Views Comments Previous Next Search

Robert Cary Williams

53397
НаписалАлександра Хохолева30 сентября 2007
53397

Robert Cary Williams гениальный лондонский дизайнер. Его творения носят Анна Винтур, Мадонна, Кейт Мосс.

Ты не в первый раз в Москве, что тебя сюда влечет?

Есть одно обстоятельство. Моя девушка. Моя сумасшедшая девушка, к которой я стараюсь приезжать не реже одного раза в месяц. Это она является тем магнитом, который влечет меня сюда.

А почему не совмещать приятное с полезным? Почему ты не продаешься в Москве, ведь ты даже делал свой показ в рамках AlboМоды?

Да, моя одежда здесь очень понравилась людям, её хорошо приняли и поняли посыл, который она несет, но проблема, в том что здесь никто не занимается продвижением моей одежды. Нужны люди, которым это было бы интересно, которые продвигали бы мой бренд. Нужно, чтоб всегда быть на плаву, чтоб всегда о тебе была информация в прессе. Вот например в Нью-Йорке: за год до показа в прессе начали появляться заметки обо мне и моей одежде. А здесь, в Москве кастинг моделей пришлось проводить за день до показа, что говорить о PR?

Robert Cary Williams. Изображение № 1.

Твоя марка принадлежит какой-нибудь корпорации вроде LVMH?

Нет. Моей бренд пока самостоятелен и принадлежит исключительно мне. Сейчас я веду переговоры с PAUGboush – это крупная исландская корпорация которая активно скупает на рынке бренды дизайнерской одежды, они купили Matthew Williamson, Karen Miller.

Ты собираешься продаться?

Нет. Не полностью. Если они дадут 49% финансирования и определенные гарантии.

Тебе не обидно, после стольких вложенных сил в марку, сделанную полностью своими руками продавать?

A: О том какие усилия дизайнер вкладывает в создание одежды, знают только сами дизайнеры. Люди пришедшие на показ видят красивую одежду и картинку. Моделей, которые плавно рассекают подиум, но никто не задумывается, над тем, что стоит за этим. Вот смотри, мы видим работу бармена, мешающего нам коктейли из бутылок, видим официанта выносящего красивые блюда, но мы не видим, то как делаются эти напитки в бутылках, как повар готовит блюда из продуктов, сделанных другими людьми. А дизайнер в этом ракурсе всё от фермера, выращивающего продукты до официанта. Просто этого никто не видит и никто не задумывается. Все видят только конечный результат.

Но с этим ничего не поделать….

Надо открыть такой show-room, где было бы все видно. Весь процесс создания одежды. Такая небольшая мастерская, с проведением мастер-классов, я один провел в Москве после своего показа.

А с чего ты начинал?

A: Когда я только начал создавать одежду у меня были только идеи и не было денег. Я нашел выход. Я воровал одежду, которую люди вывешивали сушить на улицу. Это было. Факт. Сейчас, когда я заработал, я им выслал деньги с извинениями, чтоб они могли купить себе новую одежду.

Вторичное использование одежды, я слышал про какой-то проект Красного Креста…

Это проект известных дизайнеров. Такой Artpieces. Идея такая – все дерьмо, которое носят в Африке люди, собрать и отправить нам, т.е. дизайнерам, из него мы делаем свои дизайнерские вещи. Будь то полноценная вещь или подкладка пиджака из шелка известного бренда. Деньги полученные от продажи этих вещей отправляются обратно в Африку. Получается, что люди помогают себе сами и не побираются. Просто просить помощи неправильно, надо что-то самим делать, для того чтоб выбраться из нищеты. Мы им предлагаем такой вариант.

Ты говоришь – помоги себе сам, но основы христианской религии говорят, о сострадании. Ты считаешь, что если кому-нибудь сострадаешь, то страдаешь сам?

Нет. Сострадать надо. Но и просто просить помощи тоже неправильно.

А кто носит твои вещи? Кто твой потребитель в Лондоне, Нью-Йорке?

A: Лондон и Нью-Йорк – эти два города совершено разные. Лондон – это прогресс. Здесь мода наиболее быстротечна, наиболее откровенна и она на острие. Нью-Йорк же это скорей регресс, там люди более консервативны в своих взглядах. Но и там есть люди, которые носят мои вещи. В основном это конечно же люди имеющие отношение к моде. Мой пиджак с мехом есть даже у Анны Винтер (Vogue America).

На Лондон же еще влияет тот фактор, что там Сен-Мартин, место откуда вышло большая часть известных сейчас дизайнеров.

Robert Cary Williams. Изображение № 2.

Ты и сам закончил его….

Да, я дипломированный fashion designer, а сейчас и сам там преподаю. Сен-Мартин выпускает в первую очередь художников. Я и сам художник, который продает свое искусство. Я не вижу в продаже своего искусства ничего предосудительного, но это не должно становиться самоцелью. Не надо пробивать свое искусство в массы. Надо знать себе цену, а покупатель сам тебя найдет.

А как ты видишь своего потенциального покупателя в Москве?

Я прекрасно понимаю. Что не дизайнер рассчитанный на масс. Моя одежда для людей с безупречным вкусом и людей которые понимают, что несет моя одежда. Чтоб её одевали, нужна правильная пропаганда: показы, съемки, правильное позиционирование, через людей, которые славятся своим безупречным вкусом. Это сложный механизм выявления моего покупателя. Вкус прививается через вкус. Через таких людей, как Кейт Мосс, Джуд Лоу, Placebo, Rolling Stones – которые носят мою одежду, а последним я сделал видео с моей одеждой.

Ты ведь даже сделал прошлую коллекцию с темой Кейт…

Я просто взял слоган из газеты. Я всегда так делаю. В мире что-то происходит. Я жду пока это переварится общественностью, станет историей и тогда беру слоган и использую его в своей коллекции. Так и в той коллекции. Этот принт на платьях – I MOSS MARRY KATE.

Потом тебя цитировал МакКуин…

Ха! МакКуин меня цитирует.. как я замечаю и многие другие… Только он это сделал через полгода после меня… Я сделал Кейт героиней своей коллекции осенью… а он весной… Видимо у меня есть особый нюх, шестое чувство на то, что будет популярно…Его майка I LOVE YOU KATE в честь кокаиного скандала, слишком прямолинейно… Вообще Кейт легенда.

Ты с Кейт дружишь… Как и Кристофер Бейли (Burberry)

A: Только как случился этот скандал все от неё открестились, Кристофер Бейли клялся в вечной любви к Кейт, а сразу после скандала даже отказались печатать с ней компейн, сказав, что к наркоманам мы не имеем никакого отношения… вот и друзья получаются в fashion мире…

Я от неё никогда не откажусь. Не знаю как остальные. Давай будем честны. Мы с тобой как люди из fashion мира прекрасно понимаем, что нюхают все! Кто не нюхает? Те кто раздул этот скандал, наверняка сами нюхают, иначе как они попали туда где нюхают??? И как они сделали эти фото? Во всяком случае для Кейт получился нереально крутой черный PR, но черный PR, тоже PR. Так что получилась PR-story.

Все люди употребляют допинги. Кто-то пьет, кто-то курит и это нормально… будь у них возможность нюхать кокс они бы нюхали и это было бы нормально. Мы ведь все изначально считаем, что пить это плохо, потом пробуем и понимаем, что не так уж плохо… Так и с кокаином.

Но Кейт – личность, она сильная. И чтобы с ней не произошло, она пройдет через все проблемы, как топ-модель, она выше всего этого. Это настоящее искусство.

Твои костюмы сейчас снимает Мерилин Менсон в своей версии «Alice in Wonderland», я слышал что-то о прекращении съемок…

Никто ничего не прекращал, просто это были перерывы связанные исключительно с кинематографическим процессом. Это нормально в киноиндустрии. У нас отличный коллектив на съемочной площадке и прекрасный PR и мы надеемся на успех нашего фильма.

Почему тема Алисы сейчас так растиражирована, она везде, от знаменитой фотосессии в Vogue с Водяновой и Лагерфельдом до клипов Гвен Стефании?

Потому что это сейчас витает в воздухе. Тема Алисы – это загадка, другой мир к которому стремятся все. И читая книгу все представляют её себе по-своему, поэтому столько трактовок и все очень различны. И тема Англии сейчас очень актуальна. Я сделал несколько платьев для галереи Wapping из парашютного шелка, потом эти платья купили Metropolitan и сделали огромную выставку английских дизайнеров под названием Anglomania, там участвовало около 60 дизайнеров. От Vivienne Westwood до John Galiano. Эти вещи раскупили многие голливудские звезды, которые оказывают немаловажное влияние на общественность.

А какие у тебя любимые материалы?

Шифон. Я очень люблю над ним глумиться. Еще свиная кожа. Я из неё делаю все, что угодно. Размачиваю, одеваю на манекен, ставлю в духовку, пришиваю к ней бриллианты.

Почему у тебя все предыдущие коллекции без цвета, а в последней его очень много?

Я перестал употреблять наркотики.

А какие наркотики ты употреблял?

A: MDMA, LCD, кокаин… да все употреблял…

Насколько я могу судить, то под наркотиками наоборот видишь цвета и ооочень ярко…

Я видел определенный спектр цветов и определенное настроение. Сейчас я от них отказался и увидел другие краски мира, которые и привнес в свою коллекцию. Понимаешь, наркотики помогают вскрыть талант, но они его не даруют. Да это драйв, но творить под наркотиками примитивно. Они дают подняться на ступень выше в творчестве, но следующая ступень более высокая, на ней кроется настоящий талант прошедший через призму наркотиков. Я вот сейчас на этой ступени.

У тебя есть любимые дизайнеры?

Нет. Это всё коммерция, я ни в ком не вижу искусства. У меня есть любимые художники – Маршал Де Сам, Сидней Поллак.

Robert Cary Williams. Изображение № 3.

Книга?

A: Pipillar Pinu Calli, переводится как бабочка. Под её впечатлением я сделал себе татуировку бабочку на груди…

А татуировку God save the Queen под впечатлением от Sex Pistols…

Видишь у меня на одной руки написано Hate на другой Love, и в зависимости от того в каких отношениях мы с Юлей, на той руке и появляется её имя…

В какое время ты работаешь? Демельмейстер мне говорила, что её темная готика приходит к ней с утра… твоя одежда тоже не очень позитивна…

Утро. Рано утром. Часов в 6. Я не могу объяснить почему. Это какая-то химия. Может возрастная.

А ты знаешь каких-нибудь русских дизайнеров?

Я знаком с Зайцевым, но если честно не видел ничего из творений русских дизайнеров. Но я думаю, что у русских огромный потенциал. Он чувствуется. И я не понимаю, почему они не становятся известны всему миру? Какая на х*й проблема?

А в чем посыл твоей одежды?

Это дело 1 секунды, это то что я данный момент ощущаю. Это происходит бессознательно. На грани миров. Может поэтому мою одежду выбирают совершенно разные люди Гвинет Пэлтроу, Робби Уильямс, Марилин Менсон. Видимо эти мгновенные ощущения близки совершенно разным людям. Это разные полюса, как Love и Hate

А Россия предоставила такие моменты?

Она предоставила мне неисчерпаемый источник таких моментов – Юлию.

Юрген Тейлер идеально в своих фотографиях передал концепцию Ив Сен Лорана, а какой фотограф передал бы тебя?

Хельмут Ньютон. Или Corrine Dar. Они передают настроение. Они аутентичны.

Хельмут умер, умерла эпоха, так же как после ухода Тома Форда из Gucci прошла эпоха Gucci, что дальше? Какие тенденции?

Это American Hip-Hop. Это comeback 80-х и 90-х. Уличного хип-хопа тех лет. Эту идею очень хорошо воплощает Luella Burtler. Это не её. Все что она делает – это копирует. Но делает это лучше всех.

Считаешь Мадонна своими видео задала тенденцию?

Нет. Она подобно лисе унюхала в воздухе колебания и будучи очень умной женщиной сделала эти видео. И эти видео произвели взрыв. Они воздействовали на массы. На массовую культуру. Понимаешь, ты сейчас очень хорошо одет. Стильно. Ты нашел свой стиль. Но воздействие будет и на тебя. Ты подсознательно, сам того не понимая будешь выбирать навязываемую тебе одежду, цвета, даже понимая сейчас, что это совсем не твое. Это эффект хамелеона, все люди хамелеоны и подстраиваются под окружающую среду.

Сайт Robert Cary Williams

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.