Views Comments Previous Next Search

Линум: дизайн тканей (советы, тренды, рекомендации)

05704
НаписалМария Одинокова1 июня 2012
05704

Линум: дизайн  тканей (советы, тренды, рекомендации). Изображение № 1.

Не секрет, что в России не так уж много осталось компаний, производящих текстиль. Группа «Линум» возглавляет приятное меньшинство. На производственных площадках ОАО «Вологодский текстиль» массовыми тиражами выпускаются льняные и льносодержащие ткани, изделия домашнего текстиля, мужская и женская одежда, а также Вологодское кружево ручной работы. Это единственная компания, продукция которой ежегодно представляется на ведущих мировых выставках. KunjutMag познакомился с «Линумом» в этом году на выставке «Индустрия моды» и отметил для себя высокое качество дизайна тканей. Захотелось узнать поближе талантливого русского производителя. Дарья Муштук, ведущий дизайнер группы «Линум» откликнулась на нашу просьбу об интервью и KunjutMag с удовольствием посетил офис компании, где узнал об особенностях работы дизайнера на российском производстве.

 Дарья Сергеевна, расскажите, как Вы стали дизайнером?

Я училась в средней художественной школе при Академии им. Репина. Это классическая художественная школа, которая совмещает в себе среднее образование и художественное. Она изначально выпускает из себя исключительно художников, в редких случаях оттуда люди уходят в какие-то другие ВУЗы, кроме Академии художеств. В то время я совмещала художественную школу со спортивными бальными танцами. Кроме того, мне было интересно заниматься одеждой. У меня бабушка портниха, мама всю жизнь шила, можно сказать, что я с ножницами родилась. Стало понятно, что живопись меня интересует, но меньше, нежели одежда. Решено было, что я пойду учиться в Мухинскую академию. Поэтому я благополучно поступила в «Муху», закончила её, получив специальность дизайнера костюма.

Когда Вы пришли работать в «Линум», и как развивалась Ваша карьера в компании?

«Линум» — это часть холдинга управляющей компании «Доминион», которая управляет различными видами бизнеса. Впервые меня пригласили в компанию на фрилансерский проект – требовалось нарисовать костюмы для официантов к открытию ресторана «Государь». Затем я стала заниматься в «Линуме» тканями. Это был 2004 год. Тогда мы выпускали ткани только классического льняного ассортимента: клетчатые скатерти, полосатые простыни, отбеленные базовые конструкции, как мы их называем, которые с успехом продавали за границу огромными фурами. Тогда дизайн заключался только в цветосочетании полосок. Но в 2005 году, когда Китай пришел на общий мировой рынок, ситуация сильно изменилась, и востребованность отбеленных тканей сократилась в разы. Интерес на рынке стали представлять только готовые ткани, и мы приняли решение взять курс на производство ткани для одежды, хотя это считается одним из самых тяжёлых и рискованных направлений, особенно для льнянщиков. Но мы поставили себе такую задачу, и стали потихонечку к ней идти. Я пришла сразу на позицию ведущего дизайнера, но изначально она в себя включала и функции рядового дизайнера. Сначала я всё делала сама. Это потом я обросла штатом дизайнеров. Сейчас он достаточно большой, но и нынешний объём выпускаемой продукции не сравним с прежним.

Какие требования Вы предъявляете к дизайнерам, которые приходят работать в компанию?

Требования самые простые, потому что я беру молодых дизайнеров, которые только обучились. Дело не в том, что я не хочу брать дизайнеров с опытом. Просто этого опыта, к сожалению, если мы говорим про текстиль, нет ни у кого. Потому что студентам негде ни проходить практику, ни потом работать. Как правило, два питерских  профильных ВУЗа (СПбГУТД и «Муха»), которые имеют текстильные кафедры, каждый год выпускают не меньше 15 дизайнеров. Которые дальше благополучно растворяются по полиграфическим компаниям, по маленьким дизайнерским бюро, или все занимаются пошивом штор (смеётся). Все, кого мы принимаем на работу, дальше едут к нам на производство и с такими удивлёнными глазами возвращаются! Производство текстиля обязательно надо увидеть и понять, что это действительно очень трудоемкая, где-то не всегда чистая, тяжелая работа. У меня требования такие: аккуратность во всем. Это касается даже того, чтобы вовремя прийти на работу. У нас компания, в которую нельзя опаздывать, и это самое первое, чем я пугаю дизайнеров на собеседовании. Они должны быть дисциплинированы с точки зрения выпуска продукции, поэтому не допускается такого, что у меня сегодня, например, плохое настроение, я буду сидеть пить чай и думать, смотреть что-то в интернете (смеётся). Всегда есть работа, которую ты можешь делать, когда у тебя что-то не получается. Есть какая-то статическая работа, подчистка рисунков, например, которая не требует вдохновения. Хотя я считаю, что на все нужно вдохновение. Безусловно, у дизайнера должны быть художественные способности, хорошее цветовидение — об этом я даже не говорю.

Каковы принципы работы дизайнерского отдела?

У нас есть график, вся работа строго регламентирована, и сидеть долго думать: сегодня я сделаю вот это, а не получилось, ну, и ладно — у нас такого нет. На каждую неделю дизайнеры чётко знают, что должны из себя выпустить: сегодня мы делаем пёстрое ткачество, завтра мы делаем жаккард, послезавтра печатные рисунки. У нас всё наработано, мы как поезд, который едет по расписанию. Это самое главное в производстве.

Следите ли Вы за трендами? Влияют ли они на производство?

Мы — компания, которая работает по графику мировой индустрии моды. Плательные ткани мы выпускаем за полтора года, т.е. сейчас мы разрабатываем коллекцию тканей осень-зима 13/14. Мы живём вперёд надолго, потому что мы должны успеть произвести образцы этих тканей, показать их на выставке, получить заказ от швейников, которые в свою очередь должны успеть отшить и продать. Без тенденций здесь никогда нельзя попасть в точку. Мы пользуемся обязательно подсказками, мы подключены к всемирно известному аналитическому порталу WGSN. Они дают тренды по всему дизайнерскому спектру: по тканям, по упаковке, по интерьерам и т.д.

Какие тренды ждут нас в 2013 году?

Сейчас мы сделали коллекцию на лето 2013. На смену бабочкам пришли птички. У нас идут на них заказы в Италии. Сейчас на них странно смотреть, но я уверена, что в свой сезон это будет абсолютно трендовая вещь. Следующее лето будет ярче, нежели нынешнее. Что касается структуры коллекций, которые мы выпускаем, то мы разрабатываем обычно три направления. В зависимости от сезона они бывают немножечко разные, но сам принцип выбора этих направлений сохраняется. Первое направление — обязательно что-то природное, натуральное, спокойная нежная гамма. Второе направление у нас бывает авангардное — ярче, абстракней, сложнее, иногда мы его делаем или с уклоном в этно, иногда с историческим уклоном, в зависимости от сезона. И третье направление — это город, городской житель. Что касается производства собственной одежды, мы берем все равно что-то всегда более спокойное по цвету и по рисунку, потому что мало того, что на нас накладывается российский отпечаток, у нас всегда еще есть какой-то питерский взгляд.

А какие различия между мировыми и российскими трендами? 

Например, по сравнению с Англией, мы архиконсервативная страна. Англичане с точки зрения дизайна совершенно свободны, руки у них развязаны. Они действительно делают вещи (одежду), которые у нас на улице совершенно невозможно встретить, я имею в виду в основной массе, я не беру отдельную группу каких-то модников. Я говорю про среднюю массу, потому что мы не выпускаем какой-то элитный продукт, мы стремимся сделать продукт доступный всем. Поэтому в части наших дизайнов мы более сдержаны, консервативны.

Как поэтапно проходит разработка коллекции на сезон?

Наша коллекция состоит из 144 дизайнов. Сначала мы изучаем тенденции – это вторая неделя года. Смотрим, анализируем свои предыдущие ошибки и удачи, удобства и неудобства производства. Делаем заявочные предварительные листы: защищаем саму идею, утверждаем цветовое решение коллекции, которое состоит из трёх направлений, каждое из которых делится на мужское и женское. На всё это составляется цветовая палитра, которая дальше выдаётся колористам как задание в крашении пряжи, тканей. Дизайнер руководствуется палитрой в создании кроков. Даём количественную характеристику, т.е. мы предварительно знаем, сколько сделаем ткани для костюмов, для платьев, для блузок и т.д. Следующий этап – дизайнеры разрабатывают эскизы, по каждому направлению. Они делают кроки, присылают мне на утверждение, мы смотрим, что хорошо, что плохо, что дорабатывать, от чего совсем отказаться. Затем мы отправляем это в производство. Я отсматриваю всё до последней ниточки. После этого у нас проходит последний художественный совет, когда мы утверждаем, что будет входить в коллекцию.

Какие требования производство предъявляет к работе дизайнеров и какие ограничения накладывает непосредственно на сами дизайны?

Дизайнер на производстве – не просто художник, который бездумно может творить свою картину. Мы связаны со временем и стоимостью. Если говорить про печать (набивку), то каждый цвет  – это дополнительный шаблон, а следовательно и  стоимость. Естественно, нам всегда экономисты ставят задачу уменьшить количество цветов. Поэтому мы всегда стоим перед выбором: либо сделать дизайн какой-то очень эффектный, красивый, с большим количеством цветов, либо сделать что-то попроще и менее рискованное. Мы ограничены по цветам не только экономически, но и технически: максимально в дизайне может использоваться 12 цветов. Свои ограничения также накладывает материал – лён. Это сложная фактура, мнется, конечно, ведь лён — натуральный продукт… Надо накладывать на дизайн видение того, что он помнётся. У льна есть утолщения, которые являются эффектом, присущим только этому продукту. Мы ни в коем случае не должны их забить, снивелировать, нужно так сделать дизайн, чтобы эти эффекты остались эффектами, и при этом не перегрузить дизайн, чтобы не получилась некая шляпа на панаме (смеётся). Если мы возьмем, к примеру, тонкий батист, то на нем можно сделать очень тонкий рисунок, который на льне нельзя напечатать, он просто провалится в фактуру. Поэтому, как правило, толщина линий в наших дизайнах составляет не менее 2 пикселей.

Дарья Сергеевна, будучи главным дизайнером, вы ещё что-то рисуете или только руководите?

Рисую все меньше и меньше, к сожалению. В коллекции весна-лето на будущий год я уже практически ничего не рисовала. Я могу какие-то наметки, «почеркушки» давать того, чтобы я хотела увидеть, если у дизайнеров совсем не идет, но практически этого нет. Вот сейчас, единственно, шаблоны одновальные из одного цвета надо было сделать – стояла такая задача. Я взялась, вчера рисовала. Когда много дизайнеров, если каждого организовывать, то получается дальше времени практически уже нет.

Расскажите о Вашем сотрудничестве с Вячеславом Зайцевым?

Когда мы начали заниматься вплотную тканями, как развивающаяся компания, мы решили пойти к мастерам. Мы пришли один раз к Вячеславу Михайловичу. Но тогда он, привыкший работать с шелками, с хорошей шерстью, мнущийся лён как-то не воспринял. Но, собственно говоря, меня это совершенно не удивило, потому что на тот момент особо показать было нечего.

Потом, конечно, от коллекции к коллекции мы росли. И сейчас смотреть на то, что мы делали два года назад, смешно. Но это нормально, все развиваются. И в очередной раз, когда мы попали к  Вячеславy Михайловичy, мы уже показали достойную коллекцию, из которой он выбрал, что шить. Дальше у нас был один отдельный с ним проект, когда он мне на листочке, как я своим дизайнерам рисую «почеркушечки», так он мне тоже нарисовал. Говорит: «Хочу такие горошки и вот такие вот полосочки. Давай-ка мне и сделай их». И мы сделали эти дизайны. Они достаточно простые, но очень яркие и лаконичные. А дальше Вячеслав Михайлович такую коллекцию забабахал! (Смеётся).

 С кем ещё из российских дизайнеров Вы работали, и с кем хотелось бы посотрудничать?

Мы работали с Валентином Юдашкиным, с Янисом Чамалиди, Елена Шипилина покупает у нас ткани. Как дизайнер мне нравится Алёна Ахмадулина, было бы интересно с ней поработать. Мы сейчас купили цифровой принтер для печати по натуральным тканям. С точки зрения дизайна, это огромные возможности, никаких ограничений по цвету и по количеству.  Думаю, для дизайнеров это будет интересно.

 Какова вообще роль цвета в дизайне?

Я бы сказала, что она основная. Но это мое личное мнение, потому что я больше живописец, нежели график. А если вы спросите графика, то он скажет, что впереди будет линия. Но я считаю, цвет  — основное, что тебя привлечет. Взгляд всегда будет выделять всё равно какие-то цвета. Что-то мы больше любим, что-то меньше.

А какие Ваши цветовые предпочтения? Влияют ли они как-то на выпускаемые дизайны?

У меня очень четко. Первый цвет — это голубой, затем — красный. Ну, белый и черный опустим. Я люблю, естественно, как все петербуржцы, серый. Синий цвет. Голубой и синий, на самом деле, люблю во всех ипостасях. Фиолетовый, сиреневый. Очень плохо отношусь к желтому и зеленому. Особенно к жёлтому, он у меня всегда выпадает. Но я уже достаточно взрослый человек, давно занимаюсь дизайном, чтобы не накладывать свои личные предпочтения на производство. Я могу увидеть красоту и в каких-то желто-зеленых цветах, но просто меньшую.

Какой стиль как дизайнеру присущ Вам?

Мне присущ стиль модерн. Это точно, абсолютно. Я имею в виду модерн Серебряного века.

Ваш стиль сложился стихийно или был тщательно продуман?

Он сложился просто из моих предпочтений. Потому что для меня красиво всё, что изломано, изогнуто, перья павлиньи страшно люблю. И вообще, когда я вижу любой завиток какой-то, решетки или чугунного литья, или любую «почеркушечку» Альфонса Мухи, то мне сразу всё красиво, все замечательно и больше ничего не надо.

Какой самый полезный фэшн/дизайн-совет Вы получали?

Самый полезный совет я получила от руководителя моего диплома: «Будь собой и делай так, как ты чувствуешь». Потому что все твои метания в результате ни к чему хорошему не приведут, если ты пытаешься быть не собой. Ты не сможешь сделать продукт, который тебе не близок по духу, не свойственен. Поэтому ты все равно будешь идти в какую-то свою струю. У всех есть свои привязанности. Я всегда смотрю, какие каракули выводит дизайнер, когда ему делать нечего. По ним всегда можно определить к чему он тяготеет. И может, я  команду себе подбираю таких же близких по духу, которая будет тоже какие-то модерновые завитушки рисовать. Если посмотреть мой ежедневник – это, конечно, очень смешно. Когда я зависаю где-нибудь, на совещании каком-нибудь скучном, то рисую всякие завитушечки. Я, правда, сейчас стараюсь более спокойной быть и поменьше их рисовать (смеётся). Но тем не менее. В прошлом ежедневнике у меня вообще живого места не было — и везде завитушки модерна.

А какой совет Вы бы могли дать начинающим дизайнерам?

Я могу дать такой совет: сначала научиться быть художником, а потом – дизайнерoм. Потому что нужно нарисовать в своей жизни 10 раз кубик, 20 раз табуретку, 150 раз еще что-то – в общем, получить классическое художественное образование, которое в России на высоком уровне.

Интерьвью подготовлено Kunjut Textile&Design http://blog.kunjut.com/linum-russkij-fashion/

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.