Views Comments Previous Next Search

Сэр Алан Уильям Паркер

01794
НаписалMISTER ZEN 29 июня 2010
01794

Британский режиссер Алан Паркер согласился ответить на вопросы читателей BBCRussian.com.

Один из самых известных британских кинорежиссеров с равным успехом работает как у себя на родине, так и в Голливуде.

Паркер принадлежит к поколению рок-н-ролла. Возможно, поэтому самые, наверное, известные его киноработы связаны с музыкой: "Стена" (по мотивам одноименного альбома Pink Floyd); "Эвита" (экранизация оперы Эндрю Ллойд Уэббера с Мадонной в главной роли); "Слава" (экранизация одноименного бродвейского мюзикла); "Группа Commitments" (о судьбе вымышленной ирландской соул-группы).

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Приглашаю посмотреть первый полнометражный фильм «Багси Мэлоун» (Bugsy Malone, 1976), стилизацию под гангстерский фильм с актерами-детьми и стреляющими кремом автоматами, на летней веранде клуба Paparazzi bar, 30 июня, вечером, в 22.00.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 1.

Наибольшее признание в киномире — оскаровские номинации в категории "лучший фильм" и лучший режиссер" — получила его жесткая драма "Полуночный экспресс", основанная на реальных событиях история молодого британца, оказавшегося в турецкой тюрьме.

Среди других фильмов Паркера — "Сердце Ангела", "Птаха", "Миссисипи в огне". Его последний фильм — "Жизнь Дэвида Гейла" (2003). В настоящее время Паркер работает над картиной "Лед на дне мира", выход которой ожидается в 2010 году.

Мы получили множество самых разнообразных вопросов, которые передали сэру Алану. Благодарим всех читателей за присланные вопросы.

Олег Татков из Сочи: я очень люблю ваше творчество, а "Стена" — всегда в моем доме, и я часто пересматриваю фильм — он снимает депрессию. Вы знаете о таком его эффекте?

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 2.

Алан Паркер: Нет, никогда не приходилось этого слышать. В центре фильма — крик отчаяния, который я услышал в работе Роджера Уотерса, и фильм, на самом деле, ни что иное, как путешествие в мир безумия, хотя, в то же время, он дает и искупление, и надежду. Я рад, что вы увидели в нем надежду.

Муталип из Казахстана: "Сердце Ангела" — один из самых моих любимых фильмов. Хотел узнать ваше отношение к религии: верите ли вы в Бога, в дьявола? Вам ближе традиционные конфессии? Как вы относитесь к различным религиозным течениям?

Алан Паркер: У меня нет сильных религиозных убеждений, хотя ребенком я ходил на службу в Англиканскую церковь. Книга, на которой основан фильм — "Падший ангел" Уильяма Хертсберга — привлекла меня потому, что в ней слились две истории: сверхъестественная фаустианская история продажи души дьяволу и более обычная житейская драма, в духе тех, которые разворачиваются в детективных романах Рэймонда Чэндлера и снятых на их основе многочисленных образцов фильм-нуар. Я воспринял книгу очень серьезно. Если вы, как режиссер, сами не верите в возможность существования необъяснимых вещей, то и зрителя никогда не сумеете в этом убедить. Многие свои фильмы я сделал в Голливуде, поэтому мне нетрудно поверить в дьявола. В Голливуде постоянно встречаешь людей, которые продали душу американскому Князю Тьмы — алчности.

 Александр Елькин из России спрашивает: Оказывал ли на вас моральное давление Роджер Уотерс во время создания фильма "Стена"? Было ли с ним "легко" работать?

Алан Паркер: Нет, работать было нелегко. Это, наверное, был самый трудный и тяжелый для меня фильм. Хотя на площадке его не было — рядом с ним работать было невозможно. Он постоянно вмешивался, вечно был чем-то недоволен, и мы отправили его в отпуск до конца работы над фильмом. "Стена" — его детище, и относился он ко всему проекту в высшей степени ревниво. Еще до начала съемок мы работали вместе над сценарием, и я благодарил господа, что он уехал на время съемок. Вернулся он, когда фильм был уже смонтирован, так как ему надо участвовать в пересведении саундтрека. С тех пор я ни разу с ним не встречался, хотя сохранил хорошие дружеские отношения с другими музыкантами Pink Floyd — Дэвидом Гилмором и Ником Мейсоном.

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 3.

Читатель, назвавшийся Moonstranger из страны, которую он назвал Moonland, спрашивает: Влияли ли ваши личные сны, на создание фильма "Стена"?

Алан Паркер: Кошмары — да, влияли. Первоначальный сценарий фильма был предельно скуп. Скорее заявка на фильм, чем полноценный сценарий в традиционном понимании этого слова. Я всегда говорил, что "Стена" для меня — студенческая работа (хотя и очень дорогая!). Каждый день мы его практически заново переделывали. Сам съемочный период был чрезвычайно приятным, главным образом потому, что Роджера Уотерса при этом не было, и я мог спокойно экспериментировать так, как хотел.

Несколько читателей (Константин, Александр, Женя из России и Аркадий Круглов из Израиля задали близкие друг другу вопросы, которые мы у себя на Би-би-си свели воедино): Ваши фильмы "Стена" и "Полуночный экспресс" произвели в свое время очень сильное впечатление. На рок-музыке выросли миллионы, она оказало формирующее влияние на целые поколения. К сожалению, в мировом кино мало глубоких фильмов о том времени. Не думали ли вы о том, чтобы сделать фильм, скажем, о Beatles, как Оливер Стоун сделал The Doors? С какими основными подготовительными трудностями это сопряжено (авторские права, жены, вдовы, etc.)? Или о какой-нибудь другой известной рок-группе? Или же сделать рок-концерт, как Мартин Скорсезе снял в своем Shine a Light Rolling Stones?

Алан Паркер: На самом деле, о Beatles и том времени сделано очень много, может быть, просто до вас это не дошло. Пол, Ринго и вдовы чрезвычайно ревниво относятся ко всему, что делается с наследием группы. До сих пор попытки сделать фильм на основе жизни Beatles (как, например, "Backbeat") оказывались не в состоянии воспроизвести оригинальную музыку. Ну а сегодня в живых остались лишь Пол и Ринго, поэтому с Beatles уже, конечно, не получится фильм типа "Shine a Light", в котором Stones выглядят и звучат так (на удивление) живо.

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 4.

Михаил спрашивает: Алан, что, по-вашему, рок-н-ролл потерял за последнее время?

Алан Паркер: Музыка отражает время, в котором мы живем. Иногда современная музыка — протест против нормальной жизни, а иногда, наоборот — гимн ей. Нынешние времена — не самые лучшие для свежей творческой мысли в любой области творчества, не только в музыке. Творческая активность развивается циклично. Ситуация улучшится с изменением духовного климата в мире. Также не следует забывать, что музыкальный бизнес самым радикальным образом изменился за последние 5-10 лет из-за новых технологий, способа производства и, главное, приобретения и потребления музыки. Пионеры того, что мы называем "рок", были в немалой степени наивны и потому свободны в своих творческих амбициях. Из этой свободы и получалась свежая, интересная и волнующая музыка. В любом виде искусства легче быть пионером. Сегодня найти что-то оригинальное гораздо труднее, но прекрасные вещи все же появляются.

Читатель, назвавшийся МУТАНТ и заявляющий, что он из Чернобыля, спрашивает: В чем, на ваш взгляд, основное различие между игровым кино и анимацией? И не хотелось ли вам когда-нибудь снять полностью анимационный фильм?

Алан Паркер: Я думал об этом, так как я также рисую. Но это все же очень специальное искусство. Художественный фильм продумывается, но в процессе создания постоянно меняется, так как в нем взаимодействуют различные человеческие элементы — актеры, съемочная группа. Все это сказывается на творческом результате. Это органический процесс, в котором сиюминутная спонтанность не менее важна, чем первоначальная задумка. В мультипликации же все должно быть продумано до мельчайших деталей и затем исполнено с максимальной точностью.

Дираф из Канады пишет: Ваш фильм "Полуночный экспресс", хоть и основан на реальных фактах, очень уж гротескный и искаженно изображает Турцию даже в 70-е годы. Есть ли планы снять фильмы на схожую тему про, например, пленников Абу-Грейб или Гуантанамо?

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 5.

Алан Паркер: Нет, планов таких нет. Делать "Полуночный экспресс" было очень нелегко. Когда делаешь такой фильм, как будто сам оказываешься в тюрьме, и потому желания делать еще один тюремный фильм у меня нет. Абу-Грейб и Гуантанамо — очень важные темы для кино, и многие режиссеры к ним уже обращались. Я бы не сказал, что "Полуночный экспресс" рисует реальность в гротескном или искаженном виде. Это всего лишь сильное мощное кино, в котором для достижения цели использованы все творческие драматические эффекты. В этом и отличие.

Денис Марыксин из Казахстана: Почему современное серьезное кино не доходит до массового зрителя? Неужели фильмы уровня Антониони, Тарковского, Бергмана не интересны массовому зрителю?

Алан Паркер: Согласен, это печальная ситуация. Связано это все с кинообразованием. Но прелесть искусства кино состоит в том, что разные художники способны выражать себя по-разному. Но, на самом деле, массовая аудитория, будь-то в Минске или в Чикаго, привыкла к тому, что общение с ней происходит более прямым, телесным и менее интеллектуальным путем, чем фильмы Тарковского или Бергмана. Американское кино — кино массового зрителя, и сегодняшняя публика, по большей части молодая, воспитанная на YouTube и MTV, не готова воспринимать медленный — кто-то даже скажет скучный — способ изложения, к которому прибегали Бергман и Тарковский. Также темы их сюжетов имеют очень мало общего с сознанием молодого человека, который предпочитает быстрые компьютерные видеоигры. С другой стороны, фильмы снимают не для того, чтобы интеллектуальное меньшинство наслаждалось ими в синематеках. Труднее всего сделать фильм, который обладал бы творческой, общественной и интеллектуальной цельностью и в то же время оказался бы близок массовой аудитории. Это великое мастерство. Это формула не ленинская, но он мог бы так сказать.

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 6.

Самый интересный, ошеломивший Алана Паркера вопрос прислал Игорь Батура. Вопрос о происхождении мотива основной песни "Джонни Фэйворит" из фильма "Сердце Ангела": является ли источником этой песни 2 часть (Andantino ed innocentemente) из трио №29 Гайдна? И если это так, предполагается ли изначально, что Гарри Ангел — невинный (innocent)?

Алан Паркер: Какой интересный вопрос! Честно говоря, не думаю, что Гайдн имеет к этому отношение. Речь, по всей видимости, идет о старой песенке "Johnny Favorite". Она была написана в 1923 году и, кто знает, быть может, и не без влияния Гайдна. Я лично об этом понятия не имею. Несколько нот, действительно, похожи.

Гегам из Армении задает провокационный вопрос: Когда вы начинаете работу над фильмом, думаете ли вы о том, сколько денег он принесет, или же вас больше интересует мнение критиков?

Алан Паркер: В первую очередь нужно оставаться верным самому себе, тому, что ты хочешь сказать, и как ты хочешь это сказать. Думать о критиках в момент работы над фильмом, мне кажется, очень-очень опасно. Конечно, здорово, если им он понравится, но критики так часто ошибаются, что их невозможно считать надежным барометром. Так же критика совершенно разная в разных странах, что опять таки делает трудным, невозможным и опасным ориентирование на мнение критиков. Главное — помнить, что фильм существует не в коробке с пленкой, не на DVD и не в критической рецензии. Он существует лишь в тот момент, когда мерцает на экране, и когда его воспринимает зритель. Поэтому, ни в коем случае нельзя игнорировать вкусы, эмоции и ожидания тех людей, которые сидят в темноте зрительного зала.

Большая часть ваших фильмов пессимистична. Чем вызван ваш глубокий пессимизм? — с таким вопросом к режиссеру обратился SERG из России.

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 7.

Алан Паркер: Я не считаю себя пессимистом. Многие мои фильмы, наоборот, оптимистичны. Конечно, исследовать приходится мрачные, жесткие стороны жизни: хрупкость человеческих чувств, ложь, в которой люди нередко проживают свои жизни. Но только потому, что это интересно с драматической точки зрения и художественно оказывается сильнее. К тому же, в конечном счете, такие фильмы обладают свойством искупления и показывают триумф человеческого духа. По крайней мере, я на это надеюсь.

Дмитрий Ухлин благодарит Алана Паркера за "Стену" и спрашивает: Верили ли вы, что такое кино изменит сознание людей, и каково ваше мнение сейчас о возможностях кинематографа в этой области?

Алан Паркер: Всякий раз, когда начинаешь делать фильм, надеешься, что люди будут его обсуждать и, ты, быть может, сумеешь изменить их видение жизни и мира вокруг. Хорошие фильмы, как правило, говорят нам что-то о мире. "Стена", конечно, прежде чем стать фильмом, была уже очень успешным альбомом, который, несомненно, повлиял на очень многих людей. Фильм, тем не менее, очень силен и сейчас, 27 лет спустя, он по-прежнему выглядит очень современно в том, как он был сделан. Он, по всей видимости, во многом обогнал свое время.

Артем из России звучит немного пессимистично: Стена холодной войны пала. Или же это лишь наша иллюзия, наша фантазия? Сегодня мы видим, как строится новая стена. Страх возводит стену, кому-то выгодно создавать образ врага. Что мы можем с этим сделать?

Сэр Алан Уильям Паркер. Изображение № 8.

Алан Паркер: Невозможно с вами не согласиться. Но я все же верю в способность людей общаться. Изменения в технике максимально приблизили к нам мир — все новости, все мнения, вся информация мгновенно доступны для ознакомления, анализа и обсуждения. Образование, свобода средств информации, идей и коммуникаций — вот единственный путь сломать опасные стереотипы.

Давид из Грузии: Вы мой любимый кинорежиссер. Спасибо вам огромное за ваши фильмы. Почему бы вам не сделать фильм о Кавказе, о Грузии? Здесь так много интересного материала в наше очень интересное время. Кроме того, то, что происходит здесь, на Западе совершенно неизвестно, и может стать глотком свежего воздуха.

Алан Паркер: Спасибо. Согласен, это прекрасная тема для фильма. Но не лучше ли будет если к ней обратится грузинский или российский режиссер?

И в заключение мы решили привести не вопрос, а просто письмо, которое прислал нам на Би-би-си в адрес Алана Паркера Александр Швецов из Москвы:

Уважаемый господин Паркер,

Не уверен, что смогу задать сколь-либо оригинальный вопрос, но, пользуясь предоставленным Би-би-си случаем, хочу выразить вам признательность за те несколько фильмов, которые я считаю своими любимыми уже много лет. "Стена", "Полуночный экспресс" — великолепные образцы глубокого и зрелищного европейского (пожалуй, даже британского) кино. Зрители в России, несомненно, знают и любят ваши фильмы и ваш покорный слуга среди них. Не знаю почему, но ваши фильмы кажутся очень близкими русскому восприятию по эстетике и философии. Позвольте пожелать вам еще долгих лет плодотворной работы.


Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.