Views Comments Previous Next Search

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ

158756
НаписалStephan Rabimov16 января 2011
158756
СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ — Мода на Look At Me

Знаете ли вы, что в городе Норфолк, штат Виржиния, женщине законом запрещено выходить на улицу, если на ней нет корсета. И наоборот – в городе Меррвиль, штат Миссури, женщина не может выходить на улицу, если на ней надет корсет, закон гласит: "Мужчины имеют право получать удовольствие от созерцания приятных окружностей молодого тела, не затянутого в бандаж». Такие дела...

А вот еще одна историческая зарисовка. В 1899 году в английском журнале Society было опубликовано письмо читательницы, скрывшейся под псевдонимом "Осиная Талия", которая рассказывала о том, как в детстве она взбунтовалась против корсета. Но французская гувернантка "Осиной Талии" была решительной особой: "Последовало наказание, которое заставило меня полностью починиться и пошло мне на пользу. Меня подвесили к потолку за запястья, а ноги, обутые в ботинки на высоком каблуке, привязали к кольцу на полу. В этом положении меня жестоко высекли, что причинило мне сильную боль, но не оставило следов, потому я была затянута в корсет. Прежде чем развязать мне руки, французская гувернантка утянула мою талию до 38 см". Да, тут есть над чем подумать и чему поразиться...
Пройдемся по музейным галереям. Изысканные дамы эпохи средневековья, Возрождения, барокко, роккоко, ампира и 19-го века в шикарных вечерних нарядах проплывают перед нами. Прекрасен пейзаж, спокойное и нежное лицо на полотне, роскошный бархатный или парчовый, расшитый тысячами мелких бусин, туалет. Как прекрасна осанка и тонка талия позирующих женщин... Боже, как же они страдали?! Кто видел их скрытые от мира слезы?

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 1.

Идеальная фигура женщины на протяжении многих веков достигалась орудием пытки, точнее при помощи корсета. Корсеты менялись в зависимости от времени и идеологии эпохи. Появился корсет на заре современной цивилизации у древних греков, римлян или даже -этруссков. Это была простая тканевая или кожаная повязка, которая либо поддерживала грудь, либо немного стягивала талию. Повязку носили и под одеждой и поверх туники.

Никто не может сказать, носили ли варвары-женщины корсеты после развала Римской империи, но в XIV веке женское тело стали заковывать в сложную конструкцию с металлическими или деревянными брусками. Она не только подчеркивала формы, но исправляла недостатки фигуры и «держала спину». Долгое время корсеты был доступны только узкому кругу людей, так как цены на них были весьма высокими. Надо заметить, что корсеты являлись так же принадлежностью мужского гардероба, они были частью униформы и защищали воинов от вражеских копий. 

Позже, в Испании, на рубеже XV и XVI веков, корсеты стали делать из кожи и металлических узких полосок. Тогда испанкам положено было иметь тончайшую талию и пышную грудь. В плане гигиены, кожа была не самым лучшим материалом, и от нее вскоре отказались.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 2.

Мода дело изменчивое, преходящее. В Европе в XVI-м веке господствовала католическая церковь, которая провозгласила женщин исчадиеми ада и отправила их всех в корсетное заточение. Теперь корсет, начинающийся почти от самого горла и заканчивающийся у бедер, должен деформировать тело и сделать женщину плоской и безликой.

Когда влияние церкви ослабло, к корсету возвратилась его привычная функция - подчеркивать естественнех очертания женской фигуры. Но французская королева Екатерина Медичи, которая любила все искусственное, установила в это время свой собственный стандарт красоты, идеалом которого была талия в 33 сантиметра. Это было чудовищно, и ставило под угрозу жизнь тысяч женщин. Врачи говорили, что четверо из пяти женщин умирают только потому, что перетягивают свои тела.
В период барокко корсет приобрел своего надежного спутника - кринолин. И по сей день это один из лучших дуэтов моды. О корсетно кринолиновых бальных платьях женщины мечтали и будут мечтать, какая бы мода не стала мейнстримом. В это же время металлические полоски корсета заменил гибкий и не менее прочный китовый ус. Тут и определилась разница между материком и континентом: британские кокетки зашнуровывали свои корсажи спереди, а изящные парижанки - сзади.
Французская буржуазная революция ввела свои нововведения не только в политику, но и в моду: как дань прекрасной, демократичной, античной эпохе женщины носят свободные и прозрачные одеяния, корсет как бы исчез из гардеробных, но его носят под легкими платьями. Правивший позже Карл X (1824 по 1830) замечал, что раньше во Франции можно было встретить Венер, Диан, а теперь здесь только «осы».

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 3.

В XIX веке корсет возвратился , и его изготовление ставится на широкий фабричный поток.Талию снова затягивают и женская фигура снова напоминает букву «S». Но общественное мнение начинает бунтовать, и корсету припоминают все его ужасающие функции. Первой против ношения опасной детали туалета выступила французская писательница, пламенная Жорж Санд, после ее обличительных речей и памфлетов реформация женского белья приобрела широкий масштаб.
Проблема корсетов поднималась в газетах и журналах: врачи всего мира призывали женщин прекратить носить корсеты, так как это сказывалось не только на их личном здоровье, но здоровье их будущего потомства. Не призывы врачей и деятелей культуры, а историческая необходимость военных лет начала XX века освободила женщин и дала им право носить ту одежду, которая удобна и подчеркивает естественные линии женского тела.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 4.

Корсет все же не уходит в запасники музеев, вовсе нет, у него непоколебимая репутация и способность выживать. Он часто встречается в вечерних моделях кокеток наших дней. Убедится в том, что корсет не умер, и в том, что болезнь с летальным исходом вряд ли ему грозит, можно пролистав страницы последнего Vogue, или посетив магазин, названный некогда известным во всем мире именем WORTH (Ворт).

Последняя коллекция этого модного дома возвращает нас в века расшитых золотом тканей, тонких кружев, высоко посаженных воротников а ля Людовик XVI. Когда смотришь на эту коллекцию, то невольно думаешь, этот дизайнер не просто влюблен в эпоху шикарных балов и текущего рекой шампанского, но и в балет.
К привычным барочным корсажам добавлены короткие пышные юбки, напоминающие балетные пачки. Ни одна модель не похожа на другую: тут и шикарные светлые камзолы, расшитые золотой нитью с погонами, аккуратно посаженными на широкие плечи; и аккуратные кружевные воротнички; черные корсажные полупиджаки с юбками расшитыми цветной нитью. Все корсеты застегиваются по старой французскойм традиции - на спине.
Почему по французской?

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 5.

В XIX веке 21- летний Чарльз Фредерик Ворт переезжает из маленького местечка старой Англии в Париж, где после краткосрочной стажировки становится знаменитым кутюрье Франции, который одевает весь мир. Сумасшедшую моду на предприятие Ворта “House of Worth” ввела его современница, французская императрица Евгения Монтихо. Именно с ее легкой руки Ворт раз и навсегда начертал своё имя в истории моды. Отец кринолиновой юбки, он всегда предпочитал сложные конструкции и сложный крой, а так же: тюль, искусственные цветы, блестки, камни, бахрому и банты, - все это создавало интересные акценты великолепных нарядов.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 7.

Ворт первым начал использовать в своей работе не манекены, а живых манекенщиц, которые не только демонстрировали туалеты, но и позволяли шить одежду в короткие сроки, так как клиентки не могли появляться на многочисленные примерки, их замещади модели.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 8.

Именно Ворт стал создавать сезонные коллекции, чем задал определенный ритм всей модной индустрии. Продуманный пиар и превосходное художественное и портновское мастерство были отличительными чертами Дома моды Ворт. После смерти Ворта двое его сыновей успешно продолжили начатое отцом дело. Несколько лет назад имя Ворта было выкуплено англичанином Мартином МакКарти, который пригласил для работы над новой коллекцией модельера Джованни Бедина. Джиованни уже работал с Карлом Лагерфельдом и Терри Мюллером, и именно он помог воссоздать стиль заданный Вортом много лет назад. Наверняка, если бы Ворт был жив, он подержал бы эту затею.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 10.

Широкие плечи и тонкая талия именно такой предстает основной силуэт последней коллекции. Именно такова ее вневременная идея. Современные платья, хоть и укороченные, выглядят не менее помпезно и величественно, чем туалеты былых врнемен. Ткани смотрятся роскошно, и кажется, что модель сшита на определенныйф тип фигуры, но это не так, все материалы выполнены из стреча, и поэтому все изделия могут растягиваться или уменьшаться. Это еще одно новшество, отличающее современного Ворта от его создателя.

СЕМЬ БЕД – ОДИН КОРСЕТ. Изображение № 11.

Как воспримет эту коллекцию широкая публика, нам еще предстоит узнать, дождавшись запуска повседневной линии одежды от знаменитого Ворта.
Так что, если вам скажут, что XX век решитетьно и бесповоротно освободил женщину от корсета - не верьте. Все великие модельеры: Кристиан Диор, Ив Сен-Лоран, Жан-Поль Готье, Тьерри Мюглер и другие кутюрье всегда будут шить платья на жёстком каркасе, который придаёт груди пышность, талии –тонкость, бедрам - стройност. Потому что не придумано пока другого способа или какой-то таблетки, за пять минуту придать фигуре совершенные формы.

Журнал DEPESHA vol. 4 2010-11, http://www.depesha.com

Рассказать друзьям
15 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.