Views Comments Previous Next Search

Ежик в тумане

5111833
НаписалElena 16 ноября 2008
5111833

Ежик в тумане. Изображение № 1.

Все мы знаем мультфильм Юрия Норштейна «Ежик в тумане», но наверно не каждому известно, что в его основу легла одноименная сказка Сергея Козлова.

Ежик в тумане. Изображение № 2.

Сергей Козлов родился в 1939 году в Москве. Свои первые стихи он написал, когда учился в восьмом классе. В юности занимался в литературном объединении «Магистраль». Окончил Литературный институт имени М.Горького, в качестве дипломной работы представив рукопись книги стихов. До того как стать профессиональным писателем, Сергей Козлов был рабочим в типографии, работал токарем, учителем пения, кочегаром на паровозе, ездил в геологические экспедиции и водил экскурсии в пушкинском музее-заповеднике Михайловское.

Поэт и сказочник Сергей Козлов – автор любимых детьми и взрослыми историй про Ежика и его друзей, а также историй про Львенка и Черепаху, которые пели песню: «Я на солнышке сижу, я на солнышко гляжу…» У писателя вышли книги «Ежик в тумане» (1989), «Как Львенок и Черепаха пели песню» (1992), «Правда, мы будем всегда?» (1997), «Облака» (2000), «Цыпленок вечером» (в соавт. С Л.Шульгиной; 1993). Как автор сценария он принимал участие в создании многих мультипликационных фильмов для детей.

  • Давай никуда не улетать, Ежик. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце, а зимой – в доме, а весной – снова на крыльце, и летом – тоже.
  • А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой вместе проснемся высоко над землей. «Это кто там бежит внизу такой темненький?» – спросишь ты.
  • А рядом – еще один?
  • Да это мы с тобой,- скажу я. «Это наши тени»,- добавишь ты.

«Ежик в тумане» — трогательная, остроумная философская сказка для тех, кто не утратил детское восприятие жизни и не устал задавать вопросы: о смысле жизни, о вере, о дружбе и предательстве, о добре и зле.

Сергей Козлов, написав цикл сказок о Ежике и Медвежонке, напомнил, что дети могут быть грустными, задумчивыми, молчаливыми и тихими. Могут смотреть на мир понимающими глазами и отождествлять себя с сумерками.

  • Ты когда-нибудь слушал тишину, Ежик?
  • Слушал.
  • И что?
  • А ничего. Тихо.
  • А я люблю, когда в тишине что-нибудь шевелится.
  • Приведи пример,- попросил Ежик.
  • Ну, например, гром,- сказал Медвежонок.

Все, кто когда-либо имел дело с детьми или хотя бы читал книжку Чуковского «От двух до пяти», хорошо знают, какой фантастический, на грани гениальности и безумия, авангардистский абсурд живет в разговорах детей друг с другом. Козлов уловил и это.

После долгой разлуки они сели

на крыльце и, по обыкновению, заговорили.

  • Как хорошо, что ты нашелся,
  • сказал Медвежонок.
  • Я пришел.
  • Ты представляешь, если бы тебя совсем не было?
  • Вот я и пришел.
  • Где же ты был?
  • А меня не было, – сказал Ежик.

Жизнь всех Медвежонка и Ежика – цепь странных, непонятных действий. Они греют остывшую осеннюю траву, «оттеняют» криками тишину, пытаются надышать в нору впрок, чтобы тепла хватило на всю зиму, вытирают тряпочкой пыль со звезд, но иногда неуклюжий Медвежонок случайно смахивает звездочки с неба. И все же основное их занятие – удивляться и думать. Они невероятно статичны. Возможно, именно поэтому философские сказки Козлова и проскальзывали сквозь частую сеть советской цензуры – ни к какому открытому действию автор не призывал. Более того, давал ясную схему взаимодействия с внешним миром – живи себе в своем домике, слушай дождь и ветер, топи печку, наблюдай.

О том, что дети могут быть и другими – напористыми и шумными, Козлов знал не хуже других. Ведь жизнерадостного льва Бонифация, у которого были каникулы, Львенка и Черепаху, горланящих на солнышке песню, тоже сочинил он. Хотя очевидно, что его первая и последняя любовь – именно Ежик, умоляющий друзей послушать тишину, своеобразное альтер эго писателя, как известно, не жалующего великосветский шум и как чумы бегущего публичности и журналистов. Но деваться некуда, и никакая туманная завеса уже не спасет, – еще задолго до своего юбилея Сергей Козлов вышел из тумана и превратился в классика детской литературы.

«Правда, мы будем всегда?» – продолжение «Ежика в тумане», заключительная часть с трагическим печальным концом.

Сказки Сергея Козлова уникальны тем, что они остаются с человеком на всю жизнь. Ребёнок увлечён в них оригинальным и поэтичным сказочным миром, взрослый, часто неожиданно для себя, открывает в них глубокий философский смысл.

http://www.lib.ru/KOZLOW/

Рассказать друзьям
51 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.