Views Comments Previous Next Search

Нагота начинается с лица, бесстыдство – со слов

71506
НаписалДим 29 августа 2008
71506

Симона де Бовуар «Прелестные картинки».

Она кладет трубку и едва успевает добежать до ванной комнаты: желудок сводит болью, ее рвет только что выпитым чаем; вот уже много лет, как ее не рвало от волнения. Желудок пуст, но спазмы не отпускаюь. Она лишена воображения, она не представляет себе ни Патриции, ни Люсиль, ни Жюльбера, ничего. Но ей страшно. Панически страшно. Она выпивает стакан воды и, вернувшись в комнату, падает на диван.

– Ты заболела, мама? – спрашивает Катрин.

– Немножко. Ничего серьезного. Ступай делать уроки.

– Ты больна или огорчена? Это из-за бабушки?

– Почему ты спрашиваешь об этом?

– Ты раньше мне сказала, что ей лучше, но было не похоже, что ты так думаешь.

Катрин поднимает к матери озабоченное, но доверчивое лицо. Лоранс обнимает ее, прижимает к себе.

– Она не больна. Но она должна была выйти замуж за Жильбера, а он ее разлюбил и женится на другой. Поэтому она очень несчастна.

– А! – Катрин задумываетя. – Что можно сделать?

– Быть с ней поласковее. Больше ничего.

– Мама, а бабушка станет злой?

– То есть как?

– Брижитт говорит, что, если люди злы, значит, они несчастны. Кроме нацистов.

– Она тебе так сказала? – Лоранс прижимает Катрин к себе еще крепче. – Нет. Бабушка не станет злой. Но будь внимательна, когда ты с ней встретишся, не показывай виду, что ты знаешь, как ей тоскливо.

– А ты? Я не хочу, чтоб тебе было тоскливо, – говорит Катрин.

– Я счастлива, потому что у меня такая милая доченька. Ступай делай уроки и ни о чем не говори Луизе, она еще слишком маленькая. Договорились?

– Договорились, – говорит Катрин.

Она чмокает мать в щеку и убегает улыбаясь. Нежный, искренний ребенок. Неужели неотвратимо, чтоб она превратилось в женщину, такую, как я, с камнем на сердце и адом голове?

Нагота начинается с лица, бесстыдство – со слов. Изображение № 1.

Симона очень рано сделала для себя вывод, который стал одним из основополагающих в ее последующей «философии существования»: жить в двадцать лет вовсе не значит готовиться к своему сорокалетию. И еще — жизнь, следуя Симоне, это отношение к миру, делая свой выбор отношения к миру, индивидуум сам себя определяет.

Неужели так происходит всегда? Теряется искренность и улыбка, прячется глубоко в сердце, чтобы больше никогда мир не видел ее…

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.