слушать любимую музыку. Кстати, я большой поклонник Джоанны Ньюсом. Мы с женой уже решили, что если у нас родится дочка, она непременно будет играть на арфе. И кататься на единорогах».

 

Текст Л. Хесед

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.