Views Comments Previous Next Search

Винни Джонс

358680
НаписалМиша Афанасьев 17 октября 2008
358680

Винсент Питер Джонс – для меня этот парень – стереотип наёмного убицы, жёсткого бандюка. Мне нравятся все фильмы с ним. Да простится мне этот грех, но не вижу смысла изобретать велосипед и самому что-то писать, когда до меня это уже отлично исполнил корреспондент газеты «Спорт-Экспресс» Павел Новиков. Засим предлагаю вашему вниманию статью о неповторимом Винни Джонсе — Футболисте, Актере и Человеке.

Винни Джонс. Изображение № 1.

Винни Джонс. Изображение № 2.

Винни ДЖОНС

ХУЛИГАН В БУТСАХ ИЗ «БАНДЫ ПСИХОВ»

Обладатель Кубка Англии 1988 года и молчаливый угонщик автомобилей Сфинкс. «Хулиган в бутсах», как когда-то назвала его обычно сдержанная Daily Telegraph, и гангстер Тони «Пуля в зубах». Лучший игрок «Уимблдона» за всю его историю по версии болельщиков клуба и мрачный вышибала-моралист Большой Крис…

Все это об одной из самых колоритных личностей в истории английского футбола — единственном и неповторимом Винни Джонсе. Если когда-нибудь кому-то придет в голову снять фильм, в основу сценария которого ляжет биография Джонса, можно не сомневаться, что эта картина будет состоять из двух больших частей. Потому что сейчас уже практически невозможно разобраться, кто популярнее: Винни-футболист или Винни-актер. Более того, многие о футбольном происхождении Джонса даже не подозревают.

Винни Джонс. Изображение № 3.

Винни Джонс. Изображение № 4.

ОТ ВАННЫ С ЦЕМЕНТОМ — НА ФУТБОЛЬНОЕ ПОЛЕ

К слову, в футбол на более или менее серьезном уровне Джонс начал играть сравнительно поздно — в 19 лет. В ту пору уроженец лондонского пригорода Уотфорд работал на стройке — перемешивал лопатой цементный раствор. Неудивительно, что тренеров полупрофессионального «Уэлдстоуна» в первую очередь привлекли недюжинные физические данные парня. О непростом нраве новичка им стало известно несколько позже, когда на одной из первых же тренировок он расквасил нос партнеру, а вскоре прямо во время матча сцепился с фанатом соперников.

Из «Уэлдстоуна» Джонс отправился в Швецию, где недолго поиграл в клубе третьего дивизиона «Хольмсунд». А в 1986 году пришел в команду, где в итоге прошла большая и лучшая часть его футбольной карьеры. В «Уимблдон».

О «Уимблдоне» второй половины 80−х стоит рассказать особо. Отчаянная была командочка! Проповедовала немудреный силовой футбол — классические «бей-беги», — но при этом умудрилась не только выйти в первый дивизион (высший эшелон английского футбола до образования премьер-лиги), но и сравнительно легко в нем закрепиться. Высшим достижением «Уимблдона» стала победа в 1988 году в Кубке Англии. Причем в финальной игре был побит еще не утративший былого могущества «Ливерпуль», который в тот же год в предпоследний раз в своей истории стал чемпионом страны. Позже в одном из интервью Джонс признался, что запомнил тот день еще и потому, что по дороге на «Уэмбли» выиграл у партнера по команде Денниса Уайза 800 фунтов в покер.

И вот как раз после финала на «Уэмбли», который завершился со счетом 1:0 в пользу команды Джонса, комментатор ВВС TV Джон Мотсон и произнес знаменитую фразу, благодаря которой у «Уимблдона» появилось новое прозвище: «Банда психов (в оригинале — Crazy Gang) разбила клуб джентльменов».

Надо сказать, что за игроками «Уимблдона» к тому времени и впрямь закрепилась репутация безбашенных. А какая еще команда могла, выстроившись для группового снимка, повернуться тылом к фотографам и разом спустить трусы до коленей?! Не отставал от игроков и тогдашний владелец клуба Сэм Хаммам, эксцентричный бизнесмен с ливанскими корнями, который уже на следующий день после победы в Кубке выставил весь первый состав победителей на продажу.

В этой нескучной компании Винни быстро стал одним из вожаков. Правда, дебют на профессиональном уровне получился смазанным — в матче с «Ноттингем Форест» он сделал пенальти, благодаря которому команда великого Брайана Клафа уехала домой с победой. Но уже через неделю неуклюжий новичок реабилитировался в глазах болельщиков, забив победный гол в ворота «Манчестер Юнайтед». Всего же с 1986 по 1989 год Джонс провел за «Уимблдон» 77 матчей, в которых забил 9 голов.

И все же прежде всего Винни (любопытно, называл ли его кто-нибудь когда-нибудь полным именем Винсент?), большую часть карьеры выступавший на позиции опорного полузащитника, запомнился своей регулярно выходившей за рамки дозволенного грубостью. Костоломные подкаты, после которых игрок соперника приземлялся где-то между вторым и третьим рядами трибун, он щедро разбавлял другими выходками. Можете себе представить, к примеру, реакцию легенды «Ливерпуля» 80−х Кенни Далглиша, которому 21−летний Джонс прямо во время матча пообещал «оторвать ухо и плюнуть в образовавшееся отверстие»! Хотя самой громкой, пожалуй, получилась история с Полом Гаскойном.

Винни Джонс. Изображение № 5.

Винни Джонс. Изображение № 6.

ЕРШИК ДЛЯ УНИТАЗА ЗА РОЗУ

О том, как Винни «опекал» восходящую звезду «Ньюкасла», знает, готов предположить, любой мало-мальски интересующийся английским футболом человек. Известность этот эпизод матча «Ньюкасла» с «Уимблдоном» в феврале 88−го получил благодаря фотокорреспондентам, снимки которых запомнились гораздо лучше исхода встречи. Сам Газза, который тоже никогда не был паинькой, в своей автобиографии уделил описанию произошедшего несколько страниц.

«… Мы должны были играть в гостях с „Уимблдоном“, который в то время был крайне непростым соперником. Главным образом благодаря трем игрокам — Джону Фашану, Деннису Уайзу и Винни Джонсу. Пресса описывала предстоящий матч как дуэль Джонса — жесткого парня, который пленных не берет, — и меня, молодого дарования с массой хитрых трюков в запасе…

…Во время предматчевой разминки объективы фотокамер были обращены на меня, а я, в свою очередь, никак не мог заставить себя не смотреть на разминавшегося на противоположной половине поля Винни. Даже на расстоянии он казался мне огромным! Я всегда нервничаю перед игрой, но в тот раз чувствовал себя выжатым еще до стартового свистка. Вскоре после начала матча он подошел и прохрипел мне в ухо: „Меня зовут Винни Джонс, и я, черт возьми, буду поблизости всю игру. Ты понял меня, толстяк? Сегодня есть только ты и я!“

Я знал, что опытные игроки частенько прибегают к подобным методам, особенно если в оппоненты им достается молодой игрок вроде меня. Но тогда угроза Джонса подействовала на меня самым серьезным образом…

…Когда я впервые дотронулся до мяча, он атаковал меня так, что я взлетел в воздух, должно быть, футов на пять. До самого финального свистка он ни на секунду не оставлял меня в одиночестве за исключением одного момента, когда ему пришлось вбрасывать мяч из аута. „Мне нужно отлучиться на пару секунд, но я, черт возьми, вернусь“, — прорычал Винни, отправляясь к бровке.

…Наша команда получила право на „стандарт“, и мы с Винни стояли в штрафной, ожидая подачи. Он был впереди меня, внезапно отвел назад руку и, словно тисками, сжал мои яйца. От боли и неожиданности я взревел. Думаю, в тот момент никто не понял, что на самом деле произошло, тем более что мяч полетел в другое место. Но благодаря фотографам уже на следующий день об этом знала вся Англия».

Позже в своих мемуарах Джонс позволил себе слегка поиронизировать над оппонентом, который в конце концов стал его добрым приятелем: «Когда я встречался со студентами Итонского колледжа, они забросали меня вопросами вроде „какого размера „хозяйство“ у Газзы“.

А непосредственно после закончившегося нулевой ничьей матча кто-то из поклонников „Ньюкасла“ преподнес Гаскойну букет роз, и тот попросил отправить одну из них в раздевалку „Уимблдона“. Каково же было его удивление, когда через несколько минут в ответ он получил… ершик для унитаза. Просто этот предмет первым попался Винни на глаза.

Винни Джонс. Изображение № 7.

Винни Джонс. Изображение № 8.

СО СТАДИОНА ПОД ОДЕЯЛАМИ

Случай с Гаскойном определенно добавил Джонсу известности, но стал лишь эпизодом в череде многих других подобных поступков. Скажем, в сезоне-90/91, который Джонс провел в составе „Шеффилд Юнайтед“, он уже на пятой секунде встречи с „Манчестер Сити“ грубо атаковал Питера Рида (известного в 80−х футболиста, игрока сборной Англии и участника ЧМ-96) и схлопотал вполне заслуженное предупреждение. Рекорд на все времена? Как бы не так! Спустя всего-то год, уже выступая за „Челси“, Винни легко превзошел собственное „достижение“, словно косой срубив… своего бывшего партнера по „Шеффилду“ Дэна Уайтхауза и получив „горчичник“ через три секунды после стартового свистка! Поневоле приходит мысль о целенаправленных действиях. Хотя в том, что на каком-то этапе карьеры он просто задался целью поставить такой сомнительный рекорд, Джонс так никогда и не признался.

Именно жестокий прием со стороны Винни, по сути, положил конец карьере защитника „Тоттенхэма“ Гари Стивенса, которого ни в коем случае не стоит путать с не менее известным тезкой и однофамильцем из „Эвертона“ (на ЧМ-86 оба были в составе английской сборной, и болельщики во время матчей распевали: „Есть только два Гари Стивенса!“ — по аналогии с „Есть только одна команда…“ — Прим. П.Н.). В столкновении с едва ли не самым отъявленным „психом“ из уимблдонской „банды“ Стивенс разорвал связки правого колена и на высшем уровне больше толком не играл. Любопытно, что в том же эпизоде от разогнавшегося Джонса досталось и его партнеру по команде Джону Фашану, который в этот момент пытался обыграть соперника. Но форварду „Уимблдона“ посчастливилось отделаться парой ушибов. А виновник покидал стадион на заднем сиденье автомобиля под грудой одеял — в противном случае разъяренные фанаты „Тоттенхэма“ устроили бы над ним суд Линча.

Даже сравнительно недолгая карьера Джонса в сборной Уэльса не обошлась без эксцессов. За „драконов“ Винни, у которого обнаружились валлийские родственники по материнской линии, провел всего восемь матчей, но успел получить пятиматчевую дисквалификацию. В отборочном матче ЧЕ-96 с Грузией он грубо сбил известного российскому болельщику по выступлениям за „Аланию“ Кавелашвили, после чего наступил ему бутсой в пах.

Всего за 13 лет в профессиональном футболе Винни Джонс получил 12 красных карточек — еще одно „достижение“, которое едва ли кому придет в голову превосходить, — и не поддающееся учету количество желтых. Была лишь одна команда, где Джонс вел себя более или менее пристойно. В 53 матчах за „Лидс“ в сезоне-89/90 полузащитник довольствовался лишь тремя предупреждениями. Зато внес весомый вклад в выход команды в первый дивизион. Удивительное преображение, скорее всего, следует отнести на счет педагогических талантов Хоуарда Уилкинсона, который спустя два года сделал „белых“ чемпионами Англии.

Винни Джонс. Изображение № 9.

С ТРЕНЕРСКОЙ СКАМЕЙКИ НА СЪЕМОЧНУЮ ПЛОЩАДКУ

Впоследствии злые языки шутили, что впервые Джонс столкнулся с киноиндустрией еще в 1992 году, когда взялся за раскрутку и распространение документального фильма, название которого можно перевести как „Футбольные крутые“ (чуть ли не главным в этой ленте стали его собственные костоломные приемы). Едва ли изнывавший в тот момент от скуки Винни — хавбек „Челси“ получил тогда длительный больничный ввиду травмы колена — рассматривал сие предприятие как способ заработать. Но и на убытки он совершенно точно не рассчитывал. Тем не менее Английская футбольная ассоциация не оценила творческого порыва Джонса и обязала его заплатить солидный по тем временам штраф в 20 тысяч фунтов за „дискредитацию имиджа игры“.

Что же касается профессиональной кинокарьеры, то ее Винни начал, еще не закончив карьеру футбольную. Более того, именно Голливуд ускорил расставание Джонса со спортом.

— Мне пришлось повесить бутсы на гвоздь из-за желания сняться в фильме „Угнать за 60 секунд“, — поведал Джонс в одном из интервью. — Условия съемок требовали по нескольку месяцев кряду находиться в Лос-Анджелесе, что никак не стыковалось с тренировочным процессом.

К тому моменту Джонс уже около года был играющим тренером „Куинз Парк Рейнджерс“ и раздумывал над предложением руководства клуба возглавить команду, но в итоге решился на резкий поворот. И, судя по всему, ни разу потом об этом не пожалел.

Надо сказать, что первые успехи на новом поприще у Винни уже имелись. Точно неизвестно, чем именно приглянулся Винни начинающему британскому режиссеру Гаю Ричи, но есть основания полагать, что прежде всего — своей поистине брутальной внешностью. Во всяком случае, в первой полнометражной работе Ричи „Карты, деньги и два ствола“ Джонс получил вполне соответствующую этой внешности роль Большого Криса — специалиста по выбиванию долгов, жестокого громилы, который всюду таскает с собой юного сынишку и — вот трогательная деталь — отвешивает тумаки каждому, кто осмелится в его, сынишки, присутствии употребить крепкое словцо. Успех ленты, снятой в лучших традициях тарантиновского гангстерского боевика, но с неповторимым английским юмором, превзошел самые смелые ожидания ее автора. А самому Джонсу принес первый из двух призов влиятельного британского киножурнала Empire — за лучший кинодебют.

Не заставила себя ждать и вторая награда, которую Винни получил за роль угловатого гангстера Тони в еще одной картине Ричи, которую российский зритель знает под названием „Большой куш“. В последовавших следом „Угнать за 60 секунд“ и „Пароль „Рыба-меч“ начинающему актеру посчастливилось поработать бок о бок с такими звездами, как Джон Траволта, Анджелина Джоли и Николас Кейдж. Новый опыт и интересные знакомства поглотили Джонса целиком.

В 2001 году вышел фильм, который, возможно, уступал в кассовости творениям Ричи, но зато представил Винни в совершенно новом качестве. Оказалось, что ему вполне по силам играть не только мускулистых парней, в нужный момент подносящих пистолет к голове несчастной жертвы.

Речь о ленте „Злая машина“, которая в российском прокате более известна как „Костолом“. В этом фильме Джонс сыграл экс-капитана английской футбольной сборной Дэнни Миана, который поставил крест на собственной карьере, за немалую мзду сдав матч сборной Германии. Угодив в тюрьму за нападение на полицейских, Миан возглавил команду заключенных, которая в полном соответствии с законами жанра в заключительной части ленты обыграла сборную работников тюрьмы.

Так вот: привычным делом — игрой в футбол — Винни занимался на экране не более четверти часа, тогда как все остальное время зрителю предоставлялась возможность открыть для себя его незаурядный драматический талант. Неспроста эта роль была воспринята как в некоторой степени автобиографическая, а монолог Миана о „машинах, выпивке, ставках на бегах и невозможности со всем этим справиться“ — чуть ли не как исповедь.

Винни Джонс. Изображение № 10.

УРОК ИЗ ДЕТСТВА

Между тем оправдываться Винни было по большом счету не за что. Потому что в отличие от многих других буянов, недостатка в которых английский футбол, чего уж греха таить, никогда не испытывал, он не был подонком за пределами футбольного поля.

Разумеется, в его „послужном списке“ имелись и скандальные выходки. Достаточно вспомнить о том, как уже после окончания карьеры игрока он попытался найти себя в спортивной журналистике, но все закончилось тем, что он едва не подрался с другой легендой английского футбола — Гари Линекером и укусил за нос репортера Daily Mail. Плюс к этому Винни Джонс вот уже четыре года является персоной нон-грата на борту самолетов авиакомпании Virgin Atlantic за пьяный дебош, устроенный в 2003 году в бизнес-классе рейса Лондон — Токио. И все же в образ хрестоматийного „пьяницы и дебошира“ Джонс не вписывался никогда.

Если его друг Газза не раз по пьяной лавочке позволял себе поколачивать свою благоверную Шерил, то Винни, напротив, всегда слыл примерным семьянином, который трогательно любит свою супругу Таню и двоих детей — Аарона и Кейли (дочь Тани от первого брака). Известно, что львиную долю гонорара за „Карты, деньги и два ствола“ Джонс пожертвовал госпиталю Хэрфилд, где его жене сделали успешную операцию на сердце. И совсем уж трогательно прозвучали откровения самой Тани, которая в одном из интервью поведала, как ее муж однажды явился домой в слезах. Такое сильное впечатление на предельно жесткого на поле Винни произвело посещение дома престарелых, куда он с партнерами наведывался с гуманитарной миссией.

— Если бы я не начал играть в футбол, то почти наверняка стал бы преступником, — признался Джонс в интервью после вручения ему награды за роль в „Большом куше“. — Я вполне доволен своей футбольной карьерой. Но в то же время, не попади я в кино, сегодня обо мне наверняка забыли бы.

Наконец, в своей автобиографии присмиревший буян дал еще одну разгадку несоответствия между созданным своей первой профессией имиджем и настоящим Винни Джонсом:

„Всю жизнь мне казалось, что на одном плече у меня сидит ангел, а на другом — черт. Когда мне было семь лет, я получил один из самых болезненных уроков своей жизни, который не дает мне покоя до сих пор. Как сейчас помню тот деревянный письменный стол с выдвижными ящиками и как однажды я открыл один из них и увидел деньги. Их было много — что-то около 5 тысяч фунтов или даже больше. Ангел твердил мне: „Нет, не вздумай их трогать!“, — в то время как чертик нашептывал: „Ну давай же! Никто никогда не узнает!“

…Я поддался искушению и взял банкноту в десять фунтов, вытащил ее из середины пачки. Понимаете, что такое десять фунтов для семилетнего мальчишки?! Мне казалось, что я получил по меньшей мере 100 тысяч!..“

Воспоминания об этом случае не давали Винни покоя много лет, и, возможно, именно этот эпизод из детства уберег его от многих соблазнов и опрометчивых шагов.

Сегодня за плечами Джонса участие в съемках более чем двух десятков фильмов и многочисленных телевизионных шоу. Пять лет назад неугомонный Винни выпустил целый альбом блюзовых композиций под названием Respect („Уважение“). Поговаривают, что не за горами продюсерский и режиссерский дебют Винни. Вполне возможно, одной из первых его работ станет история, которую мы сегодня вкратце вам изложили.

— У меня есть определенные планы на этот счет, — признался Джонс в интервью ВВС в ответ на вопрос, нет ли у него желания когда-нибудь сыграть автобиографическую роль. — И я даже говорил на эту тему с Гаем Ричи, но он считает, что время еще не пришло. Тем не менее я уже пишу сценарий для будущего автобиографического фильма.

А еще в последнее время все чаще звучат голоса, предрекающие Джонсу возвращение в футбол в качестве одного из тренеров „Лидса“, который нынче возглавляет его бывший партнер по „Уимблдону“ и „Челси“ Деннис Уайз.

Впрочем, судя по всему, свое призвание он уже нашел.

Винни Джонс. Изображение № 11.

Рассказать друзьям
35 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.