Views Comments Previous Next Search

Прямая речь: Ярослав Рассадин и Александр Матвеев о Martini Art Club

0769
НаписалAlevtinka Korneeva28 мая 2012
0769

Прямая речь: Ярослав Рассадин и Александр Матвеев о Martini Art Club . Изображение № 1.Матвеев Александр

Конкурс Martini Art Club, организованный для молодых дизайнеров, - настоящий шанс для молодых и талантливых заявить о себе. В течение нескольких месяцев конкурсанты присылали свои варианты бутылок флагманских для Martini продуктов – вермута Martini Bianco и игристого вина Martini Asti.

20  мая подача заявок для участия в конкурсе закончилась. В течение прошлой недели профессиональное жюри, состоящее из лучших дизайнеров, иллюстраторов, арт-директоров России и мира отбирало сто лучших работ, которые в дальнейшем будут показаны на выставке этой осенью. Работы двух победителей отправятся в производство и их можно будет увидеть на прилавках всех магазинов нашей страны. Кроме того, победители отправятся на обучение в школу дизайна «Парсонс» в Нью-Йорке (Parsons The New School for Design).

Герои еще не определены, количество работ, присланных на конкурс, оказалось очень велико, и процесс выбора немного заятнулся. Пока жюри выбирают лучших, предлагаем посулшать, что говорят о дизайне и о молодом поколении промышленного дизайна и его будущемо одни из жюри проекта – Ярослав Рассадин (однин из самых известных промышленных дизайнеров России и основатель студии Manworks Design) и Александр Матвеев (соучредитель первого российского интернет-журнала о промышленном дизайне designet.ru).

Вы являетесь представителями жюри конкурса Martini Art Club. Как вы относитесь к инициативам крупных брендов, реализующих подобные проекты для молодых начинающих специалистов? Реально ли полезны для них такие истории? Могут ли они отразиться на их дальнейшей карьере и профессиональном росте? И как именно?  

Я.Р.: Положительно, потому что нашим ребятам часто не хватает возможности полностью погрузиться в процесс от идеи до реализации, а только так можно стать толковым дизайнером. Кроме того, если крупный бренд охотно экспериментирует со свежими идеями, то результат полезен всем.

А.М.: Я сам неоднократно участвовал и побеждал в конкурсах, а теперь еще и организую конкурсные истории с участием брендов, рассчитанные на реализацию победивших работ. Так что отношение к данной практике у меня самое положительное - ничто лучше не продвигает молодого дизайнера в плане его профессионального развития и карьеры, чем портфолио из ярких реализованных проектов. Доказав себе и окружающим "я могу это", намного легче двигаться дальше. А обратная связь - отклик профессионального жюри и большого числа зрителей - помогает лучше понять свои сильные и слабые стороны, а иногда и открыть новые сферы профессиональной деятельности.

Что вы прежде всего будете оценивать в работах, которые присылают на конкурс, – идею или настроение? Каково ваше впечатление от уже присланных на конкурс работ? Есть достойные экземпляры?

Я.Р.: Для меня важна мысль, которая побуждает взять и купить продукт. Причем не всегда нужна суперноваторская идея, часто важнее создать элегантное высказывание.

А.М.: Буду оценивать сочетание качества концепции, графической культуры и настроения Martini. Хочется, чтобы все сошлось вместе. Интересных работ набралось уже немало.

Чего больше должно быть в промышленном дизайне — собственно дизайна или маркетинга (если речь идет о коммерческих товарах)?

Я.Р.: Хороший дизайн сам по себе работает, потом его можно подкорректировать маркетингом. Не более. Важно только иметь в виду, что в этой схеме дизайнер должен знать потребителя лучше всех, даже лучше самого потребителя.

А.М.: В промышленном дизайне центральное место уделяется не вещи, а человеку, его взаимодействию с продуктом, его ощущениям, получаемой пользе и т.п. Поэтому хороший дизайн меньше нуждается в рекламных и маркетинговых ухищрениях, призванных продвинуть продукт потребителю. Иногда даже вообще не нуждается. Но тут все зависит от рынка: маркетинг FMCG отличается от маркетинга гаджетов или промышленного оборудования.

С какими продуктами лично вам интереснее всего работать? Большими, маленькими, массовыми, бутиковыми, физическими, виртуальными?

Я.Р.: Нет разницы, я уже успел влезть во всё, от посуды до яхт и автомобилей, но это одни и те же компетенции по большому счету - смотреть свежим взглядом на вещи. И перенос опыта проектирования мелких объектов на большие, и наоборот, это только плюс, мозг лучше раскачивается. Так что я рад, когда работаю над чем-то новым и свежим.

А.М.: Мне интереснее работать с физически осязаемыми объектами - от масштаба того, что помещается в ладонь, до пространств в тысячи квадратных метров. Причем в последнее время вектор интереса смещается к большему масштабу, в сторону архитектуры. А тиражность не столь важна, сколько публичность, востребованность проекта. Интерьер Британской высшей школы дизайна, к примеру, который я проектировал, существует в одном экземпляре, но работает он для очень большого числа людей.

Дизайнер — это все-таки человек, который что-то продает, но все мечтают работать на грани арта. Как молодым профессионалам нащупать грань, которая сделает их успешными, но поможет раскрыться как художникам? Насколько долго это происходило у вас?

Я.Р.: Не совсем так. Есть самореализация от выполнения задач, это сложная работа, и нужны навыки и невероятно широкий кругозор в разных областях. Такие дизайнеры могут всё, и они на вес золота. Но если при этом хочется продвигать авторский взгляд, то рано или поздно пойдут ограничения. Нужно быть готовым к такому повороту, когда придется отстаивать свою позицию, философию. При этом отвалится часть клиентов, которым не нужен ваш почерк, зато, вероятно, появятся новые.
У меня лично этот процесс даже не особо начинался, я пока совсем не смотрю на арт, и весьма коммерческий, просто я люблю определенную геометрию и ощущение.

А.М.: Дизайнер сам ничего не продает, кроме своих услуг. Но то, что он создает, каким-то образом необходимо встроить в экономическую и производственную систему. Т.е., во-первых, кто-то должен оплатить реализацию проекта - неважно, в одном ли экземпляре или в миллионных тиражах. А во-вторых, дизайнеру необходимо еще и добиться качественной реализации задуманного на базе существующих технологий и материалов. И возникает дилемма: первое проще сделать, если ты работаешь на заказчика и передаешь ему ответственность за конечный результат, а второе - если все остается на 100% под твоим контролем, как в случае с арт-дизайном. Баланс между этими крайними точками у каждого свой, и искать его придется постоянно. Очевидно, что сегодня дизайнеры стремятся к большей независимости, к выпуску собственных продуктов, пусть даже без сверхприбылей. Зато в них можно протестировать и заявить публично именно свое видение - без оглядки на вкусы клиента-потребителя или ограничения конкретного производства. Будущее дизайна, на мой взгляд, связано именно с такой - проактивной - позицией дизайнера.

Вы преподаете и руководите коллективами дизайнеров. Сколько вам нужно времени на то, чтобы понять, насколько человек талантлив? Как это происходит?

Я.Р.: По портфолио все видно сразу. Я несколько раз ошибался, иногда минусы дизайнера можно раскопать только со временем. В целом, нет никаких правил на этот счет, лучше просто перепробовать нескольких кандидатов, чем пытаться угадать. 

А.М.: Для меня, если речь идет о творческом коллективе, на первом месте среди профессиональных качеств стоят человеческие. Уже просто присутствие человека должно усиливать дух команды, расширять ее способности. Иногда это проявляется моментально, а когда-то требуется большое время и вызов, проявляющий нужные качества в критический момент. Все очень индивидуально.   

Объявление сотни финалистов конкурса Martini Art Club состоится уже в эту субботу. Двойка главных победителей будет известна в сентябре, на итоговой выставке проекта. Следите за обновлениями и анонсами на LAM и на сайте проекта: http://www.martiniartclub.ru/.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.