Views Comments Previous Next Search

Семен Слепаков

53965
Написалcinemotion_lab courses5 марта 2010
53965

Интервью и статьи о сценарном мастерстве читайте на CinemotionLab.com

Сценарист и продюсер проектов ТНТ «Наша Russia» и «Универ» Семен Слепаков обладает колоссальным практическим опытом по созданию ситкомов и скетчей. Мы привыкли, что опыт предполагает знание правил и схем, но Семен утверждает, что теория – совсем не главное...

Семен Слепаков. Изображение № 1.

CINEMOTION_LAB: «Наша Russia» – один из самых успешных комедийных проектов последнего времени. Как появилась идея такого скетчкома?

СЕМЕН СЛЕПАКОВ: «Наша Russia» родилась после того, как мы увидели очень популярную в Англии программу «Little Britain». Нам понравилась идея постебаться над страной, дать зрителям взглянуть на себя и понять, что не все идеально. В проекте «Наша Russia» очень сильный социальный посыл. Мы создавали персонажей только на основе прототипов из жизни. У нас там нет абстрактных персонажей: есть совершенно реальные, существующие повсеместно гастарбайтеры, реальный мужик, разговаривающий с телевизором.

CL: Сложно ли постоянно писать шутки про одних и тех же персонажей?

СС: Четыре сезона проблем не было, нам хватило материала. Хотя на третьем сезоне мы поняли, что пора вносить изменения. Михалыч и Дулин, например, поехали в профилакторий, Рафшан и Джумжуд строили олимпийские объекты. Но сейчас мы считаем, что эти герои себя исчерпали. Мы хотим сделать пятый сезон с абсолютно новыми персонажами. Так что буквально через полтора часа после этого интервью мы садимся придумывать новых героев. Готовим «перезагрузку» скетчкома.

CL: Вы считаете себя в первую очередь продюсером или сценаристом?

СС: На самом деле, мы все сценаристы. Что такое продюсер? Это человек, у которого есть замысел, и он пытается его осуществить с помощью связей, влияния, собирая людей, которые могут это сделать. А нам с Мартиросяном, например, легче сесть и самим придумать героев, скетчи и даже диалоги написать, чем кому-то что-то объяснять. Хотя, когда «Наша Russia» стала масштабным проектом, нам уже помогало большое количество людей. Но изначально мы все делали сами. И до сих пор мы контролируем все ключевые моменты, присутствуем на съемочной площадке.

Возьмем «Универ»: первые 10 серий мы с Вячеславом Дусмухаметовым написали полностью сами. Потом собрали бригаду ребят, бывших кавээнщиков, которые вместе с нами сели думать. Задача действительно была непростая. За первый год мы сняли 100 серий. Это очень много. На Западе снимают 25 в сезон. В написании этих первых 100 серий мы участвовали сами на уровне придумывания сюжета. 


CL: Сколько авторов работает на «Универе»?

СС: Над серией работает 14-16 человек. Во-первых, это наша креативная группа, во-вторых – диалогисты, в-третьих, мы, как продюсеры, принимаем каждый этап. Мы придумываем план на 20 серий, которые мы условно называем «сезоном». Этот план прорабатывается креативной группой. Они прописывают сюжет каждой серии, потом это все отдается диалогистам, которые садятся и делают маленькое чудо – создают драфт, который остается только отполировать. Это такой маленький завод, который постоянно функционирует и сталкивается со всеми проблемами любого производства: с остановками, стрессами, трудностями.

CL: Вы сами пришли к такой схеме работы или откуда-то ее переняли?

СС: Сами придумали. У нас не было выбора. Стояла задача снять определенное количество серий, и мы это сделали, как могли.

CL: Есть ли у человека не из КВН шанс попасть к вам в команду? Что для этого нужно сделать?

СС: Конечно, шанс есть. Нужно прислать нам свою работу. В наш век продвинутых технологий найти любого из нас при желании не сложно. Есть электронные адреса, есть помощники, куча народу. Я не помню, чтобы кто-то рвался показать нам свои сценарии и не пробился бы. У любого есть возможность, было бы желание и настойчивость. Но все-таки мы большинство таких людей знаем. Потому что если человек чего-то хочет, он предпринимает какие-то шаги, чего-то добивается и оказывается в близких нам кругах: в «Comedy Club», в КВН, еще где-то. Мы все друг друга знаем. Поэтому трудно поверить, что где-то в тайге или в тундре в избушке лесника сидит человек и строчит ситкомы. Настрочил столько, что они уже из избы вываливаются и он ими печку топит. Или  привязывает их к оленям и отправляет из леса... Наверное, такие тоже есть. Если они нас слышат – пусть скорее приходят. Всегда помогает, когда человек горит идеей, а больше не помогает ничего. Постоянно убеждаюсь в этом.

CL: Как научиться писать хорошие ситкомы?

СС: Самый лучший способ – посмотреть полностью «Друзей», обратить внимание на то, как написан этот сериал, заметить какие-то приемы и попытаться их применить. Нужно понимать, что нет волшебного бланка, в котором можно заполнить пробелы и получить сценарий. Никаких рецептов не существует: если хочется писать, нужно просто садиться и писать. Все книжки по сценарному мастерству появились после того, как их авторы увидели что-то уже сделанное. Не сценарии пишутся по книжкам, а книжки пишутся о сценариях. Об этом надо помнить.


CL: Но каким-то правилам вы следуете, когда работаете над сериями? Как вы понимаете, чего не хватает?

СС: Ну да, базовые правила никто не отменял: героя нужно поставить в неудобное положение, окружить его персонажами, которые бы максимально усложняли его существование, это действительно везде изложено. Но это примитивный уровень. На самом деле, каждая история индивидуальна, и творчество – это тайна.

CL: Как вам кажется, можно ли научиться шутить?

СС: Какое-то понимание, гибкость ума – это врожденное. Если человек – тормоз и тупица, то он, я думаю, даже не захочет с комедией связывать свою жизнь. Любой может научиться играть мелодию на пианино. Но если нет желания – ничего не получится. А учиться – мы всегда учимся друг у друга. Это бесконечный процесс.

CL: Насколько реально женщине попасть к вам в команду?

СС: Не просто реально – обязательно! Это необходимо. Для нас и для женщины. В любом творческом коллективе должны быть женщины. Они цементируют мужскую безалаберность своим присутствием, добавляют женский взгляд.

CL: Возможно ли в России использование голливудских схем работы над ситкомом?

СС: Российская специфика не позволяет действовать, как на Западе. Если бы у нас было так же, то мы бы снимали 24 серии в год, их бы показывали по воскресеньям, и на съемках бы сидело 300 живых человек, которые бы действительно смеялись. А у нас используется банк смеха 30-летней давности. Некоторых из этих людей, наверное, уже нет на свете.

CL: Есть ли еще отличия помимо бюджета?

СС: Мы можем производить интересные вещи в России, но там действительно лучше условия: существуют огромные школы для подготовки специалистов. Первый ситком там появился примерно 60 лет назад. А у нас, наверное, адаптации только в 2000-х стали снимать. Поэтому нам трудно соответствовать их стандартам. У нас Дикий Запад, а у них XXI век... Надо понимать, что мы не садимся работать с мыслью: «Давайте придумаем сериал хуже, чем “Друзья”». Мы хотим придумать самый классный ситком, насколько хватает наших сил и мозгов. Придумываем по максимуму, а потом выясняется экономическая необходимость сделать не 24 серии, а 104, иначе ничего не окупится и не на что будет содержать эту огромную армию сценаристов и диалогистов… Но изначально мы хотим придумать самый лучший в мире сериал.


Интервью и статьи о сценарном мастерстве читайте на CinemotionLab.com

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.