Views Comments Previous Next Search

"Уголок короткого метра" на ММКФ. Интервью с Наилей Гольман

0842
НаписалНаталия Rentochka28 июня 2012
0842

Что же ждет программу «Уголок короткого метр» в этом году?

В этом году у нас главное нововведение заключается в том, что раньше у нас было просто два сеанса, а теперь один сеанс конкурсный.

Наконец-то появился нормальный приз?

По крайней мере появилась возможность привезти режиссеров. Они, к сожалению, не все приехали, будут только двое, другим, видимо, далеко ехать в Россию. Но мы можем сделать нормальную пресс-конференцию, сделать с ними интервью и организовать это на хорошем уровне, потому что по закону конкурс международного фестиваля должен проходить именно так.

Что за режиссеры?

Один режиссер - кореец Ки Нам Юн, он снял фильм «Превращение» (The metamorphosis), длинный фильм в сепии, с не очень внятным сюжетом, - мне нравится. Посмотрим, что скажут люди. В конкурсе много спорных, разножанровых вещей. Единственное, в чем они равны – это хронометраж, они все по 10-15 минут, и мне интересно, что жюри в итоге выберет.

То есть мы опять не можем проследить общую тенденцию?

Я бы не стала прослеживать общую тенденцию, потому что короткий метр - это особая область. Тенденции отражаются довольно слабо, потому что, во-первых, у режиссеров, снимающих короткий метр, не всегда получается снять то, что они хотят, потому что чаще всего это режиссеры не очень опытные. Во-вторых, потому что короткого метра очень много, и весь он делается без того прицела, с которым снимают полнометражные фильмы. Соответственно, люди гораздо меньше стараются держать себя в рамках.

Получается, что у короткого метра нет потенциального зрителя, то есть режиссеры, условно говоря, не знают, для кого снимают?

Условно говоря, да. Но мне хочется верить, что они знают, для кого они снимают. Потому что короткий метр чаще чем, например, полнометражные фильмы делают для себя. Ведь полный метр – это гораздо больше запросов, гораздо больше ориентиров, прицел на фестивали, прокат. С коротким метром ты с одной стороны свободен от этих возможностей, а с другой – от обязательств.

А кто второй режиссер, который приедет?

Второй режиссер Уилл Джювелл – британец, он снял фильм «Man in fear», который у нас перевели как «Паника», про человека, который боится, что его убьют. Фильмы очень разные, и прекрасно, что приехали именно эти два человека, потому что их кино различается, как небо и земля. Один фильм поэтический, медленный, без слов, в сепии, весь такой туманно-артистический, а второй – нормальный экшен, с замашкой на серьезный монтаж и спецэффекты. 

 В прошлом году вы порадовали нас 14-летним режиссером, какие в этом году есть эксклюзив?

В этом году у меня был случай ровно наоборот. 14-летних режиссеров нет, не знаю, кто из наших режиссеров самый молодой, но есть режиссер, которого зовут Хишам Безри, он снял фильм, который называется «Сирокко», точнее, он его не снял, а смонтировал из египетского фильма 1969 года. Я когда его посмотрела, была уверена, что это длинное, медленное и красивое, туманное произведение сделано молодым синефилом, студентом, которому кажется, что он должен перемонтировать старое кино, это синефелам свойственно. Потом я была в Каннах, и мне из Москвы написали, что этот режиссер тоже там, и хочет встретиться. Я прихожу на встречу, вижу человека лет 50-ти, с зализанными волосами, зонтом-тростью, в костюме. Он мне рассказывает, что преподает режиссуру много лет, что он сделал 18 короткометражных фильмов, что он большой чиновник в продакшн-компании, серьезный человек, и две или три работы у него именно такие – перемонтированные из старых лент. Когда я с ним познакомилась, я поняла, что на синефила он очень похож, может 15 минут рассуждать про Жана Эпштейна в ответ на какой-нибудь короткий вопрос, и вообще замечательный человек. Но я очень удивилась, что это оказалось не молодежное кино.

Что с Виктором Кисловым сейчас происходит? Ждать нам каких-то новых проектов от него?

С ним много чего происходит, очень умный мальчик. Он учится в школе, учит физику, у него много всяких других предметов, и помимо этого снимает кино. Последнее, что он мне рассказывал, что он поехал на экскурсию с одноклассниками, там загнал их в какое-то озеро, долго их снимал, мучил, как настоящий режиссер, ради своего фильма, а потом у него ничего не получилось. Но я очень надеюсь, что у него все получится. Я с ним вижусь периодически, и идеи, которые он мне рассказывает - это такие очень масштабные взрослые проекты.

Если посмотреть, то Россия довольно мощно представлена в этом году.

У нас будет отдельная российская программа в Доме Кино, ее Ваня Твердовский собирал. В конкурсе номинально русских фильмов два, один, правда, снят в Тбилиси, а второй украинский. Когда у нас отдельно появилась российская программа мы решили, что все мощные боевики российские, вроде Таисии Игуменцевой, нужно поместить туда. Собственно, чем отличается конкурс от не-конкурса: в конкурсе, как и на всем "Московском фестивале", участвуют только премьеры, а внеконкурсная программа построена по принципу 8 ½ фильмов, но в коротком метре, потому что туда вошли фильмы, которые участвовали, побеждали на разных международных фестивалях: есть фильмы с "Clermont-Ferrand", с "Palm Springs", в общем, хватает интересного. Фильм с "Clermont-Ferrand" называется «Последний автобус», это кукольный мультик. Серьезная печальная польская работа про гражданский протест. Со зверями, которые похожи на героев "Мистера Фокса Уэса Андерсона".

Кстати, насчет анимации. В прошлом году многим понравился латвийский мультик про поедание жаб "Проглотить жабу"...

Я старалась не отбирать анимацию. Для внеконкурсной программы просто не сложилось, а для конкурса я подумала, что надо примерно уравновесить фильмы в шансах на победу. В принципе, это нормальная тенденция – включать на равных правах в конкурс больших фестивалей фильмы игровые, документальные и анимационные, но в коротком метре это не очень оправдано, потому что люди будут выбирать из 10 работ, и, понятно, что для короткой игровой и документальной работы нужно меньше затрат и усилий и совершенно другие навыки, чем для короткой анимационной. Я решила их не сталкивать и поэтому в конкурс я брать анимацию не стала.

Будете ли внедрять интернет, как в прошлом году с Rambler?

Нет, в этом году у нас рамблера не будет. У нас в прошлом году не очень хорошо получилось, все прошло мимо и не получило особого резонанса, в этом году мы хотели продолжить на другой площадке, но так как у нас появился конкурс, стало столько хлопот, и мы решили, что в этом году на интернет просто нет времени.

 

Интервью предоставлено редакцией сайта kino-teatr.ru

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.