Views Comments Previous Next Search

«Девушка из Монако»

Фильм Анн Фонтен - это перченное драмеди, в декорациях летнего Монако, где любовная линия - это треугольник, причём есть вероятность, что равносторонний. Попытка прикинуться легким романтическим фильмом, где суть находиться чуть глубже, чем на поверхности, к сожалению, провалилась. Такие трюки пока доступны только Вуди Аллену.

Блестящий адвокат Бертран (Фабрис Лукини) приезжает в Монако, чтобы выступить защитником в весьма щекотливом деле. Известная всему городу дама (Стефан Одран (много снимавшаяся у Шаброля , в "Скромном обаянии буржуазии" Бенуэля, но известная нашему зрителю по беспощадному фильму "Арлетт"), которая по идее должна скорбить по почившему мужу, убила своего любовника. Любовник оказывается профессиональным альфонсом, "жеребцом месяца" и русским. Собственно родственники убиенного Димитрия уже едут, чтобы со стороны наблюдать за процессом. Поэтому к ничего не подозревающему адвокату приставляют охранника Кристофа(Рошди Зем). Бертрана это первое время очень напрягает, но понемногу он привыкает. Например, Кристоф помогает ему быстро и без шума избавиться от непонятно зачем приехавшей из Парижа любовницей. Сказать, что между ними завязывается дружба было бы весьма громко, но они проникаются друг к другу уважением, которое строится на кажущейся антиподичности персонажей. Весь город судачит об этом судебном разбирательстве, Бертрана знают буквально все и его приглашают на телевидение. Так он знакомится с ведущей прогноза погоды (Луиза Бургуэн), которая вместо прогноза вольно пересказывает песни, которые пела Бардо. По факту, девушка является местной потаскушкой. Бертран тут же влюбляется в неё, хотя, скорее, это она влюбляет его в себя. Кристоф меланхолично наблюдает за происходящим, ибо знает о Одри всё и даже пару лет назад был её любовником.

«Девушка из Монако». Изображение № 1.

Захваленный французской критикой Лукини, здесь играет то, что играл в своих последних фильмах пяти (Включая "Париж", исключая "Мольера"). Его фирменным маньеризм и сжатые ниточкой губы еще не стали забитым клише, а пока служат признаком мастерства. Зем, играющий молчаливого, но очень деятельного охранника, делает лицо так убедительно, что порой кажется, что он вот-вот и превратиться в Стэтхэма. Но при всём при том, что Зем является залогом высоких сборов (по крайней мере во Франции) изюминка – это Луиза Бургуэн. Дебютантка и номинантка на Сезара, она идеально играет такую "дурочку", хлопающую ресницами, восхищенно слушающую и одевающую умопомрачительно короткие бирюзовые платья. То есть сколько бы не говорили, и при всём уважении, у неё та же ролевая модель, что и у Бардо в молодости. И соль в том, что каждый из мужчин хотя бы раз влюблялся в такую женщину. Её внимание льстит, её нахождение рядом поднимает самооценку, и в итоге уже не можешь без неё. Пропал - влюбился. Если окончательно принять, что отношения между мужчинами и женщинами – это игра, тогда не нужно удивляться, что жертва на самом деле окажется охотницей, последний станет первым и т.д.

Отдельной, пожалуй, гораздо более тонкой линией идут взаимоотношение Бертрана и Кристофа. Когда сталкиваются два абсолютно разных мужчины, но не в качестве соперников, а дополняющих друг друга элементов, очень сложно знать заранее, во что это выльется. Бертран –мэтр по форме (нелепо звучащий на русском перевод французского слова "maitre"), как признак профессии, но по содержанию мэтр, учитель – это Кристоф. Знающий "real life" только в теории, но виртуозно оправдывающий всё недостатки и проступки Бертран встречает в Кристофе, того кто знает все механизмы изнутри. Он – воплощение мужественности, в самом буквальном и маскулинном воплощении этого слова, он это единственный достойный моральный маркер, и в нём есть то, что Бертрану недоступно – ответственность. Его мягкость, в начале граничащая с бесхребетностью, под воздействием примера настоящего учителя, вырастает в мужество принять вину за собственную безответственность на себя. Кристоф – охранник, для него это синекдоха отцовства, тотальной защиты и опеки. И пытаясь оградить Бертрана от Одри, он надламывается. Срабатывают весы. Они меняются местами. И здесь кроится настоящая драма, которую по началу не замечаешь. Она выливается в великолепный шабролевский финал. И после это остаётся только один вопрос: он – самурай или просто мужчина полюбил другого мужчину...

И после этого, выигранное в суде дело (имитация жизни, где каждый сам выбрал себе роль) кажется просто насмешкой.

http://www.kino-teatr.ru/kino/art/artkino/1181/

Жан Просянов для www.kino-teatr.ru
Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.