Views Comments Previous Next Search

Масс-маркет и люкс: сложные отношения

6012713
Написалsonya29 апреля 2010
6012713

Как масс-маркет захватывает территорию люкса.

C момента показа коллекции на подиуме до её появления в магазинах проходит около полугода. За эти месяцы дизайнеры массовых марок успевают отсмотреть  коллекции pret-a-porter, определить тенденцию, скопировать наиболее удачные модели и запустить в производство бюджетный вариант хитов следующего сезона.

Распространённость плагиата в модной индустрии, к сожалению, имеет под собой прочную экономическую основу. Zara требуется всего 2 недели, чтобы разработать дизайн и пустить изделие в продажу. Цены, устанавливаемые большими марками, подчас могут быть неоправданно высокими — особенно в других странах. Кто будет платить за одно и то же в тридцать раз больше?

С развитием интернета противостоять процессу копирования становится еще труднее. Любой желающий может посмотреть коллекцию через несколько дней после показа, а порой и в режиме реального времени. И ничего с этим не поделаешь — ни закрытые показы, ни клятвы о неразглашении тут уже не помогут.

   

Масс-маркет и люкс: сложные отношения. Изображение № 1.

   

В музыкальной индустрии даже за несколько нот, напоминающих уже существующую песню, можно попасть под суд, в то время как знаменитые джинсы Вalmain висят в H&M и пользуются огромной популярностью — объемы их продаж в тысячи раз превосходят продажи их прототипа.

Мировая история насчитывает не так уж много случаев судебных тяжб между масс-маркетом и домами мод: Chloe разбирались с Topshop по поводу платьев из круизной коллекции See by Chloe, Zadig & Voltaire и Gap не поделили дизайн футболки, целое сообщество нью-йоркских модельеров судилось с Forever 21, плюс парочка негромких дел с Zara, Mango и т.д. Что в результате? В лучшем случае — выплата моральной компенсации и снятие модели с производства.

В то же время доходы масс-маркета и люкса несоизмеримы. Московский магазин Zara на Тверской имеет самый прибыльный торговый оборот в Европе — около $30000 с квадратного метра в год. И если выручка Gucci в 2009 году составила €2.2 миллиарда, то, например, у H&M это €12.3144776 миллиардов.

Даже состоятельные люди давно уже стали предпочитать дорогим вещам из дизайнерских коллекций не менее красивые и качественно сшитые на китайских фабриках платья уличных марок, таким образом лишая именитых дизайнеров законной прибыли. В принципе, дома мод и сами рубят сук, на котором сидят: редкая демократичная марка не заказывает капсульные коллекции дизайнерам с громкими именами. Стелла Маккартни, Мэттью Уильямсон и Соня Рикель шьют для H&M, Зак Позен и Жан-Поль Готье — для американской сети Target, Марк Фаст и Анн-Софи Бэк — для Topshop, а некоторые дизайнеры успевают творить для нескольких марок сразу: например, Стелла Маккартни делает линии для Adidas и Gap. Так что даже у снобов появляется возможность дешево приобрести настоящую именную вещь. Кроме того, масс-маркет совершенствует производство, и качество выпускаемых вещей растет с каждым годом.

Суть проблемы скорее в том, что большим люксовым маркам придется меняться, чтобы не отстать в этой гонке: либо доводить свою продукцию до такого уровня, чтобы ее невозможно было быстро воспроизвести на китайской фабрике, — либо снижать цены и становиться скромными конкурентами Zara и H&M.

Рассказать друзьям
60 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.