Views Comments Previous Next Search

Вне закона

61303
НаписалMISTER ZEN 17 ноября 2010
61303
Вне закона — Кино на Look At Me


Третья по счёту лента 33-летнего Джима Джармуша, представителя нью-йоркской «новой волны» (иногда употребляют термин «постновая волна», так как речь идёт о киноавангарде не 60-х, а 80-х годов), в ещё большей степени подтвердила его пристрастия к очень своеобразному стилю, который он сам, несколько иронизируя, определил так: «фильм в манере чёрного юмора, квазинеореалистический, но в воображаемом стиле режиссёра из центральной Европы, одержимого Одзу». Джармуш намекает на творчество Вима Вендерса (сотрудничал с ним на картинах «Молния над водой» и «Положение вещей»), оказавшее на него определённое влияние, однако и сам американский постановщик двигался в схожем направлении, сочетая любовь к французской «новой волне», Микеланджело Антониони и Ясудзиро Одзу со страстью к гангстерско-приключенческим лентам класса В и голливудским абсурдным комедиям, например, с участием братьев Маркс.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Друзья, приглашаю посмотреть этот фильм в клубе Gogol' (Москва) 233 ноября, в 20.30
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Наконец, немалое значение имеет увлечение Джима Джармуша музыкой, прежде всего — джазом, блюзом и их авангардными стилизациями в сочинениях современных музыкантов (кстати, известный певец Том Уэйтс написал песни для фильма «Вниз по закону» и сыграл незадачливого диск-жокея, а актёр Джон Лёри не в первый раз выступил ещё и как композитор). Не случайно и то, что действие происходит в штате Луизиана, в том числе — в знаменитых кварталах Нового Орлеана, где сам воздух как бы пропитан джазово-блюзовыми интонациями, а плавное движение камеры немецкого оператора Робби Мюллера, одного из верных сотрудников того же Вендерса, дополнительно подчеркиваёт особый ритм существования этого города, одновременно беспечного и печального, по-пьяному буйного и сентиментального до слёз.

Вне закона. Изображение № 1.



Двое новоорлеанских отщепенцев, Джек и Зэк, по собственной глупости попадают в тюрьму, где их тупо-бессмысленное и молчаливо-похмельное пребывание нарушает появление занудно-жизнерадостного итальянца Роберто. Поначалу он выводит сокамерников из себя своей невероятной словоохотливостью при совершенно невозможном акценте и абсолютно вольном обращении со всеми законами лингвистики. Возмутительные упражнения с английским языком всё-таки позволяют неутомимому Роберто довести до коллег по несчастью мысль о побеге, почерпнутую им из пары-тройки второстепенных американских боевиков. Сбежав из тюрьмы, трое героев попадают в дом в лесу, где на их счастье проживает молодая и незамужняя итальянка Николетта. У Роберто есть свой резон остаться с ней навсегда, а коренные (в том смысле, что родившиеся здесь), но бесприютные американцы Джек и Зэк вынуждены по-чаплиновски разойтись в разные стороны на перекрёстке просёлочных дорог, предпочитая в дальнейшем не надоедать друг другу.

Вне закона. Изображение № 2.



Практически распадаясь на три части (события до тюрьмы, непосредственно в камере и после побега), картина Джима Джармуша прослеживает путь персонажей словно «вниз по закону» (down by law), будто они плывут вниз по реке (down by river), всё более удаляясь от цивилизации и превращаясь в настоящих «одиночек вне закона», которые освобождены от каких-либо рамок и теперь естественны во всех своих проявлениях. Каждый находит самого себя, хотя, может быть, внешне остаётся беспризорным бродягой, странствующим по дорогам Америки. Тень пародии на «кино дорог», безусловно, витает над повествованием, но режиссёру всё же важнее представить пусть импровизационно-комический, абсурдно-идиотический, но вместе с тем глубинно реалистический, созерцательно-философский пласт нынешнего американского бытия.

Трансцендентность простых житейских притч японца Ясудзиро Одзу непостижимым образом просвечивает в синкопическом рассказе Джармуша о заторможенных или, наоборот, лихорадочных эскападах героев, которые на бессознательном уровне ощущают чужеродность окружающего «рая для всех», бегут от него всё дальше и дальше, вернее — вниз и вниз, обретая в анонимной жизни «на дне» или во внегеографическом скитании по обочинам истинный смысл своего предназначения. Сошествие в ад лучше обитания в так называемом раю.

Вне закона. Изображение № 3.



Лента «Вниз по закону», причисленная изданием «Видео Муви Гайд» по явному недоразумению к «лучшим комедиям десятилетия» (как это ни лестно звучит!), на самом-то деле, куда последовательнее и трезвее многих героико-романтических баллад о бунтарях и изгоях, отражая как бы взгляд со стороны, словно с точки зрения чужестранца, на непривычную и непознанную Америку, которая остается терра инкогнита, потерянным миром или даже своеобразным НЛО для тех, кто по-прежнему пытается её постичь. Тема, заявленная Джармушем ещё в дебюте «Вечный отпуск» (1980), была развита им и в фильме «Чужероднее рая» (1984), и в последующем «Таинственном поезде» (1989), который, по мнению критиков, стал самым горьким и жёстким вариантом истории неприкаянных людей в почти ирреальной, словно инопланетной стране. А в «Ночи на Земле» (1991) речь уже идёт о ночном бдении и бесприютности всех жителей Земли.

Сергей Кудрявцев
Иронически-трагикомическая притча
 

Вне закона. Изображение № 4.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.