Views Comments Previous Next Search

О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр

3411052
НаписалKi de A.7 июля 2009
3411052

Ничто так не скоротечно как мода. Это открытая система, часть нашей жизни меняющаяся, меняющая, это живой организм. Естественно постоянно возникают споры и заблуждения. Многие вещи со временем забываются, другие приобретают иное, зачастую противоположное значение. В мире существует масса заблуждений на почве моды. Но поскольку сейчас в Париже началась Неделя Высокой Моды, которую, учитывая длину, можно было бы переименовать в  “fashion weekend”, я решил написать о заблуждениях haute couture.

Существует заблуждение, что название моды от кутюр происходит от имени собственного знаменитого мастера, одевавшего представителей высшего света в модную, неподражаемую одежду. Ошибка эта вполне объяснима: благородные люди в 19 веке охотно сообщали, что красную икру и севрюгу получают исключительно “от Елисеева”, водку пьют только “Смирнова”, а головные уборы для жены заказывают исключительно “от мадам Вионе”.

Следуя этой логике, можно заключить, что благородные господа вполне могли одеваться “от Кутюр”. Ведь и сегодня нередко можно услышать о том, что та или иная актриса или светская тусовщица одета “от Versace” или “от Славы Зайцева”. На самом деле никакого портного или модельера по имени Кутюр не существовало. Просто термин “высокий пошив”, как стали называть изготовление одежды самого высокого класса, по-французски звучит “haute couture”. А на русском произношение первого слова очень похоже на “от”.

Но кто, же был тем самым, “Первым” в истории, первым кутюрье? Если бы модники позапрошлого столетия действительно хотели поведать всему миру имя мастера, у которого они одеваются, то это звучало бы так: “от Чарльза Ворта”

О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр. Изображение № 1.

Чарльз Фредерик Ворт (1825—1895), родился в Англии и довольно рано почувствовал интерес к созданию одежды. Он семь лет учился этому искусству в Лондоне на предприятиях текстильной промыш­ленности. Но в то время, на этом поприще добиться славы можно было только в Париже, поэтому при первой, же возможности он перебрался на континент, и, владея всего 117 франками, штурмовал столицу мировой моды. Юноше тогда было всего двадцать лет. Франция в тот момент переживала один из немногих мирных периодов своей истории. Реставрация, вернувшая династию Бурбонов на трон, породила множество нуворишей, стремившихся продемонстрировать своим видом богатство и достаток. Свою карьеру в мире моды, однако, месье Ворт начал в качестве менеджера фирмы, выпускающей готовую одежду. Похожие друг на друга как капли воды, десятки, сотни женских нарядов, одинаковых костюмов ежедневно проходили перед его глазами. Чарльз же мечтал о другой моде, об одежде, созданной в единственном экземпляре. Поэтому, скопив, немного денег он открыл собственное ателье. Вскоре он изобретет каркас для юбки – знаменитый кринолин. Другом и компаньоном кутюрье стала его жена Мари. Чарльз в рисунке делал эскизы будущих моделей, а его супруга наносила визиты известным дамам из высшего общества и представляла им модели мужа.

Слава кринолина будет недолгой в 1873 Ворт изобретет турнюр.

О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр. Изображение № 2.

Однажды она посетила супругу австрийского посла в Париже Паулину Меттерних, которая долго сомневалась, прежде чем ознакомится с моделями неизвестного широкой публике Ворта. Но, в конце концов, эскизы она одобрила, и заказала сразу два платья, тем не менее, поставив условие, что оба они будут стоить не дороже 600 франков. Это был единственный в истории случай, когда творения Ворта были так низко оценены. 600 франков – средняя цена нескольких нарядов из магазина готовой одежды. На следующий же день после того, как мадам Меттерних появилась на королевском приеме в платье, пошитом неизвестным мастером, Чарльз Ворт стал знаменит. Оригинальный и интересный фасон привлек внимание самой императрицы, супруги Наполеона Третьего Евгении Монтихо, и она поинтересовалась именем портного, а позже приказала доставить последнего во дворец. Так родоначальник высокой моды стал поставщиком двора и личным портным императрицы. Естественно, весь Париж возжелал получать модные наряды от кутюр. Именно тогда и появился этот термин, а Чарльз Ворт стал первопроходцем высокой моды. 

Королева Евгения в нарядах от Чарльза Ворта

О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр. Изображение № 4.

Главным клиентом Ворта оставалась королева Евгения. Для нее мастер изготовил 150 платьев, которые императрица взяла на церемонию открытия Суэцкого канала. Присутствовала там и королева Виктория, она получила такое же количество платьев. Но, британская королева, обновила свой гардероб тайно, заказав платья инкогнито, через английские торговые фирмы. К тому же все платья для английской властительница были сшиты из одинаковой ткани, поэтому пресса умилялась скромности царственной особы, которая ходит в одном и том же наряде. Но в этой неброской роскоши читался свой стиль – стиль викторианской эры. Императрица Мария Федоровна, жена Александра III, более тридцати лет заказывала свои наряды в модном доме Чарльза Ворта. Для того чтобы получить очередное платье от этого известного кутюрье конца XIX века, ей порой было достаточно послать ему телеграмму с заказом. Остальное было за Вортом. О его таланте ходили легенды. В костюмы "от Ворта" одевались королева Австрийская, королева Испании Мария-Кристина, королева Швеции Луиза. В гардеробе всех царственных особ непременно были вещи из мастерской Ворта. Не отставали от них и другие модницы - дамы аристократических родов и великие актрисы - Элеонора Дузе, Кора Герл, Сара Бернар.

Каждая модель изготавливалась мастером практически вручную. Чтобы не просто следовать капризам своих именитых клиенток, Ворт начал разрабатывать небольшие творческие коллекции, копии которых могли бы заказать себе знатные дамы. Для того чтобы эти модели приобрели “товарный вид”, он впервые в истории моды провел показ этих коллекций, причем в роли манекенщицы обычно выступала его жена.

Кстати, именно Ворт придумал манекен привычной для нас формы – стилизованный торс человека. На нем мастер демонстрировал свои модели и разрабатывал схему задуманного. Такая работа – без выкроек, прямо по ткани, которая потом кроится по линии наколок, - и сегодня является отличительной особенностью от кутюр.

Эти и другие приемы “высокого шитья”, выработанные Чарльзом Вортом, сохраняются и сегодня. Именно соблюдение этих правил отличает пошитое платье от кутюр. Даже если на самом деле оно от Ив Сен Лорана, Валентино или Кристиана Диора.

Второе, и, гораздо более популярное заблуждение связано с тем, кто официально может считаться кутюрье. Для того, чтобы  быть причисленным к Домам от кутюр, необходимо соответствовать целому ряду высоких требований. Во-первых, все производство (центральное ателье, мастерские, магазины) должны располагаться в Париже и, таким образом, попадать под юрисдикцию французского Департамента промышленности. Дом обязан иметь не менее 15 служащих и представлять коллекции два раза в год: в каждом дефиле по 35 платьев для дня и вечера.

Дома, чьи штаб-квартиры находятся за пределами Парижа, являются членами-корреспондентами Палаты. Сегодня это Versace и Valentino, а так же единственный русский дизайнер Валентин Юдашкин. Такой строгий отбор начался в 1868 году, когда в Париже для защиты французской моды от плагиата был основан Профессиональный союз кутюрье. В 1910 году модельеры отделились от этого союза и организовали Палату высокой моды для того чтобы вместе показывать коллекции и продвигать французскую моду на международный рынок. После Второй мировой войны Палата создала передвижную выставку – Театр моды. В ней участвовали 53 модных Дома. А в 1946 году в мире насчитывалось уже 106 Домов. Но в 60-е годы искусство от кутюр пережило серьезный кризис, в результате чего к концу столетия осталось всего 18 Домов высокой моды. Количество их постоянно меняется, но общее число всемирно признанных кутюрье всегда составляло около 20. В 2001 году в Палату высокой моды входили следующие Дома: Balmain, Chanel, Christian Lacroix, Emanuel Ungaro, Givenchy, Hanae Mori, Jean Louis Sherrer. Jean-Paul Gaultier, Lecoanet Hemant, Louis Feraund, Thierry Mugler, Torrente,  Yves Saint Lauren, Victor&Rolf. Но в связи с кризисом количество вновь уменьшилось.

Еще одним показателем подлинность Дома от кутюр является его прибыль. Обычно знамениты Дома моделей в год получают более 1 миллиарда долларов. Штат настоящего дома составляет порядка 5 тысяч человек, в том числе 2 тысячи швей. Как правило, каждый из сотрудников имеет узкую специализацию. Финансовая отчетность и кадровая политика не всегда являются открытой информацией для рядового клиента. Зато желающий воспользоваться “искусством кройки и шитья” легко сможет сориентироваться в ценах на предлагаемую продукцию. Обычно выбранные на дефиле вещи являются лишь образом. А для заказчика шьется новое, идеально подходящее по фигуре и при желании видоизмененное платье. Учитывая это, а так же то, что почти все работы выполняются вручную, цена готового платья от кутюр колеблется от 26 до 150 тысяч долларов. Не удивительно, что во всем мире найдется не более 2 тысяч женщин, которые действительно заказывают одежду от кутюр. Постоянных же клиентов и того меньше – всего 200 человек.

Ну, и в конце небольшая галерея из творений Чарльза Ворта .

Не могу ручаться что пятая модель принадлежит руке самого мастера. Но тем не менее это платье его модного Дома. Отмечу так же, что Дом высокой моды "Уорт" считается одним из основателей стиля модерн в женском костюме XIX—XX веков.

О Палате высокой моды и паре заблуждений от кутюр. Изображение № 14.

Рассказать друзьям
34 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.