Views Comments Previous Next Search

Сергей Теплов

266229
НаписалКато 20 апреля 2009
266229

Сергей Теплов один из представителей екатеринбургской "мафии", завоевавших Москву. Каждый сезон он показывает четыре коллекции - две первой линии Serguei Teplov и две молодежной - St by Teplov. Помимо этого он выпускает собственную обувь, которую сначала "тестирует" на себе и своих друзьях. Мы встретились с ним за неделю до его показа в рамках, прошедшего в рамках Cycles and Seasons by MasterCard, чтобы поговорить о сложностях его профессии, об уродских формах и о том, почему в нашей стране бары и пабы приживаются лучше, чем центры психологической помощи.

Расскажите, как у дизайнера обычно проходят последние дни перед показом?

За несколько дней до показа появляется ощущение чудовищной усталости. Кажется, что ни на что уже сил нет и не будет. Потом вдруг открывается второе дыхание, и я спокойно продолжаю работать. Раньше мне все эти процессы казались подозрительными, но теперь я понял, что это мой организм так распределяет энергию.

Расскажите про ваше участие в Cycles and Seasons. Что вы про это думаете?

Я рад, что меня позвали в Cycles and Seasons. По – моему, показы получились профессиональные и интересные. Но мне тяжело делать анализ, думаю, что со стороны виднее. А вообще, это именно то лицо русской моды, которое хотелось показать иностранцам.

Это очень интересно как минимум.

Конечно, интересно, потому что различные проекты, гранды, все то, на чем базируется западная индустрия моды, у нас практически отсутствует. Я придерживаюсь такого мнения. Люди делятся на две категории. Кто-то плачет о том, как у нас все плохо с модой. На других надеты розовые очки, и они говорят, что у нас все идеально, все мы уникальны, просто нас не понимают. Я давно определился, что это именно та профессия, которой я хочу заниматься. Выбор я этот сделал давно, и я стараюсь полностью погрузиться в рабочий процесс и, если появляются какие-то проекты, которые нам подходят, мы соглашаемся. Так получается, что передо мной выстраивается такой коридорчик – по нему и надо идти. Я сторонник того, что надо работать и работать, и это к чему-то приведет.

А вы раньше к какой недели моды относились?

Изначально я дитя RFW. В 2005 году команда RFW приехала на Ural Fashion Week  и увидела меня.  Я тогда из стилиста глянцевых журналов постепенно превращался в дизайнера. Для съемок fashion – историй мне периодически не хватало вещей, поэтому приходилось делать что-то самому. Мы уже тогда работали с фотографом Лешей Киселевым, визажистом Лешей Молчановым. Сейчас нас называют екатеринбургской мафией, хотя тогда мы даже не загадывали, куда нас это приведет. Для всех этих съемок я сделал мастерскую в двухэтажном Сталинском доме в центре Екатеринбурга. К 2002-му году я сделал свой первый показ на Урале. Через три года про нас сделали материал в L`Officiel  и пригласили на RFW. Так я оказался в Москве. Тогда же я задумал свою молодежную линию ST by Teplov.

Вы продолжаете ее делать?

Да, просто в этом сезоне мы отказались от шоу.

Расскажите про новую женскую коллекцию.

Мы  с командой в прошлом году поставили себе задачу выявить наш личный почерк – линии, формы, крой. Делали анализ за все сезоны и определили несколько групп, три кита, на которых строится наш общий стиль… Какое страшное слово «стиль» (смеется)…

И какие характерные черты у бренда Teplov?

Точно поняли, что мы очень гармонично себя чувствуем в черном цвете. Если по конструкции и философии, мы уходим от кардинальных определений черного – готика, упадническое настроение… Мы через другое пытаемся донести черный цвет. У нас больше акцент на конструкцию, нежели на декорирование, работа с более технологичным сырьем, чем с визуальными эффектами.

В этом сезоне мы вдохновлялись модой 90-х. Мне с ними работать было очень легко, потому что тогда я уже вел сознательную жизнь. Мы взяли период с 93 по 97 год, когда уже ушел гранж, ушла power woman, но мы еще не пришли к медицинскому минимализму, который появился в 98 году. Это такой довольно чувственный период, который не трогали лет 15. Конечно, сейчас работать легче, потому что за последнее десятилетие дизайнеры повернулись в сторону сложных миксов в стилизации одежды. Все мы заимствуем что-то из разных эпох и подаем это под разными соусами. Интересно это еще и с другой точки зрения… Мы использовали пальто с увеличенными плечами, расклешенное от груди. Сезон назад я считал это уродством.

Мне кажется в начале 2000-х все считали, что 90-е это уродство, к которому никто не никогда не захочет возвращаться.

Я прекрасно помню время, когда мы плевались от 80-х. И сейчас мы снова начинаем плеваться, потому что с ними уже явный перебор. Первое пришествие 80-х было в 2002 году, когда появились неоновые леггинсы, туфли на тонких каблуках, крупная сетка и вареная джинса. Года два три назад вернулся нью рейв… Мы смеялись с друзьями, что на нашем коротком веку, это уже третье пришествие рейва. К нам в страну он пришел позже конечно, чем на Западе, особенно в регионы. Сначала это был мой поздний школьный период, затем в 95-м году до 98-го года, когда все тусовались в клубах по семь дней в неделю. И вернулся в середине нулевых. Все стало повторяться слишком быстро.

Мы ушли от темы про уродские формы...

Да. Так вот, я просто посмотрел под другим углом на то, что считал уродством. Задача любого дизайнера – всегда идти на шаг впереди, потому что если ты идешь вровень – ты стилист, ты только перерабатываешь готовый продукт. А дизайнер все должен делать быстрее. Сегодня тебе это кажется отвратительным, а завтра – привлекательным и сексуальным. Конечно, я не для всех могу сделать какую-то форму привлекательной. Я себе рисую одно, а восприятие людей может быть диаметрально противоположным.  Или я могу не до конца хорошо выполнить задачу, мы же не роботы. Нельзя полностью провалиться и нельзя полностью поймать полный успех – в этом заключается весь азарт.

А что вы сегодня считаете уродской формой на женщине?

Сложно сказать… Бывают особенно талантливые люди, которые как нарядятся… Уродливой кажется глупая женщина.

Например, как мне кажется, штаны-бананы - самый спорный предмет женского гардероба.

Очень. Прошлой зимой у нас были очень объемные брюки – бананы. И это 100% фешн-блок, который делается для показа, для съемок и только для определенной категории людей. Мы относимся к этому, как к искусству и игре. К архитектурной обуви стоит относиться как к искусству, ну и иногда смотреть на себя в зеркало, когда ты это надеваешь. Это очень сложный продукт, привлекающий к себе много внимания, но который далеко не всем идет. У меня есть много вещей, которые мне лично нравятся. Я могу себе их позволить, но не покупаю, потому что они мне не идут.

Ваша одежда продается в других странах?

Пока нет, но  мы планируем заявить о себе.

Может быть после участия в Cycles and Seasons?

Возможно. Потому что, конечно, нет 100%-го способа продать свою одежду в Colette, например. И определенная предвзятость к русской моде существует. Многие дискуссии в прессе в большинстве случаев базируются на том, что нам нужно использовать свои корни, свои национальные традиции. Я сам люблю аскетичную одежду, как я могу вдохновляться византийской культурой нашей страны?..

Вам не кажется, что вязание может стать новым трендом? Я недавно наткнулась на один американский блог, посвященный вязанию. И там фотографии молодых нью-йоркских девушек, которые сидят и вяжут на улицах, за обедом, в любое свободное время.

Наша страна пока не дошла до такого невроза и психоза, но, я думаю, дойдет. Хотя у нас исторически и ментально есть другие вещи, которыми мы снимаем стресс.

Например?

Алкоголь. У нас другая предрасположенность. Пабы и бары у нас лучше приживаются, чем психоаналитики.

Сергей Теплов. Изображение № 1.

Рассказать друзьям
26 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.