Views Comments Previous Next Search

О фильме "Дом ветра"

02138
НаписалКиноклуб Калигари10 октября 2011
02138

О фильме "Дом ветра". Изображение № 1.

В рамках кинофорума "Я и семья" побывала на премьере фильма "Дом ветра". Очень полная история рассказана в картине. И очень трагичная. Таисия Левшина работает дворником при захолустной областной больнице для инфицированных детей. В этой больнице дети умирают. У самой женщины сын погиб на войне, куда его забрали по призыву. Органы опеки не дают ей согласия на усыновлдение смертельно больного мальчика из больницы, аргументируя плохими материальными и жилищными условиями. Помогает случай: больницу хотят снести, потому что какому-то человеку захотелось именно на ее месте построить свою резиденцию. Глав.врач помогает дворничихе: отдает ей ребенка, списав его в документах как умершего, снабжает лекарствами на первое время и подробной инструкцией. Она устраивается на работу к очень обеспеченным людям, живущим в загородном доме недалеко от Москвы. В ее обязанности входит следить за огромной территорией вокруг дома, за это она получает зарплату, домик для проживания и питание. Получив первую зарплату, взяв авансом вторую она едет в Москву за лекарствами, но попадает в руки гипнотизерши, которая оставляет ее без денег посреди Москвы. Таисии приходится украсть из дома хозяев старинную китайскую вазу для хранения денег из коллекции "Дом ветра". В это же время домашний врач узнает, чем на самом деле болен мальчик, скрывающийся в домике, а хозяину звонит антиквар и сообщает, что кто-то принес ему его вазу. Врач решает поговорить с женщиной: сообщает ей, что уже никакие лекарства не помогут, что деньги потрачены зря, и выясняет в разговоре, что и ребенок не ее, что ее сын погиб на войне. В доме хозяев он получает распоряжение пойти к дворничихе и попросить ее убраться из дома. На что в ответ рассказывает все, что узнал. Конечно, решение выгнать женщину с ребенком уже не рассматривается, а наоборот, люди проникаются уважение и жалостью к несчастной. Этой же ночью Таисия убегает из дома. Картина подходит к концу. Женщина едет в автобусе по заснеженным полям. Конечная остановка посредине поля около заброшенной деревеньки, где в домах, по словам водителя автобуса, гуляет ветер. Ребенок уснул - из-за его болезни с ним такое часто случается и пробудить его может только доза лекарства. Оставшись на остановке, глядя на заваливающегося на бок ребенка женщина в исступлении молится, достает гильзу с пеплом сына, рассеивает его, произнося: "забирай свое, а мне мое оставь". Ложится на лавочку рядом с мальчиком и тоже засыпает. Казалось, вот он - конец; кадр темнеет, но через несколько секунд возвращается цвет: тот же пейзаж, только залитый солнечным светом, слишком желтым для зимней поры. Женщина просыпается, а мальчика нет. Она кричит ему и вдруг видит ребенка, который невозмутимо говорит, что проснулся раньше. Вот это настоящий конец фильма.
Оценивать подобное окончание можно двояко. На мой взгляд, оно выбивается из общего настроения, потому что нередки в фильме моменты, когда даже у черствого зрителя подкатывает ком к горлу. И попытка закончить открыто, но на позитивной ноте, показалась мне довольно слабой. Все впечатление от картины, выдержанной в одном тоне, немного смазывается. Нерешенность проблемы, поставленной в фильме должна быть подчеркнута и соответствующим финал, на мой взгляд.
С другой стороны сразу возникает другой дискурс (если рассматривать понятие не как совокупность текстов, а совокупность идей и мнений): почему в российский фильм получается хорошим лишь в том случае, когда он тяжел, печален и мрачен? Почему фильмы с символами радости и любви получаются пошловатыми и пустыми? Зависит ли это от мастерства художника, или уже скорее от состояния общества, которое этого художника окружает и которое в этом художнике воплощается? Безусловно, в этой картине присутствует любовь, но какая это любовь? Это что-то из разряда высшей любви, жертвенной и абсолютно чистой. Чистота ей придается именно за счет предмета любви (умирающий мальчик) и субъекта этой любви - женщина, потерявшая сына и живущая в отчаянии. Вот такая любовь почему-то на фоне всего повествования не выглядит радостной и безмятежной. На мое удивление, Златопольскому удалось не перегнуть палку и с мрачностью, и фильм не получился с посылом: "все плохо". А ведь этот постулат все чаще и чаще становится определяющим в художественных произведениях современных российских авторов.

В качестве одного из приемов режиссер фильма использовал символ. Действительно, в картине они повсюду. Самый первый и запоминающийся - это слово "идентифицировали". Глав.врач читает несчастной женщине официальное письмо, где говорить о ее сыне. Там мелькает слово «идентифицировали» и дворничиха отвечает: "Идент... я этого не понимаю". Именно с этого начинается противостояние: маленький человек-большое государство (настроенное против человека). Действительно, ей сообщают о смерти сына канцеляризмами, которые она к тому же не все понимает, да и не надо ей понимать. Неодушевленность и бесчеловечность официального механизма, за которым, как кажется героине, стоят не люди, а машины. Далее этот конфликт развивается в кабинет органа по опеке. Две тетки, сидящие в конторе, настроены очень враждебно к женщине, которая пришла за 15 минут до обеденного перерыва. Одна из них все-таки поясняет причины, по которым в усыновлении отказано "априори": плохие жилищные условия. Опять неудобное слово, которая простая женщина трактует по-своему: "априори это значит из-за жилищных условий?". И потом она спрашивает, чем конкретно не устраивают ее условия. Получает ответ: в том числе и тем, что удобства во дворе. И здесь наступает второй уровень конфликта человека и государства: ведь когда дворничиха воспитывала своего сына, никому и в голову не приходило, что у них плохие условия и что удобства во дворе. Несмотря ни на что, сын был воспитан и выращен, а как он понадобился государству его забрали, и ни о каких плохих условиях речи и не шло. Конторская женщина безучастна. Тогда конфликт получает логическое разрешение, которое, конечно, не решает проблему в целом. Отчаявшаяся женщина набрасывается на хамку - это единственно, что может она сделать своими силами, когда закон действует против обычного человека.
Второй знаковый символ - это детская игрушка юла. Женщина приносит ее мальчику в палату, показывает, как она действует. "Юла не умирает, ее можно снова запустить". А можно ли снова запустить человеческую жизнь? С собой в новую жизнь мальчик берет лишь юлу и говорит, что он готов, и что вещи его собраны. Человеческая жизнь символически отражена в фильме не только через юлу. На стене в доме женщины висят часы с кукушкой, которая некоторое время назад перестала появляться, часы сломались. Узнав о смерти сына, женщина понимает, почему кукушка перестала вылетать. В ночь, когда она размышляет об усыновлении мальчика, кукушка внезапно появляется - это становится катализатором. Женщина посреди ночи бежит к глав.врачу, барабанит в дверь его квартиры и просит разрешения усыновить мальчика. Может быть, финал фильма, который я уже комментировала раньше является логическим завершением этой идеи о заводе человеческой жизни, но в таком случае это не самый удачный ход. Потому что кукушка, символ этого возрождения не в прямом смысле слова: сына не вернуть, но можно вернуть что-то важное, частичку души, дав несчастному мальчике материнскую любовь. А чудесное спасение инфицированного ребенка на последней стадии болезни - что-то слишком мистическое и неправдоподобное для конкретной картины.

Подводя итог, хочу сказать, что дебют Златопольского, на мой взгляд, удался.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.