Views Comments Previous Next Search

Two gun towers

163612
НаписалДима Коновалов5 февраля 2009
163612

Творческий дуэт супругов Ирины Крупской и Андрея  Мельникова «Две сорванные башни» уже десятый сезон подряд оправдывают свое название, делая показы, которые становятся самыми запоминающимися событиями любой недели моды.Получив образование в Европе и богатый опыт работы в Азии, дизайнеры, за 5 лет существования своего бренда “2GT”, не произвели на свет ни одной скучной вещи.В этом можно убедиться придя в галерею авторской одежды «Backstage» в Санкт-Петербурге, где представлены работы «2Gun Towers».

Ирина Крупская Родилась в Санкт-Петербурге, в 2001 году закончила Московский Государственный Текстильный Университет им. Косыгина. В период окончания университета работала для Разумихиной, а с 2002года была стилистом на канале MTV. В 2003м году стажировалась в Академии прикладных искусств в Вене, после чего создала коллекцию, с которой дебютировала на prêt-a-porte в Париже.

Андрей Мельников Родился в Москве, окончил Венскую Академию Искусств, долгое время работал как художник. Его имя включено в каталог самых известных художников Европы.

Творчество Андрея и Ирины это постоянная игра с контрастом, разнообразие фактур и форм, оригинальность принтов  и балансирование между женской легкостью, непосредственностью и мужской практичностью и рациональностью.

 

- Как вы познакомились?

- Ирина: Это случилось на Russian Fashion Week. Сразу после какого-то показа, на ступеньках ЦУМа. Узнали, как друг друга зовут, а потом Андрей сказал что, теперь мы будем жить вместе. Я была немного шокирована… как, в прочем, ион сам. А через неделю он пришел на свидание с чемоданом.

- Каким был ваш первый совместный опыт работы?

- Андрей: Спустя год после нашего знакомства, нам поступило интересное предложение одной торговой сети в Китае, куда нам пришлось переехать жить на целых 9 месяцев. Там мы занимались всем, начиная от концепции,заканчивая отгрузкой. Это была очень хорошая школа. Мы получили важный опыт, в плане научения управления своим креативом и направления его в нужное русло. Мы находились в жестких финансовых и творческих рамках.

- Ирина: На тот момент мы особо не представляли, насколько креативна китайская мода. Конечно, у них много магазинов фэйков и магазинов имитирующих Европу, но существует так же и огромное количество локальных бутиков, где продаются местные дизайнеры. Их креатив просто сумасшедший! Каждый бутик – своя концепция.

Two gun towers. Изображение № 1.

- Расскажите о своих учителях

- Андрей: Ну, в первую очередь – это Вячеслав Зайцев. Ему нужно сказать большое спасибо за прививку трудолюбия. Каждое утро он доставал стопку новых эскизов, которую делал вечером накануне. И это была не просто пачка бумаги –  на каждом эскизе стояло число и его подпись и каждый был вложен в недоступный по тем временам пластиковый файл.Гипотетически можно соотнести его успех с количеством сделанных работ. И если учесть, что в СССР он был первый и единственный модельер, то это, действительно работает… по крайней мере, раньше работало точно.

- Ирина: После того, как я уехала в Вену, я стажировалась у Рафа Саймонса. Этот человек внушил мне некое презрение к геям, коим и сам он является. Но, не смотря ни на что, человек он очень талантливый. Каждое его задание было прорывом в сознании. А после, приглашенным профессором, в течение двух недель, был Карл Лагерфельд. Будучи простой студенткой из Москвы, ты считаешь, что подобные люди просто какие-то боги. А тут ты видишь, что это обычный человек, у которого проблемы практически все те же, что и других, и он делится с тобой своим опытом. И после такого общения ты вообще начинаешь позиционировать себя и свое искусство совсем по другому.

Two gun towers. Изображение № 2.

- Чем, по вашему, отличается образование в области дизайна в нашей стране и за рубежом?

- Андрей: У нас учат ремеслу - рисовать, шить и т.д. Там учат созданию проекта. Сначала продумать все в голове, потом сделать-нарисовать, презентовать и суметь получить от этого какую-то «выгоду». У нас люди не умеют довести свою идею в виде готовой презентации. И самое ужасное то, что выпущенные у нас специалисты в области прикладных искусств очень часто не осознают, что они полные нули. Это поломанная судьба. Человек не понимает,почему он ни кому не нужен.

- Ирина: Учась за рубежом, очень быстро понимаешь, нужно это тебе или нет. Все задания объемные и для их выполнения нужно много желания, сил и творческих способностей. Если душа к этому не лежит и нет таланта, то ты просто не справишься.

- Для профессии дизайнера может быть достаточно самообразования?

- Андрей: Самому можно научиться, практически, всему. Замечательный этому пример – Вивьен Вествуд, которая нигде не училась и сама ничего не умела.Когда она поняла, что одними крашеными кудрями не выжить, она, просто потому что лучше не умела, вместо сложного построения линий на плоскости, обматывала манекен бумажным скотчем и рисовала прямо на нем, а потом переносила чертеж на бумагу. Ее заставила жизнь и она вышла из положения легко и креативно.

Two gun towers. Изображение № 3.

- Кто из западных дизайнеров вам интересен?

- Ирина: В разное время актуальными кажутся разные дизайнеры. Мы очень любим Готье, старушку Вивьен Вествуд. Очень расстроил в этом сезоне Джон Гальяно. Повторяет сам себя бесчисленное количество раз, хотя в целом очень хорош.Еще, в последнее время, нам нравятся испанские марки. В Испании много интересных дизайнеров и молодых марок, о которых никто особо не знает. В них есть свой очень узнаваемый испанский дух, который очень привлекает.

- А из российских кого-нибудь выделите?

- Ирина: Мне очень нравится Чапурин, то, насколько тонко он чувствует женщину. Пропорции всегда просто идеальны.

- Андрей: Я хотел бы прокомментировать слухи относительно него. Одни нахваливают его прикладные навыки, рассказывают о том, как он сам все мастерски раскраивает. Другие могут говорить, что сам он вообще ничего не делает. Знаете,пусть даже его работа заключается только в принятии заключающего решения«делать-не делать». В том, на каком уровне это делает он, - ставит или не ставит свою подпись под работой, и заключается его гений. Поскольку это,бесспорно, принятое им решение. Работа стилиста на уровне подготовки создания коллекции точно так же почетна.

Two gun towers. Изображение № 4.

- Сейчас, на волне эко-бума, многие дизайнеры начали шить из органических тканей, беспокоится о безопасности переработки отходов производства и т.д. В своей работе о таких проблемах задумываетесь?

- Андрей: Мне все это кажется игрой в бирюльки. Давайте тогда будем последовательными и откажемся от всего, что содержит химические процессы,например, переработка нефти. Еще один из моих учителей  Фриденсрайх Хундертвассер, ныне покойный, как раз был таким архитектором-экологом.Одним из его проектов были землянки – проект, примерно, 70х годов. Несколько домов-пятиэтажек «для народа». Но он в этих землянках, почему-то не жил. И я даже скажу, почему.Потому что в них дико сыро и холодно. Это какая-то конъюнктурщина. Все равно,что шить одежду с помощью микрониток и микроиголок.

- Но ведь есть люди, которые от начала до конца служат этой идее…

- Андрей: Тогда им нужно жить в деревне, вставать с восходом светила,и идти по тропинке, думая, как бы не задавить какого-нибудь жучка-паучка. Нужно отказаться от всех благ цивилизации

- Существует такое направление, как «умеренное потребление»…

- Андрей: Не жрать много на ночь, что ли?

- Ирина: На самом-то деле, таким «умеренным потреблением» люди только разрушают экономику собственных стран. От этого система не станет работать по другому, государство не перестроится. Это все красивые слова, этим только создается в жизни какая-то игра. Вроде как, все попробовал, а ограничивать себя еще нет.

Two gun towers. Изображение № 5.

- Стали бы поддерживать какую-нибудь благотворительную организацию, занимающуюся проблемами экологии, например?

- Андрей: Все эти организации являются машинами по выкачиванию денег. А поскольку они чувствуют себя аферистами, то очень тщательно вычищают себе задницу документами. Хотите помочь – давайте сепарировать наши помойки!

- Сами свой мусор сепарируете?

- Ирина:  Не так давно в нашем дворе поставили раздельные контейнеры. И когда мы начали собирать мусор по разным пакетикам, то их получилось целых пять – это очень много! Но мы это продолжаем это делать, потому что это, все таки, кажется нам  правильным.

- Андрей: Как видите, существует огромное количество куда более важных вещей, чем какая-то одежда…

- Ну, не скажи. Ведь, еда и одежда – это вещи первой необходимости.

- Одежда – необходимость, как оболочка. Речь ведь не о дизайнерской одежде?

- Андрей: Но ведь это, все равно, одежда. Существует огромное количество людей,социальная активность которых подразумевает регулярную смену одежды и использование одежды как показателя статуса, как сигнала о его изменении,росте. Одежда давно перестала быть тупой функцией.

- Ирина: К тому же, у человека со временем складывается привычка одеваться определенным образом и отдавать предпочтение определенным маркам.Если он постоянно покупает дорогие вещи, то потом он, вряд ли, станет переходить на совсем дешевые. Скорее, он будет шить вещи на заказ.

Two gun towers. Изображение № 6.

- Существуют ли у вас разногласия в работе?

-Андрей: Они могут возникать по поводу экспериментальных идей. Если двое начинают жарко поддерживать одну идею, то они только и делают, что радуются тому, что нашли единомышленника. А это лишает критического взгляда, который необходим в работе. Вообще, критический взгляд может вызвать эмоциональную бурю, но это никогда не глобальный спор, просто какие-то рабочие моменты. Разногласия никогда не касаются базового направления.

- Помните ли вы первую вещь, которую сшили?

- Андрей: Пиджак. Вещь не самая первая, но ее стоит выделить, потому что она была первой, которою я придумал сам, а не сделал по выкройкам журнала Burda. Пиджак был сшит из тентовой ткани, 4 рубля10 копеек за метр, плюс одна кнопка. Итого: 4 рубля 50 копеек. Очень гордился,что вышло так дешево. На нем были огромные оранжево-красные полосы – выглядел очень модно. Это было летом 83-го года.

- Ирина: В моей семье периодически шил папа. Когда ему что-то приходило в голову, он доставал разные кусочки ткани и садился за швейную машинку. Сам он был военным, но иногда, по вдохновению, занимался чем-нибудь подобным. На одну блузочку у него уходило всего 20 минут! Я приходила в восхищение от того, что за такой короткий срок можно создать вещь.Мы часто шили вместе, но первой моей самостоятельной работой стала юбка на школьном уроке труда. Этот предмет, в то время, я жутко не любила, так что,после этого я еще три года не подходила к швейной машинке. Но потом прошло.

Two gun towers. Изображение № 7.

- Какой будет ваша весенняя коллекция?

- Андрей: мы показали три трендовые идеи. Первая – взгляд на лето не с точки зрения «солнце-море-пляж», а с точки зрения «луна-темно-жарко». Полупрозрачные сетки, наложенные на натуральный трикотаж с ярким рисунком. Рисунок плохо видно и он пробивается всполохами. Вторая – весь образ облито одним орнаментом. Орнамент один, но на разных тканях. Подобное мы уже представляли этой зимой. Мы делали платья, шляпы, гольфы в одинаковую клетку.Летом эта идея достигла своего апофеоза. Третья – трехмерные персонажи, взаимодействующие с двухмерной плоскостью ткани. Эти животные натягивают ткань платья, хулиганят, живут своей жизнью.

САЙТ

livejournal

two gun towers весна/лето 2009

http://www.youtube.com/v/RE67IlmbhDE&hl=ru&fs=1

фото:

alena_chendler

Галерея Backstage: Санкт-Петербург, Лофт Проект ЭТАЖИ (Лиговский проспект, 74, 3й этаж)

Рассказать друзьям
16 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.