Views Comments Previous Next Search

«Шери» Стивена Фрирза

Действие картины английского режиссера Стивена Фрирза («Опасные связи», «Грязные прелести», «Королева»), известного своей слабостью к истории и костюмированным драмам, разворачивается в период так называемой «Прекрасной эпохи» - в Париже начала XX века, во времена ускоренного технического прогресса и всеобщего раскрепощения. Сею пору смело можно именовать золотым веком новейших технологий, временем расцвета фотографии и рождения кино. Именно на таком фоне всеобщих начинаний и развивается история конца отношений главных героев.

Сразу же стоит отметить, что подобные фильмы, вследствие ряда причин, обычно высокой популярности не имеют, чего нельзя сказать о главном герое Фреде Пелу по прозвищу Шери (Руперт Френд), сыне куртизанки в отставке. Будучи воспитан в полном достатке и без особого внимания со стороны родителей, Шери к глубоким мыслям не приучен, а потому посвящает все свое время отдыху и развлечениям, которые уже давно его не забавляют. Скучающий юнец с отрешенным взором, надобно думать, полным мирских откровений и секретов, с виду выглядит так, будто познал все тайны мира и теперь лишь мечтает об отдыхе от всеобщей суеты. Однажды его мать, мадам Пелу (Кэти Бейтс), желающая обучить своего сына всем любовным тонкостям, дабы тот стал настоящим мужчиной, сводит его с Леа де Лонваль (Мишель Пфайффер), приближающейся к пятидесятилетию куртизанкой, одаренной живым умом и богатым опытом. Как и большинству женщин, посвятивших свою жизнь секретам любви, Леа вход в некоторые круги общества закрыт, отчего ей приходится вращаться в узком кругу, порою ей вовсе неприятном. Одной из представительниц этого круга является ее давняя конкурентка мадам Пелу, которая, судя по всему, главным своим долгом почитает не столько счастье единственного отпрыска, сколько несчастье своей давней подруги и большую часть экранного времени всячески старается задеть ее чувства.


«Знаешь, почему твои глаза так красивы? Потому что они похожи на форель» – говорит Леа юному Шери, и с этого момента между ними завязывается роман, который незаметно растягивается на шесть лет. Леа выступает для него не только в роли любовницы, но и матери, и именно поэтому ее возлюбленный, в детстве лишенный материнских ласк, остается с ней столь долгое время. Понимая, что их связь не вечна, они строят свои отношения на идее неотвратимого расставания. Будучи мудрой женщиной, познавшей в своей жизни многое, Леа понимает, к чему может привести это легкое увлечение, а по его завершении всеми разумными силами старается изгнать чувства из своей головы, но из-за своей неосмотрительности упускает, что они уже давно расположились в сердце. Шери же нужны именно такие отношения, когда он знает, что в любой момент может легко уйти, с юношеской беззаботностью оставив былое счастье позади, словно это лишь эпизод из череды его множественных увлечений. Но когда настает момент, требующий от него взрослого мужского решения, он по-мальчишески прячется за юбку своей матушки-возлюбленной, что все время их беспечного романа так нежно оберегала его от забот внешнего мира. Их увлеченность друг другом исподволь превратилась в привычку, но последняя столь же незаметно стала частью Шери, и теперь все что бы ни было после, кто бы ни занимал место Леа, будут проходить невольное сравнение. «Знаешь, почему его глаза так красивы?» - спрашивает он свою жену. «Потому что я тебя люблю»,- отвечает она. «Нет, потому что они похожи на форель»,- с горечью в голосе констатирует он. Мудрость, опыт и доброта его первой настоящей возлюбленной привели в движение дремавшие в нем чувства, а вернуться к равновесию, отступить на шаг назад, чтобы начать все с начала, как известно, иной раз можно лишь с помощью более сильного чувства, которого может и не случиться, как сетовал пораженный горем Брэндан Харрис в «Таинственной реке». Слова Леа, адресованные Шери, превращаются в подсознательные руководства, кои на деле обращаются лишь препятствиями в супружеской жизни. Подобно героям «Последнего танго в Париже», Леа и Шери не интересовались историей и внутренним содержанием друг друга. Загадка придавала их отношениям новизну, и все это время они не знали друг друга, а чувствовали и ощущали, медленно приближаясь к своему последнему танцу. Разница между ними заключалась в жизненном опыте, благодаря которому у Леа выработался своеобразный иммунитет, в то время как Шери, застрявший между долгом и чувствами, не готов был вынести столь непосильный груз и, оказавшись на распутье, проследовал кратчайшей дорогой.


Основой фильма послужили романы французской писательницы Сидони-Габриэль Колетт "Шери" и "Конец Шери". К ее творчеству не раз обращалось множество режиссеров, среди которых отметились Клод Отан-Лара, Макс Офюльс, Кристофер Франк и многие другие, менее известные нашему зрителю персоны. Был среди них и Винсенте Миннелли, своей экранизацией «Жижи» собравший целых девять «Оскаров», в том числе и за лучший фильм, но в большинстве своем все переложения Колетт на кинопленку прошли для мира кино более или менее незаметно. Впрочем, как и сами ее произведения, при всей своей литературной ценности, для современного читателя являющиеся не более чем описанием быта «Прекрасной эпохи». На этом фоне работа Стивена Фрирза, выглядит наиболее примечательно. Сохранив легкость повествования оригинала, картина во всей красе живописует роскошную жизнь представителей французского полусвета. Неспешное повествование, в оригинале ведущееся голосом самого Фрирза, время от времени отступает на второй план, позволяя зрителю вдоволь насладиться деталями роскошных интерьеров и костюмов, кои своим великолепием и разнообразием оттеняют даже самих актеров, чья игра, в свою очередь не вызывает никаких нареканий, равно как и особенных похвал. Без каких-либо откровений и открытий, все актеры в равной мере справляются с поставленными задачами, и если откинуть излишнюю щепетильность по поводу достоверности изображения жизни ушедшего века и закрыть глаза на некоторые условности, получается весьма цельное повествование, с точно переданными характерами героев. Под стать своей героине, чудесно выглядящая в свои годы Мишель Пфайффер и холодный, но не лишенный доли иронии, местами слегка смахивающий на Джонни Деппа, Руперт Френд, как по нотам разыгрывают перед зрителем сильные эмоции метающихся возлюбленных, хотя лучше бы играли, и играли хотя бы для себя.


Отдельного упоминания заслуживает оператор Дариус Хонджи, на сегодняшний день являющийся одним из самых уважаемых и востребованных операторов мира. Первой его серьезной работой был фильм «Деликатесы», благодаря новаторскому подходу в котором он мгновенно заслужил признание в мировом кинематографе. Ему посчастливилось работать с множеством именитых режиссеров, над такими картинами, как «Семь», «Ускользающая красота», «Эвита», «Девятые врата», «Пляж», «Забавные игры», а так же «Мои черничные ночи» Вонга Кар Вая, где он пришел на замену самому Кристоферу Дойлу, а это говорит о многом.


Музыку к фильму писала не менее известная личность, композитор Александр Деспла, за саундтрек к «Королеве» Фрирза номинировавшийся на «Оскар». Так же, он является бессменным композитором Жака Одияра и автором музыки к таким фильмам, как «Казанова», «Сириана», «Разрисованная вуаль», «Загадочная история Бенджамина Баттона».


Казалось бы, при подобном составе, любой фильм обречен на успех, но истинная ценность данной картины не в этом. Красивое и на первый взгляд непритязательное кино, при более глубоком рассмотрении, обращается продуктом, неизмеримым по силе и глубине заложенного в него психологизма, где даже самые, казалось бы, нелогичные действия и поступки героев имеют четкое обоснование. Обойдясь без лишних изысканий, рассказав историю роковой любви простым языком, Стивен Фрирз, тем не менее, оставляет зрителя с полными карманами смутных ощущений, которые со временем вполне могут обернуться весьма ценными измышлениями, что не удивительно, ибо в основе фильма лежит пускай бульварная, но весьма изысканная и удивительная по своей простоте проза, органика и скрытый трагизм которой способны ранить в самое сердце.

«Шери» Стивена Фрирза. Изображение № 1.


Особенной атмосферности картине добавляет и своеобразный почерк сценариста Кристофера Хэмптона («Искупление», «Тихий американец»), работавшего с Фрирзом еще на «Опасных связях». Умело переработав имеющийся материал и оставив за кадром излишние подробности, создатели построили повествование таким образом, что события, развивающиеся на экране, воспринимаются так, как это обычно происходит в жизни: продолжительные, наполненные событиями отрезки жизни проносятся столь стремительно, что от них не остается ничего кроме пары строк закадрового текста, в то время как самые яркие и дорогие сердцу моменты заполняют собой большую часть экранного времени.

http://www.kino-teatr.ru/kino/art/artkino/1577/
Игорь Банников для www.kino-teatr.ru
Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.