Views Comments Previous Next Search

Тоон Теллеген. Сказки для взрослых

144076
НаписалОлег Бородин11 января 2009
144076

Тоон Теллеген (Toon Tellegen), настоящее имя Antonius Otto Hermannus, один из самых известных современных голландских писателей.

Родился 18 ноября 1941 года в Бриле (Нидерланды). Получил высшеемедицинское образование. В конце 1970-х три года работал в Кении.

Стихи пишет с раннего возраста, позже перешел на короткую прозу.Дебютировал как писатель довольно поздно, уже в зрелом возрасте.

Автор более 20 поэтических книг (с 1980), 4 книг сказок для взрослыхи более 20 для детей. Очень популярен у себя на родине. СказкиТеллегена переведены на несколько языков.

Живет в Амстердаме.

Тут очень много текстов - http://tellegen.ru/

А вообще книжки покупал на Ozone и в огах иногда бывают. Больше не видел нигде.

ОДНАЖДЫ ВСЯ ЗЛОСТЬ ИСЧЕЗЛА.

Было лето.

Бегемот столкнулся с ежиком, но никто из них не разозлился. Черепахасказала улитке, что у нее очень торопливый вид, но улиткане рассердилась. Муравей съел торт медведя, но медведь не стал злиться.

Слон не разозлился на себя, когда не смотрел на тропинку, врезалсяв дуб и свалился на землю. А лягушонок не разозлился на цаплю, когдаона опять его съела.

Странный был день.

Звери, которым было больно, когда они во что-то врезались,не злились. Другие звери, которые жалели себя, не отвешивали себеоплеух и не говорили сами себе: «Ну-ка прекрати!»

Днем все звери собрались вместе на поляне в лесу.

Сверчок спрашивал слона, как ему чувствовать себя, если слонво время танца опять будет наступать ему на ноги: «Благодарным?Восторженным?»

Слон неуверенно посмотрел на него и пожал плечами.

— Я не знаю, — сказал он. — Может, счастливым? Или смущенным?

Никто не знал, как надо себя чувствовать, когда такое случается.

— Я грустный, — сказал паук, который висел чуть в сторонке между ветками розового куста.

— Это можно, — сказал бегемот. — Так можно себя чувствовать. Грусти, сколько хочешь.

Темные облака закрыли солнце.

— А давайте скрежетать зубами и топать ногами, — предложил буйвол.

— Или плеваться желчью, — добавила ласка. Звери попыталисьскрежетать, топать и плеваться, но не смогли вспомнить, как этоделается.

С мрачными лицами они сидели рядом.

— Я опасаюсь самого страшного, — прошептал муравей на ухо белке.

Белка кивнула. Она не знала, о чем говорит муравей, но была уверена, что он прав.

Под вечер похолодало, и звери стали прижиматься друг к другу.

Сверчок закидывал ногу на ногу и нечаянно ударил по коленке носорога.

— Ай! — завопил носорог. — Нельзя ли повнимательней!

Это были злые слова.

Все испугались и посмотрели на носорога. Какое-то время звери молчали. А потом всем стало весело. Ведь злость вернулась!

Слон сам себе надавал по ушам.

— Ай! — крикнул он. — Это я себе задолжал! А жук кричал: «Ну-ка подожди…» — ни к кому конкретно не обращаясь.

Все звери отправились по домам и собирались в эту ночь ужасно на что-нибудь рассердиться.

— Ты все еще опасаешься самого страшного? — спросила белка муравья, когда они в сумерках шли по лесу.

— Нет, — сказал муравей. — Я опасаюсь еще кое-чего. — Он нахмурилброви и искоса посмотрел на белку. — Но теперь не самого страшного.

Белка кивнула, попыталась придумать, на что бы ей рассердиться, и ни о чем больше не спрашивала.

 

Тоон Теллеген. «Неужели никто не рассердится?»

Рассказать друзьям
14 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.