Views Comments Previous Next Search

Реквием по детству

52143
НаписалIhar Paulau12 августа 2009
52143

Голос Мельхиора вновь звучит в ночи, глухо отзываясь в кронах деревьев, теряясь в осеннем тумане, затихая в утренней прохладе. Это его последняя песня. Следующей весной мы больше не услышим старого доброго Мельхиора, древнего обитателя и хранителя здешних мест, тихого гения с улицы «Плачущей Ивы» и, кажется, он это знает. Поэтому и старается, поет навзрыд, напрягая до невозможности свои лягушачьи щеки, будто оплакивает маленькую девочку, словно исполняет реквием по ее беззаботному детству...



Реквием по детству. Изображение № 1.




Эта книга попала мне в руки почти случайно. При обследовании одного из книжных магазинов мое внимание привлек синий корешок со зловещей надписью «Взгляд медузы». Не будь книга знакомого по всем другим книгам издательства «Амфора» формата, я скорее всего так и не удосужился бы ее пролистать. Но серия книг, изданная в начале 2000-х издательством «Амфора» при поддержке журнала «ОМ» сниcкала к себе мое доверие и интерес. Удачное сочетание цены и качества не оставило ни малейших сомнений в том, что книгу надо хватать. Как потом выяснилось, я нисколько не прогадал.


С первых страниц меня ожидало знакомство с девочкой по имени Люси. Ей всего 8 лет и пока еще она очень счастлива. У нее есть лучший друг – наивный мечтатель и будущий звездочет Лу-Фе, у нее есть мама с папой, красивый старший брат и смешные родственники. Писательница обставила мир своей маленькой героини под стать ее жизнерадостной, любознательной и творческой натуры. На протяжении первых 70 страниц Люси наслаждается жизнью и готовиться переехать в свою новую комнату, даже не подозревая о том, что эта комната вскоре станет ее ночной камерой пыток. На 80-й странице мир ее детства рушится.


Читатели, наверняка, сейчас представили себе ужастик в стиле Кинга, где маленькую девочку по ночам одолевают зловещие привидения и потусторонние силы. Но спешу кого-то разочаровать, а кого-то, напротив, обрадовать, книга насквозь реалистична, разве что образный язык автора придает ей небольшой оттенок мистической легенды, не более. Все герои – из плоти и крови, все они человеческие существа, и от этого их пороки не знают границ.


Ведя повествование, автор часто прибегает к образному языку - языку порхающих бабочек и жужжащих пчел, языку солнечных лучей и цветущих маков, языку болотных тварей и могильных плит. Иногда обилие метафор и образов начинает навевать скуку или раздражать. Но потом понимаешь, что по-иному и не возможно было бы описать все, что хотела рассказать нам Сильви Жермен. Или можно, но только на сухом судебно-психиатрическом языке, как это делают в хрониках криминальных новостей и репортажах «Дежурной части». Но в этом случае книга утратила бы всякую художественную ценность, окунув читателя сразу в самую грязь. Автор, как мне кажется, намеренно пыталась избежать такого тыканья носом, смягчая повествование тонкими пастельными штрихами и акварельными этюдами, а там, где это необходимо, образными средствами подчеркивает глубину переживаний героини и нагнетает атмосферу безысходности вокруг ее положения.


Не возможно было бы по другому передать и особенности мироощущения маленькой девочки, в голове которой сплелись фрагменты впечатлений, воспоминаний из сказок из мифов, собственные фантазии и грезы. Поэтому язык книги близок языку детей. То, что взрослые не говорят напрямую, дети узнают из наблюдений за ними, или домысливают сами. Так и автор – иной раз пишет весьма уклончиво, позволяя читателю, как тому ребенку, домыслить недостающие детали повествования самостоятельно.


Подробно описывая мир своей маленькой героини, писательница не забывает прорисовать характер каждого из взрослых героев. Мать Люси, отец,старший брат - за каждым из них стоит своя трагедия, своя история, своя вереница скелетов в шкафу. И только через обращение к прошлому каждого героя можно лучше понять его теперешний склад души.


Книга Сильви Жермен – это настоящее художественное пособие для тех, кто занимается проблемами сексуального насилия над детьми и оказывает им психологическую или медицинскую помощь. Не используя ни одного специального термина, ни одного незнакомого читателю слова, писательнице удалось очень тонко и психологически грамотно передать состояние и мироощущение ребенка, который попал в капкан педофила. На протяжении трех лет он терзал по ночам тело девочки, а днем, как ни в чем не бывало, безупречно играл роль ее умницы-брата.


За все это время в характере маленькой героини происходят кардинальные перемены. Она замыкается в себе, отдаляется от близких людей, даже от своего лучшего друга Лу-Фе, озлобляется на весь белый свет, утрачивает всё детское и по-взрослому костенеет. В одиночестве маленькая девочка несет бремя мрачной тайны, доверяя ее лишь могильным плитам своих ровесниц и болотным тварям, обитающим в лесу. Она пылает ненавистью к своему насильнику и к матери, ослепленной любовь к старшему сыну и ничего не желающей замечать. К своему телу, которое однажды привело к ней в комнату этого людоеда, и которое теперь насквозь пропитано его запахом, слюной, следами его рук. К самой себе – за то, что не может открыть тайну и покарать преступника. Ей понадобится огромное мужество и годы и годы жизни, чтобы справиться с лютой ненавистью и вернуть покой в свою душу. Этому длительному и нелегкому пути к самой себе после глубокого, незаживающего ранения, нанесенного одним из самых близких тебе людей, и посвящена книга Сильви Жермен «Взгляд медузы».



Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.