Views Comments Previous Next Search

Эльчин Сафарли

615309
НаписалОльга Таир литератор20 февраля 2010
615309

Эльчин Сафарли. Изображение № 1.

(фото: Айдан Керимли)

Дыханье Босфора от Эльчина Сафарли


Эльчин Сафарли − азербайджанский писатель, пишущий романы на русском языке. Он покорил читателей России книгами «Сладкая соль Босфора» о любви в жарком Стамбуле, «Туда без обратно» о тяжелой судьбе русской проститутки в Турции. В издательстве АСТ у Эльчина Сафарли вышло 4 книги, в ближайшее время будет издана пятая.

Поначалу творчество молодого писателя критики воспринимали не совсем серьезно. Но «Сладкая соль Босфора» вошла в сотню самых читаемых книг Москвы, а «Комсомольская правда» признала Сафарли «литературным открытием 2008 года». Контракт с «АСТ» предусматривает выпуск двух романов в год. Это довольно напряженный рабочий график. Кроме романов, Эльчин пишет статьи для журналов, рассказы для сборников.
Романы и рассказы Эльчина знакомят читателя с несколько экзотическим для нас Востоком и с душой, внутренним миром умного и амбициозного мужчины.

• Эльчин, вы быстро обратили на себя внимание читателей и критиков уже первыми своими романами «Сладкая соль Босфора», «Я вернусь...» о любви и романтических отношениях. О чём ваш роман «...нет воспоминаний без тебя» ?

Мне сложно отвечать на вопросы о содержание моих книг. Честно. Если бы в них были яркие, динамичные сюжеты, то, наверное, я смог бы рассказать, о чем они. Мои книги, прежде всего, для любителей атмосферной прозы. Города, запахи, краски, прикосновения, еда и, конечно же, отношения между людьми.

Мне интересно писать о мелочах, о том, что чаще всего остается незамеченным. Оттенки моря в ветреную погоду, отражение маленьких кусочков большого мира в радужных переливах мыльных пузырей, бархатистость помидорных листьев, уютное шуршание любимой подушки под головой, улыбка невзначай от незнакомого человека, аппетитный хруст корочки вишневого пирога в первом надкусе, потрескивание маслянистых черных семечек на старой чугунной сковороде. Вот они маленькие, но невероятно содержательные детали, благодаря которым и вырисовывается красота мира, жизни. Как сказал один критик, Сафарли читают не из-за оригинальности, разнообразия или блестящих сюжетов, в его книгах этого нет. Эльчина читают из-за атмосферы, которая для одних остаётся неуловимой, а для других очень много значит. По-моему, более точной характеристики моих текстов еще не было.

• Понятно, что женские образы ваших романов скорее всего собирательные, а главный герой Эльчина Сафарли − это обязательно, вы?

Признаюсь, да. Чувства, переживания, внутренние вопросы и ответы на них, поступки – очень многое, если не все, взято из меня. Это все копилось и копится по жизни, там, между сердцем и желудком. Для чего мне стараться, придумывать, если есть готовый материал? Без этого мои тексты не были бы искренними. А в творчестве, как и в жизни, искренность очень важна. Искренность в отношениях с самим собой, с людьми. Правда, в моей последней повести «Запрет на себя», которая выйдет весной этого года в составе сборника «Тысяча и две ночи», какие-то черты характера моего героя списаны с меня, но совершенно по-другому в нем сочетаются.

• Что самое сложное для вас в работе над новой книгой?

Писать и при этом жить в реальности, полностью не погружаясь в мир своих же строчек. К сожалению, современный популярный писатель – это, прежде всего, общественная персона. Ты должен, именно должен давать интервью, писать статьи в журналы, ездить на встречи с читателями и даже посещать «Дом-2», если пригласят. Потому что от всего этого зависит не только твоя узнаваемость, но и продажи твоих книг. Я, честно говоря, максимально ограничиваю подобные мероприятия. К примеру, у меня уже пятая книга выходит, а у меня еще не было встреч с читателями. Кроме того, я отказываюсь от съемок на ТВ. Вот, в этот Новый Год я должен был участвовать на новогоднем «Голубом огоньке». Для этого специально приехал в Москву и отказался от приглашения за день до съемок. Ну не могу я! Мне жутко неудобно появляться перед людьми и умничать там на какие-то глобальные темы. Ну что я могу сказать такого интересного, особенно когда с тобой в одной передаче Ерофеев, Веллер или моя любимая Татьяна Витальевна Устинова? Из-за этого у меня постоянные стычки с пиар-отделом АСТ. Они уже даже не обращаются ко мне, смирились. Знают, Сафарли иногда дает интервью, временами соглашается на написание колонок, а в остальное время он «вне зоны доступа». У меня мобильный постоянно отключен, а дома – автоответчик. Даже мама смирилась, а друзья пишут эсэмэски или имейлы, если что-то хотят мне сказать.

Я живу самой обычной жизнью. Бегаю по утрам, вечерами гуляю по набережной, по субботам хожу на рынок, по воскресеньям встречаюсь с друзьями, угощаю их свои фирменным шоколадным кейком, а в остальное время пишу книги. Слава Богу, мне пока за них неплохо платят, на жизнь хватает.

• От чего вы получаете удовольствие, когда пишете? Это признание читателей, возможность поделиться мыслями с другими людьми, что-то ещё?

Чехов верно сказал, кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения уже не существуют. По сути, ты пишешь о том, что тебя волнует, а в итоге это трогает десятки совершенной незнакомых тебе людей из разных уголков мира. Чувствуешь свою силу, ведь книжный мир в твоих руках и тебе решать, как сложатся судьбы твоих героев.
Самое приятное в писательстве - это то, что ты можешь видеть сны, когда не спишь. Плюс ко всему у тебя есть возможность решать, как все сложиться в этом сне. Разве, это не прекрасно?..

Конечно, для меня наиболее приятен сам процесс написания. Но чаще всего он бывает очень болезненным. Ведь, творчество чаще всего рождается от боли. Внутренней боли, которая переполняет тебя и в итоге выливается на белые листы бумаги. Это твое прошлое. Потери, разочарования, упущения. Приходится возвращаться обратно, снова переживать то, что, казалось бы, уже пережито.

• Как складываются ваши отношения с издательством «АСТ»?

Я люблю АСТ. Это издательство открыло Эльчина Сафарли, превратило это имя в бренд и по сегодняшний день не вносит никакие изменения в мои книги. Сюжет, объем, стилистика, название, обложка – все решаю я. АСТ в самом начале положилось на меня в этом вопросе и до сих я их не разу не подвел. Это их слова. Конечно, есть некоторые недовольства с моей стороны, ну как же без них в творческой работе? Ладно, так и быть, чуток пожалуюсь. Я вот кулинарную книгу затеял и с редактором этой идеей поделился, а руководство АСТ почему-то молчит, все не примет конкретное решение по данному вопросу. Не понимаю, чего они ждут? Когда ко мне обратиться конкурирующее издательство? (смеется)

Если говорить в целом, современных издателей вообще трудно любить. Для них писатель – это продукт, на котором первым долгом надо заработать деньги. И это вполне нормально. Но часто издатели впадают в раж и забывают о том, что писатель – это еще и человек, а не красивый огурец, взращенный в парниках с искусственным теплом. И этот человек, ну, писатель то есть, видит как его пытаются быстренько забросить в тару (где уже десятки на тебя похожих) и отправить на рынок, даже не посмотрев, созрел ли он. Одним словом, современная издательская сфера мне напоминает сельское хозяйство, а иногда и обычный рынок.

• Вас в последнее время редко можно встретить в Живом Журнале. Разочарованы этим сайтом?

С ЖЖ на данный момент у меня ровные отношения. Если когда-то я придавал ему большую значимость, называя неотъемлемой частью жизни, то сейчас все изменилось. Во-первых, в safarli.livejournal.com все меньше подзамочных записей, исчезло прежнее желание прятать о тех то, что волнует меня. Сейчас я знаю, кто я и для чего я здесь, говорить открыто о болезненном не боюсь, надо уметь гордиться любым состоянием своей души. Во-вторых, я осознаю, что уже мой жж принадлежит не мне, а своему содержимому. Я всего лишь являюсь автором, владельцем этой крошечной доли интернет-пространства… 

Не могу сказать, что разочаровался в жж, напротив, безумно благодарен этому ресурсу, благодаря которому познакомился с множеством потрясающих людей, теперь дружу с ними в реальности. И, честно скажу, мы редко вспоминаем, где и как познакомились, настолько близкими стали. Будто не было наших постов, комментов друг другу, будто мы случайно познакомились в каком-то кафе, разговорившись. Все же в Живом Журнале виртуальная жизнь предельно тесно приближена к реальной.

• В каком городе вы сейчас живете? Расскажите о своих впечатлениях. Чем жизнь сейчас отличается от той, что вы вели в Азербайджане?

Я не знаю, где живу. Да-да, не смейтесь. Уже который год разрываюсь между тремя городами – Баку, Москвой и Стамбул. В одном – семья, в другом – работа, в третьем – душа. Одним словом, все смешалось в нашем доме. Никак не осяду в одном из них, хотя уже так надоело мерить время протяженностью авиаперелетов.
Но, с одной стороны, в этом есть своя прелесть. Вот, позавчера, проснувшись рано утром, я решил съездить в Москву. Быстро оделся, сел в такси и отправился за билетом. Спустя вечер, я распивал отменное шампанское на Шаболовке с моим хорошим другом, фотографом Айдан Керимли. Быть может после завершения этого интервью, я решу съездить в Стамбул, меня всегда тянет туда с наступлением холодов.

Стамбульская зима другая, более душевная и не такая суровая, как, к примеру, московская. Дыханье Босфора, горячий чай с воздушным симитом (кунжутная булочка) и много мыслей о том, что было… А Баку – это родина. Это мои родители, мои друзья юности и первые разочарования взрослой жизни. Баку для меня – эта та самая родина, куда всегда можно вернуться, при любом раскладе событий. Там каждая улица, закоулок, проспект – мои воспоминания.

• Какие книги произвели на вас сильное впечатление в последние годы?

Из последнего – это «Условно пригодные» Питера Хёга, «Кубинские сновидения» Кристины Гарсия и «Не уходи» Маргрет Мадзантини. Три невероятно мудрые книги о человеческих утратах и последствиях этих потерь. Все три отлично переведены на русский язык, советую!

• Как получилось, что вы начали увлекаться кулинарией?

Благодаря маме и великолепным женщинам нашего рода, которые на кухне не просто готовят, а колдуют. Даже можно сказать проживают жизнь, потому что именно здесь, в окружении душистых специй, волшебных масел, неугомонных сковородок, пестрых мисок, бутонообразных венчиков, они переживают все, что происходит в них, вокруг них. Так что, любовь к еде передалась мне по наследству (смеется).

С годами мне приятнее готовить, нежели есть. Это другое, совершенное особенное удовольствие, не похожее на физическое. Предпочитаю готовить мучные, овощные блюда, легкие супы, то есть как можно меньше мяса. Надеюсь, со временем я вообще смогу исключить его из рациона. Вдвойне приятнее писать о еде. В прошлом году я писал во многие российские издания, в частности в «Гастроном». А вот начиная с февраля этого года я еженедельно веду колонку на Леди@Mail.ru.
Приятно, когда твои тексты публикуются на популярном женском портале рунета с посещаемостью свыше 300 тысяч человек в день. И этот факт накладывает большую ответственность – все должно быть предельно интересно, доступно. Но это сделать не так трудно, когда работаешь с Яной Лепковой, легендарным главредом российского Cosmopolitan и первым руководителем русской версии журнала OK!.

• Легко ли восточному мужчине общаться с русскими девушками?

Не только легко, но и приятно. Русские девушки – душевные, открытые и, главное, читающие. Когда я бываю в Москве, то непременно захожу в книжные и, поверьте, мне невероятно видеть, как юные девочки, красивые девушки, состоявшиеся женщины подолгу выбирают книги, выстраиваются в очередь на кассах. Не в одной другой стране я такого не видел.

• Расскажите, пожалуйста, о самой романтической истории, которая произошла с вами в 2009 году.

В конце прошлого года в моей жизни произошла невероятно романтическая история, которая до сих пор продолжается. Но сейчас о ней рассказывать я не буду, дождитесь новой книги, осталось совсем мало. Там все в подробностях, но под другими именами (улыбается). 

Вопросы задавала Ольга Таир
17.02.2010

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.