Views Comments Previous Next Search

Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе

01789
НаписалВладислав Гайсинский27 декабря 2010
01789

Видео - интерью с Ф.Озоном:

и его перевод (Автор перевода: Александр Фельдман)

Изображение 4. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 1.

Франсуа Озон, мы рады, что вы приехали в Брюссель. Итак, «8 женщин» - это адаптация театральной пьесы, если не ошибаюсь Робера Тома…

Абсолютно верно

И теперь старая пьеса для театра на бульварах Баррье и Греди, что вы в ней увидели?

Изображение 1. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 2.

В первую очередь в пьесе Баррье и Греди я увидел портрет женщины, великолепную роль для актрисы. И помимо еще заметил замечательный забавный, органичный фон, достаточно реалистичный, затем я обратил внимание на не столько политический, сколько феминистский аспект персонажа, который меня очень заинтересовал. Все это под комедийным соусом и через призму отношений в семье, это мне пришлось по душе. Но очень сложно воспринимать эту пьесу в отрыве от постановки. Я отлично помню Жакли Мейлан в этой роли, и мне было сложно представить кого-то другого в этой роли. Поэтому я взял большую паузу, чтобы поразмыслить о том, как ее можно адаптировать для большого экрана. И когда на президентских выборах-2007 во второй тур против Саркози вышла Сегулен Руайяль – первая женщина, вышедшая во второй тур во Франции – и я увидел все эти проявления мачизма в отношении ее, в том числе и в рядах левых, которых она представляла, я понял, что пьеса всё еще актуальна и сегодня. И тогда я понял, как нужно ее адаптировать, как ее сделать ближе к сегодняшнему дню, чтобы прозвучали аллюзии на политические и социальные проблемы-2010.

Изображение 2. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 3.

То, что вы оставили действие в 70-х, это дань стилю, некий кич или намеренная дистанция по отношению к сегодняшнему дню?

Изображение 8. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 4.

Вовсе нет. Я абсолютно допускаю, что эта история с мадам Пюжоль могла произойти в наши дни. Вот только я уверен, что это была бы не комедия, а драма. С забастовками, требованиями повышения зарплаты и уравнивания женщин и мужчин в своих правах. Могу ли я над этим смеяться сегодня? А вот если это происходит в 70-х, когда прошло уже 3 десятка лет, то да, при этом всё, что происходит в фильме – это реальные атрибуты эпохи: директор-тиран, забастовки, популярность левых. В ту пору президентом был Жискар-Дестен, который в некотором смысле похож на Саркози, он пытался модернизировать, перестроить французскую структуру общества. Сломать устои. Поэтому, я и выбрал такую манеру киноязыка, говорить о современной Франции через призму женщины 70-х. Ну да, дистанция позволяет мне делать в фильме какие-то реверансы в сторону личных воспоминаний, которые мы часто идеализируем, как атрибуты детства, запоминая только хорошее, но на самом деле этот период был очень непростым с социальной точки зрения.

Изображение 10. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 6.

Ну да это такой мостик в сегодняшний день, когда то и дело раздаются лозунги: «Больше работать, больше зарабатывать»…

О! Даже бельгийцы об этом знают?! Ну да, я постарался вложить в уста героев те лозунги и те проблемы, которые на слуху последние несколько лент в контексте французской политики, но на мой взгляд они звучат вполне органично. Робер Пюжоль – патрон, очень либеральный, капиталист, которого можно принять за образцового хозяина. Такие образы в 70-е часто играл Луи де Фюнес. Фабрис Лукини исполняет эту роль отвратительного неприятного персонажа очень убедительно, и такие фразы в диалогах звучат очень органично. И буквально вчера я был на показе в Орасе, и эти фразы, которые являются цитатой из Саркози были встречены аплодисментами.

Вы смотрели пьесу с Жаклин Мейлан и предложили эту роль Катрин Денев, с которой работали на фильме «8 женщин». Выбор актрисы был очевиден? Мы все поклонники ее таланта, понимаем, как она способна играть, но для вас, это было очевидно?

Изображение 6. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 7.

Нет, это было совсем не очевидно после Жаклин Мейлан, которая была классической актрисой театра и очень редко снималась. И в каком-то смысле Катрин полная противоположность Жаклин Мейлан, потому что она как раз киноактриса, которая никогда не играла в театре. И при этом она первоклассная актриса и сама это чувствует. И этот персонаж должен не только играть комедию, но и выдавать меланхолические нотки, т.е. есть моменты довольно забавные, а есть моменты более волнительные. И я думаю, что Катрин – это мое видение – это делает первоклассно, взять, к примеру, первую совместную сцену с Лукини, то она получилась крайне жестокой, поскольку героиня Катрин должна показать, что она страдает. Для Мейлан это было очень просто, она часто представала в такой роли, а Катрин – звезда, она обычно главная. И эта сцена была самая сложная для меня. Потому что если не получится передать эффект страдания и угнетения, то не будет должного эффекта от преображения персонажа и его эмансипации потом.

Вы уже затронули тему первоклассных актеров. Их в фильме снялось немало, у всех разная судьба: Фабрис Лукини – театральный актер, Жереми Ренье – лицо современного кинореализма братьев Дарденнов, как вы их настраивали на один лад? Использовали для этого какую-то дистанцию,  визуальные ээфекты, музыку, флеш-бэки? Это правда было непросто?

Изображение 11. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 8.

Знаете, из меня плохой теоретик для описания работы с актерами. У меня нет готового решения. Безусловно, я нахожу к каждому свой подход. Нельзя одинаково руководить Жераром Депардье, Фабрисом Лукини и Катрин Денев. Но что для меня крайне важно, это правильное восприятия сцены. Например, Фабрис должен был быть максимально жестким, а Катрин и Жерар в сцене в Бадабуме должны были быть максимально чувственны и играть мелодраму. Так что я руководствуюсь какими-то сиюминутными ощущениями в работе с актерами, в зависимости от тех сцен, что мы снимаем. Безусловно, какие-то идеи приходят на стадии сценария или уже после не монтаже, но во время съемочного дня мы проживаем множество фильмов: можем начать день на съемочной площадке, как будто мы находимся в пространстве Бергмана, продолжить в пространстве Вуди Аллена, а закончить в пространстве Педро Альмадовара. Нужно смещать акценты и менять по ходу действия предлагаемые обстоятельства. И отношения между персонажами разные, соответственно и руководство съемок сцены между Катрин и Фабрисом с моей стороны совершенно иное, чем сцены между Катрин и Жераром.

Катрин Денев в интервью сказала, что ей нравится, когда съемки проходят вдали от Парижа, потому что появляется своего рода ощущение театральной труппы. Вы сняли большую часть фильма в Брю…

И интерьеры, и натуру я снял в Брюсселе и вокруг него.

Это было сделано по настоянию продюсера или вы тоже хотели почувствовать это ощущение труппы?

Было три причины, почему мы так решили. Первая экономическая, потому что в Бельгии производство более выгодно, чем во Франции. Вторая причина, это то, что я снимал здесь «Ангела», и мне очень понравилось, плюс я познакомился с большой группой бельгийских специалистов, с которыми мне понравилось работать. Наконец, третья причина, после «8 женщин», которые снимались в Париже, я понял, что лучше снимать за границей или в провинции, потому что каждый вечер мы возвращались к себе, к своим повседневным заботам и теряли тонус, а снимая за границей, далеко от дома мы 24 часа сосредоточены на нем. Группа обедает вместе, постоянно обсуждает нюансы фильма. Я считаю это очень важно для такой ленты, как эта, и для Катрин в особенности, что можно на какое-то время вычеркнуть свою парижскую жизнь и погрузиться в материал. И в итоге совместными усилиями рождается этот дух труппы, похожей на театральную. Это было очень приятно. И Катрин обожает Бельгию, она была очень довольна, гуляла, ела вафли. Одним словом, прекрасная жизнь.

Я читал в интервью Катрин Денев, которая подробно рассказывала о пьесе, о том, как проходили съемки, и она сказала, что Франсуа каждый раз пытался найти подвох в каждой сцене, которую он снимал. Вы согласны с этим утверждением?

Изображение 12. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 9.

Не знаю, я обычно не задаюсь таким вопросом. Но я действительно люблю что-то редкое и необычное и всегда пытаюсь уйти от клише и стереотипов, постоянно меняю угол зрения и стараюсь вывернуть привычное наизнанку. Главная цель моего кино, чтобы зритель повелся, думая, что все очень просто, а к концу осознал, что все гораздо сложнее, чем он думал вначале. Нет черного и белого. Персонаж мадам Пюжоль вначале – это незаметная провинциальная дама, абсолютно типичная, и затем, к концу, она меняет свой образ кардинально. В фильме именно это меня и привлекло: трансформация, эмансипация, я сказал персонажа, но еще и зрителей, которые меняют точку зрения. Я знаю, что многие зрители переживают, потому что они симпатизируют персонажам, они кажутся живыми, и мне очень играть на этом, делать неожиданные ходы, повороты, иногда это заводит не туда, но это всегда интересно.

Является ли это фишкой Франсуа Озона: в фильме постоянно меняются жанры, и в вашей фильмографии один жанр чередует другой…

Изображение 13. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 10.

Я не завидую тем, кто четко определяет градацию. Прописывание жанра – это строгий этикет. Я не понимаю градации: режиссер-комедиограф, режиссер драм, я люблю делать сразу все за раз, потому что я люблю кино, само кино, фильмы разных жанров, и мне очень нравился подход студий к режиссерам, работавшим в Голливуде в 40-50-х: сейчас вы снимаете вестерн, потом музыкальную комедию, следом детектив, а затем триллер, и я считаю, что это было здорово, потому что можно было попробовать себя в разных пространствах. В любом случае я люблю экспериментировать и ненавижу повторяться.

Изображение 3. Интервью с Франсуа Озоном в Брюсселе.. Изображение № 11.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.