Views Comments Previous Next Search

Саймон Ям: Я хочу стать лучшим актером Гонконга

12516
НаписалCool Connections24 августа 2010
12516

Саймон Ям: Я хочу стать лучшим актером Гонконга. Изображение № 1.

В программе Hong Kong View два фильма со звездой гонконгского кино Саймоном Ямом - «Отражение радуги» и «Ночь и туман». В июне этого года на Нью-Йоркском фестивале азиатского кино Саймон Ям получил награду «Звезда Азии». Тогда же он дал интервью, в котором рассказал о том, как работает над ролями, как повлияло на него сотрудничество с Джоном Ву, о дружбе с Джонни То, о будущем гонконгского кино и о старшем брате.

 

Мистер Ям, вы начинали свою актерскую карьеру на гонконгском телеканале  TVB...

 Это было давно!

Да, но так много известных актеров начинали там же.

Да, верно, многие известные режиссеры, актеры и актрисы вышли с телевидения.

 Вы приобрели там какой-то полезный опыт? Научились чему-то, что используете до сих пор?

 Не опаздывать! Хотя этому я научился не там, а у моего отца, который был полицейским. Они никогда не опаздывают. На TVB я научился правильно себя вести. И еще работоспособности, потому что мы снимали, на следующий день озвучивали, потом монтировали, и опять по новой. Так было тогда принято. Ужасно! Если заболеешь, все равно надо работать. Даже если у тебя температура, нельзя было расслабляться, надо было ехать в студию работать. На телевидении я научился целеустремленности.

 В вашей карьере был период, когда вы в среднем делали по фильму в месяц. Как у вас это получалось?

 Ну, на самом деле — фильм в два месяца, но иногда мы снимали по два или три фильма сразу. В период с 1989 по 1994 год мы обычно снимали по пять фильмов одновременно. Или за три месяца надо было закончить 4 фильма. Например, в январе-марте снимаешься в 4 фильмах, в марте заканчиваешь два, с мая по июль работаешь в трех, потом заканчиваешь 2 или 3, и до конца года еще в трех фильмах снимаешься.

 Неудивительно, что вы такой худой. Как вам удавалось не запутаться в своих персонажах?

 У меня выбора не было, в тот период гангстеры постоянно заказывали фильмы. Не знаю, видели ли вы в 1994 году по телевизору уличные марши протеста против триад? У меня не было выбора, я должен был работать. В то же время я люблю играть, это для меня самое важное. Но тогда кино снимали по готовым лекалам — сначала драка, потом немножко романтики, еще бой, опять что-нибудь про любовь или дружбу, и снова драка.

 


Типовые фильмы.

 Да, стандартные. Но после 1997 года все стало гораздо лучше. После 1997 года никого больше не интересовали гонконгские фильмы, был финансовый кризис. Экономика была в упадке. Поэтому Саймон Ям был просто счастлив - больше не снимали типового кино. Для того, чтобы выжить, стали нужны хорошие режиссеры, которые могут снять хороший фильм. Так что потребовались хорошие актеры и актрисы, чтобы вместе делать хорошее кино.

 Вы наделяете своих персонажей необычайной глубиной. Насколько сильно вы погружаетесь в роль? Я знаю, что некоторые актеры предпочитают оставаться в образе весь период съемок.

Наверное, дело в том, что я всегда сначала изучаю роль. Я всегда говорю, что я не играю. Играть — неправильно. Нужно быть естественным, нужно, чтобы история была такая, чтобы люди поверили, что она может случиться рядом. Нужно, чтобы зрители могли понять моего героя, встать на его место. С другой стороны, когда все время снимаешься, приходится напоминать себе «это не я», иначе легко не заметить границу между жизнью и игрой.

 Как вы возвращаетесь к обычной жизни после этого?

 Иду домой и ужинаю с женой. Оставляю персонажа на площадке. У меня всегда с собой кроссовки и теннисный столик, я их с собой вожу. В Гонконге нет пробок, так что всегда можно доехать до спортзала. Когда я заканчиваю (съемки), мне надо пойти позаниматься спортом. Еще у меня в машине портативный двд-плейер и все каналы новостей. Я всегда смотрю новости, они очень полезные, вот я вижу кого-то и говорю: «Ага, это диктатор». Так я изучаю поведение людей. И примеряю на себя. Как мне сыграть в «Отражении радуги». Как мне сыграть в «Ночи и тумане». Как мне сыграть хорошего полицейского, как сыграть плохого. Как мне сыграть диктатора во «Властелинах стихий -2». Так много вопросов.

В конце 80-х — начале 90-х вы снялись в огромном количестве фильмов. Изменил ли что-то для вас фильм Джона Ву «Пуля в голове», в котором вы сыграли в 1990-м году?

 Нет. Конечно, тогда только и говорили о Джоне Ву, но в то же время после этого фильма всем так запомнился мой персонаж, что режиссеры хотели, чтобы я играл его снова и снова. Меня, по сути, брали все время на одну и ту же роль, ну а зачем им напрягаться и делать что-то другое? Меня это сильно расстраивало. Я же актер, я могу сыграть и в фильме Джона Ву, но у меня актерские амбиции, я хочу стать лучшим актером Гонконга, зачем меня так ограничивать?

 

Зарубежные зрители знают вас не только по «Пуле в голове», но и по хиту 2005 года - «Выборы». Вы можете рассказать о работе с Джонни То?

Мы с Джонни помогаем друг другу. В 1997 году из-за финансового кризиса его дела шли совсем плохо, не было никакой возможности снимать кино. Я помню, что он как раз хотел сделать «Миссию» (1997), и я ему сказал: «Почему бы и нет? Мы можем сделать очень малобюджетный фильм, я принесу костюмы, я все принесу. О деньгах не думай». Мне деньги искать не надо. Мне повезло. Деньги не вопрос. Дружба для меня гораздо важнее. Поэтому, когда в 1997 году Джонни пожаловался на трудности, я сказал ему: «Забудь о деньгах. Если хочешь заплатить мне, отдай эти деньги съемочной группе». Джонни очень талантлив, я его поклонник. Он хороший парень, и я его очень люблю. То же я могу сказать о Ринго Лэме, они дружат. Мы все время ужинаем вместе, именно поэтому у нас потом получаются такие хорошие фильмы.

 У вас лучше получается работать с режиссерами, которые прислушиваются к вашему мнению?

 Некоторым режиссерам я безоговорочно доверяю. Я очень редко смотрю на экране снятые дубли, да почти никогда не смотрю. Если режиссер говорит, что все хорошо, я верю. Я верю тебе, Ринго. Я верю тебе, Джонни. Я верю тебе, Энн Хуэй. Если пересматривать отснятые дубли, начинаешь сомневаться в себе. А так, когда фильм уже закончен, на экране появляется совершенно реальный, живой человек. Не ты.

Учитывая, что имя Саймона Яма олицетворяет собой кино Гонконга, как вы видите будущее индустрии? В прошлом году я об этом же спросила сценаристку Айви Хо, и она сказала, что ей кажется, через 20 лет фильмы на кантонском диалекте перестанут делать вовсе. Вы согласны с этим?

 Айви Хо! Она тоже раньше работала на телевидении. Она ужасно дорогой автор! Мне нравятся ее работы. Но я с ней не согласен. Конечно, всегда нужны типичные блокбастеры для международного проката, но ведь нужны и локальные фильмы для местных зрителей. Мне нравится гонконгское кино, потому что в нем отразилась вся история и культура города. И я ни за что не откажусь от гонконгского кино. Ни за что! Культура Гонконга, это как культура Манхэттена. Конечно, пусть будут и боевики вроде «Аватара», но нужны и фильмы о Манхэттене, как фильмы Вуди Аллена. В киноиндустрии важно предоставить зрителю возможность выбора. В фильмах Вуди Аллена есть вся история Манхэттена, и через 100 или 200 лет любой, кто мечтает стать режиссером или актером, сможет посмотреть их в библиотеке и уловить, понять этот манхэттенский дух, много лет спустя после того, как они были сняты. Из фильмов. Поэтому Саймон Ям против. Я не согласен!

 В Китае снимается много фильмов, но среди них много обычных стандартных боевиков. Некоторые сценарии и творчеством-то не назовешь. Но сейчас многое меняется, потому что в провинции Гуандун разрешено выпускать в прокат фильмы на кантонском диалекте. Это здорово! Конечно это лишь одна провинция из 33-х. Китай огромен, и все равно надо выпускать фильмы на мандаринском для остальных 32 провинций. Но тем не менее, население провинции Гуандун очень многочисленное, она граничит с Гонконгом, между этими регионами хорошее взаимопонимание. Поэтому даже если ваш бюджет ограничен, вы все равно можете снять фильм на кантонском в расчете на население Гонконга и Гуандуна, и не прогореть.

 У вас есть продюсерский опыт («Океанское пламя», 2008), вы отлично разбираетесь в фотографии. Вам не тесно в актерских рамках? Есть ли в ваших планах на будущее режиссура, или, может быть, вы хотели бы написать сценарий?

 О! Вы попали прямо в точку! Давайте я вам кое-что покажу. У меня вот тут есть картины.  И еще кое-что. Я это снял во время работы над «Отражением радуги», короткий фильм, называется «Шедевр Саймона Яма». (Достает iPhone и показывает пятиминутный ролик). Я снимал сам, музыку выбрал сам, все сам сделал. Пользовался камерой  5D Canon, впервые в жизни сам снимал. Это о 60-х, дело происходит в 60-х. Это мой первый режиссерский опыт, в следующий раз я уже фильм сниму. (Показывает несколько фото, похожих на абстрактные картины). Вот еще фотографии. Это цветы.

Прежде, чем мы закончим, я хочу поздравить вас с наградой «Звезда Азии», которую вам вручили на Нью-Йоркском фестивале азиатского кино. Вас не удивило такое количество поклонников? Ведь большинство ваших фильмов никогда не были в американском прокате.

Все дело в кунфу. Жаль, конечно. Но это нормально. В Америке фильм будет прокатываться широко, если в нем есть драки. Если он не про кунфу, это будет ограниченный прокат. Это нормально, и во всем мире так. Поэтому я снимаюсь в фильмах вроде «Лара Крофт — 2» и дерусь. Но это не имеет для меня особенного значения.

 То есть вас не интересует успех в США любой ценой?

Нет, для меня это не задача первоочередной важности.

 Такую же награду получил Саммо Хун, ваш старый друг, с которым вы много раз работали вместе.

 Я его люблю. Он один из моих старших братьев. У него доброе сердце, он такой щедрый. У меня много Дай Го (старших братьев) в Гонкоге. Я всегда говорю, что Саммо Хун — мой самый любимый Дай Го, потому что у него такое доброе сердце. Простите, остальные Дай Го.

 

27 июня 2010 г.

 The Lady Miz Diva

http://www.thedivareview.com/Simon_Yam_Exclusive_Interview.htm

Перевод Ларисы Мезеновой

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.