Views Comments Previous Next Search

Больше Бена: как они загибали Лондон

Два московских отморозка отправляются на туманный Альбион (с Америкой не вышло – средств не хватило на перелет) в поисках легких денег. Собакка (Бен Барнс) мечтает о музыкальной группе, а его друг - Спайкер (Андрей Чадов) - о свадьбе со своей московской девушкой Настей. С переездом и обустройством (весьма условным – сарайчик в Хитроу, лишенный всяческих удобств) им помогает их школьный друг. Дает им два телефонных номера – первый, на случай, если у них у самих дела не очень пойдут, второй – если уж все совсем плохо. Естественно, после того, как они просадили все свои сбережения (около 300 евро) в пабе, они звонят по второму номеру Арташу, лондонскому аферисту родом из России. Тот, понятное дело, начинает их обучать жизни, ну и дальше в том же духе.

Экранизация книги, основанной на реальном путешествии в Лондон двух русских подонков, вышедшей шесть лет тому назад, подоспела с явным опозданием. Классические «поздние девяностые» (а это, кстати, почти канонические «поздние шестидесятые») остались, как теперь становится ясно, далеко позади. Лондон больше не город имигрантов и вечеринок из книг Уэлша. Английский бум кончился – и теперь это больше похоже на ностальгию, чем на реалистически-комическое действие (которое представляется в книге).

Первое, что бросается в глаза – это достаточно необычный актерский дуэт. Андрей Чадов со своим «военным» прошлым («Живой») выглядит совсем неправдоподобно в образе неонациста и наркомана. А Бен Барнс сделал своего персонажа Собакку сладким и съедобным, перевоспитавшимся в суровых реалиях, нигилистом.

Актерский дуэт – далеко не самая главная проблема фильма. Начавшись как комедия, «Больше Бена» к концу превращается чуть ли в драму уровня «На игле» (мысль о 90-ых совсем не случайна). Совершенно неважно, как герои нашли выход из тяжелой, во всех смыслах, ситуации. Вопрос возникает другой – зачем. О чем фильм в итоге? Инструкция для начинающих путешественников (а именно с этой целью писалась книга) уже устарела, острые углы вырезаны - неонацист обнимается со своим работодателем из Ямайки. Почти весь агрессивно-притягательный вкус и цинизм новой иммигрантской прозы в фильме потерялся. Во фразе «в нем всегда было что-то хохлятское», брошенной Собаккой в адрес своего школьного друга, который сидел с ним за одной партой, а обустроившись в Лондоне, не хочет давать ему денег взаймы, скрыта и обида, и чутье иммигрантской души. Такие моменты, к сожалению, можно пересчитать по пальцам одной руки – все уж слишком прилизано и аккуратно правильно.

«Больше Бена» - проходное кино. Временами симпатичное, временами отвратительно-невинное. Не обошлось без калинки-малинки на звонке мобильного и татуировки в виде православного креста на теле одного из героев фильма. Драма или комедия – понять сложно. Смеяться не над чем (и не очень-то хотелось), а переживать двум зализанным и причесанным иммигрантам сложно. И зачем школьные друзья взрослеют, нафига это нужно? Спрашивает сам у себя герой Бена Барнса. Своевременный и очень точный вопрос. Нафига? Действительно.

http://www.kino-teatr.ru/kino/art/artkino/772/

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.