Views Comments Previous Next Search

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей»

31097
НаписалDepst 23 июля 2012
31097

Создатель марки скетчбуков и блокнотов Voodoo Books Павел Платонов рассказал о том, что общего у ручного производства и магического ритуала, что важнее — свобода или деньги, и почему нужно начинать своё дело в России.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 1.

Паша, расскажи, как и когда начался Voodoo Books.
Сама идея родилась примерно года два — два с половиной назад. Я тогда учился в архитектурном институте, мне всегда нравились натуральные материалы и вещи минималистичные в плане дизайна — качественная, приятная на ощупь бумага, обложка без всяких раздражающих принтов и огромных лейблов. Примерно год назад были готовы первые образцы и запустился сайт. С тех пор мы экспериментировали с бумагой, материалами и составами — комбинировали кальку, клетку, миллиметровку, обычную бумагу, крафт — и выбрали в итоге самую оптимальную в производстве по соотношению цена/качество.

То есть ты, прежде всего, делал вещь для себя, так?
Конечно, Voodoo Books вырос из собственных потребностей. Я раньше рисовал практически на всём, и захотелось сделать другой формат, уйти от стандартных штук и чтобы на продукт был универсальным, чтобы на нём не читалось «привет, я русский».

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 2.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 3.

Над названием долго думал?
Кстати, нет, оно довольно быстро пришло и настолько прижилось, что сейчас я даже и не помню, какие ещё варианты рассматривались. Мне нравится мистическое ремесло не в плане чёрной магии вуду (смеётся), а в плане процесса: когда над чем-то корпишь, собираешь из разных ингредиентов и результат влияет не только на тебя, но и на других людей.

Ну и связь с природой, по-моему, по названию сразу заметна.
Точно, мы принципиально подбирали максимально экологичные материалы: бумага стандарта FSC — австралийская, из древесины, получаемой при контролируемой вырубке. Обложка — продукт вторичной переработки. Мы вообще хотим полностью перейти на бумагу из вторсырья.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 4.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 5.

Кто ещё работает в твоей команде?
Команда менялась, но нас стабильно четыре человека. Кроме Ивана Максимова, который нарисовал лого, мне помогают друзья: Гоша, который находится на производстве и всё там контролирует, Юлианна — она занимается логистикой, работой с заказчиками и отправкой заказов и Инна. А раньше всё сам на коленке делал, дома, после института — на 100% DIY.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 6.

Получается, что вы всё сами производите?
Ну да, очень сложно найти хорошее производство с современным оборудованием и, главное, людей, с которыми можно говорить на одном языке и не стоять у них над душой, контролируя процесс от и до. Любое стороннее производство — это игра в сломанный телефон.

Кто в основном покупает скетчбуки и какова география покупателей?
Покупают как художники и дизайнеры, так и вообще не связанные с искусством люди, которым просто близка наша эстетика и которые любят писать от руки — те же клерки. Благодаря интернету заказы расходятся по всей России: это и крупные и небольшие города, от Нижнего Новгорода, Самары, Перми вплоть до Владивостока, но в основном, конечно, Москва и Питер. Плюс есть пара офлайн-магазинов в Ростове-на-Дону.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 7.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 8.


А ты сам на что в первую очередь внимание обращаешь — на дизайн или функционал, что важнее?
Ну, конечно, первая стадия восприятия — визуальная, когда глаз за что-то цепляется, типа, о’кей, мне это нравится. Потом уже оцениваю функционал. Бывают вещи функциональные, но жуткие по дизайну, а бывают какие-нибудь ежедневники, которые умудряются делать страшными и нелогичными одновременно.

Есть ли такие иллюстраторы или марки, с которыми хотелось бы поработать в рамках Voodoo Books?
Да, очень много классных ребят. Сейчас, например, готовим коллаборации с друзьями — группой Motorama и маркой одежды Hobo and Sailor . Здорово, что многие начали шевелиться и что-то производить своими руками. Вообще в планах разрабатывать не только блокноты, но и объекты промышленного дизайна и развивать само производство: чтобы человек мог прийти в лабораторию с оборудованием и по собственным эскизам изготовить вещь, перевести её из виртуального в реальное, физическое состояние.

Ты считаешь Voodoo Books основным своим занятием или для тебя это один из проектов?
Это один из проектов, я переключаюсь между ними. Второй проект называется Workshopper: я привожу в Ростов специалистов по цифровому макетированию и сам веду курсы о том, как из цифровой модели сделать материальную, как работать с объёмом и материалами. Поскольку в университетской, безнадёжно устаревшей программе вообще не отражены европейские и мировые тенденции, мы пытаемся с помощью курсов восполнить этот пробел.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 9.

Как тебе живётся и работается в российских реалиях? Сталкиваешься вообще с государством?
Приходится, я веду бухгалтерию, плачу налоги и всё такое, но меня это совершенно не парит. Наоборот, это плюс: так проще купить товар не по какой-то заоблачной цене и договориться с магазинами. Вообще в России мне нравится, что здесь можно делать всё что угодно, потому что куча свободных ниш, было бы желание. А не нравится само отношение людей к тому, что их не касается, как им кажется: на то, что дальше их собственного дома, им наплевать. Такой пофигизм я бы изменил.

А деньги для тебя важны? Мог бы чем-то заниматься только ради денег?
У меня вообще нет такого приоритета — заработать до фига денег. Я не могу заниматься вещами, которые мне не нравятся, хоть убей. Поэтому я бросил коммерческую фотографию, меня это дико раздражало, и не сижу в архитектурном бюро, где всё поставлено на поток. Заработать на любимом деле можно, всем стоит об этом помнить. Так что я придерживаюсь таких правил: занимайся тем, чем хочется заниматься, и будь свободным в духовном плане.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 10.

Откуда у тебя берутся идеи?
Наверно, из космоса (смеётся), я никогда не анализировал, если честно. Просто скрещиваю разные формы и материалы, и всё. Больше всего вдохновляют природа и музыка, когда они пересекаются, появляется какой-то визуал.

Можешь выделить какие-то свои положительные стороны и недостатки?
Из недостатков, которые я в себе заметил, — то, что я всегда хочу всё сделать сам, мне кажется, что я сделаю лучше. Но от этой мысли я пытаюсь отскочить, потому что всё не проконтролируешь никогда. А достоинство в том, что не отказываюсь от идеи, даже если она сложновыполнимая.

Павел Платонов: «Мне нравится, когда мой труд влияет на других людей». Изображение № 11.

Интервью: Mareena von O
Фотографии: Максим Поливанов

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.