Views Comments Previous Next Search

Мишель Гондри

132924
НаписалТОП10 ТОП1017 июня 2009
132924

Французский режиссер Мишель Гондри в особом представлении не нуждается. Его художественные фильмы «Вечное сияние чистого разума», «Наука сна» и «Перемотка» в одночасье становились культовыми. Каждый его музыкальный клип (например, для Björk или The White Stripes) – мини-шедевр. Его ролик о Levi's 501 Jeans вошел в свое время в Книгу рекордов Гиннеса как «обладатель наибольшего количества наград за телерекламу». Гондри рассказал о своем участии в киноальманахе «Токио» и заодно - о первоочередных задачах режиссера на съемочной площадке фильма.

Мишель Гондри. Изображение № 1.

Ваша короткометражка «Дизайн интерьеров» похожа по сюжету на «Превращение» Франца Кафки, только со счастливым концом. Что скажете об этом?

Гэбриэль Белл придумала историю, она была воплощена в ее графической новелле «Сесил и Жордан в Нью-Йорке». Я думаю, что прообразом главной героини была подруга Гэбриэль по имени Сэйди – девушка, ощущавшая себя все более и более бесполезной. Я лично знаком с Сэйди, и могу сказать, что она – тихоня, которая всегда чувствует отчуждение, отстраненность от того или иного времени или места. 

Кажется, однажды она жаловалась на что-то, и у нее родилась эта безумная идея, что она хотела бы стать стулом. Есть в этом что-то унизительное! Я, как автор, в свою очередь, должен был сделать так, чтобы процесс трансформации был медленным и болезненным, поскольку в комиксе Гэбриэль все происходит слишком быстро – на двух или трех картинках. Это не совсем так, как у Кафки, поскольку там герой просыпается и сразу осознает, что он – насекомое. 

Конечно, «Превращение» – это шедевр, но я до какого-то момента всячески избегал его, пока не решил – надо прочесть. Я думаю, что Кафка берет самую экстремальную ситуацию и помещает ее в самый заурядный контекст. Делает это гениально, но у меня все-таки по-другому: при создании «Дизайна интерьеров» у меня на уме был скорее фильм Романа Полански «Отвращение», такая же экспрессия медленного, постепенного разложения. Я хотел, чтобы зритель заранее не догадывался о том, что героиня превратится в стул.

Да, но у вас интересный сюжетный изгиб – девушка становится счастлива благодаря метаморфозе, которая с ней произошла, она наконец становится тем, чем всегда мечтала быть!

Концовку и ее значение трактовать можно по-разному. Но точно одно: есть в ней нечто циничное, ироничное и даже саркастическое.

Это касается героини?

Да, ей нравится то, чем она стала.

Многие кинематографисты сильно увлекаются культурными особенностями Японии, например, София Коппола в «Трудностях перевода», но ваш фрагмент «Токио» мог бы запросто повествовать и об американцах или европейцах. Какие, на ваш взгляд, общие знаменатели между Японией и Западом?

Я думаю, у японцев как нации есть комплекс отсутствия индивидуальности. Когда мы делали пресс-конференцию в Японии, они постоянно спрашивали: «Что вы думаете о Токио? Что вы думаете о Токио?» Как будто им был нужен некто, кто сказал бы им, кто они есть на самом деле. Возможно, корни этого уходят в проигранную американцам войну и перенятые у победителя культурные ценности. 

Я вот не уверен, что понимаю ситуацию достаточно отчетливо, но мне кажется, что японцы стали едва ли не более американскими и европейскими, чем сами американцы или европейцы. Они сами не понимают, по-моему, насколько сильно влияют на нас своим образом жизни, построенном на передовых технологиях и мгновенном контакте между людьми. Самим японцам кажется, что они безлики. Посмотрите – в фильме «Токио» по большому счету ни один из эпизодов не показывает столицу Японии совсем уж позитивно. Мне кажется, наш проект тем и уникален, что это не просто очередной киноальманах, который прославляет мегаполис, опираясь на известные стереотипы о нем.

Вы занимаетесь режиссурой уже почти десять лет. Что со временем меняется в вашем подходе к творческому процессу?

Скажу вам вот что: главная задача режиссера – скрывать свою несостоятельность в чем-либо, притворяться, что все идет правильно и по плану. Все на съемочной площадке вправе быть неуверенными в чем-либо, но только не режиссер. Если у кого-то есть какие-то вопросы, ты обязан отвечать. Когда мы только начинали делать «Вечное сияние чистого разума», Джим Керри подошел ко мне в последний уикенд перед началом съемок и спросил: «Как ты думаешь, как мне лучше подготовиться к изображению моего персонажа?» (смеется). А я думаю: «Черт возьми, понятия не имею, что тебе ответить». Но тотчас придумал нечто, что оказалось весьма полезным. Я сказал ему: «Не говори о себе, не рассказывай ничего никому о себе, по меньшей мере, в этот уикенд. Звони друзьям, общайся с родственниками, спрашивай, как у них дела, и все записывай в блокнот». 

Теперь-то я понимаю, что говорил, наверное, очень бесцеремонно в тот момент, но, в то же время Керри потом в интервью не раз говорил, как этот совет был ценен для него. А я просто придумал это, взял с потолка, что называется. Вот из таких несуразностей и состоит режиссура. Прежде всего, не говори ничего лишнего и притворяйся, будто знаешь, что делаешь. Если обстоятельства прижмут, произноси самую случайную фразу и наблюдай за тем, что произойдет дальше.

То есть - следуй интуиции?

Да, пожалуй, это можно назвать интуицией. Но этим звучным термином я прикрываю скорее обыкновенную беспорядочность. Я осознавал не раз, что эта самая беспорядочность ведет к лучшему результату, нежели следование какому-то выверенному плану.

Макс Эври (ComingSoon.net), специально для ТОП 10. Перевод: Олег Пучко.

Рассказать друзьям
13 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.