Views Comments Previous Next Search

Интервью с Виктором Меламедом

98049
Написал British Higher School of Art & Design25 января 2011
98049
Интервью с Виктором Меламедом — Иллюстрация на Look At Me

В новом учебном году Британская Высшая Школа Дизайна открывает набор на образовательную программу «Иллюстрация». Руководитель специальности Виктор Меламед рассказывает, как и почему краткосрочные курсы по иллюстрации выросли в полноценную годовую программу, а также затрагивает болевые точки индустрии.

Изображение 4. Интервью с Виктором Меламедом.. Изображение № 1.

В чем главное отличие интенсивов по иллюстрации от годичной программы?

Интенсив ― это, так сказать, пробник, семпл. Понятно, что научить рисовать и сделать полноценного иллюстратора за неделю невозможно. Но когда приходят с какими-то неудачными попытками что-то сделать, мы можем рассмотреть ошибки и объяснить, как над ними работать. За неделю мы успеваем обсудить какие-то вопросы, которые остро стоят в иллюстрации перед начинающими авторами, обозначаем, как устроено искусство и индустрия. Стараемся отбить какие-то дурные привычки, вычистить общие места. Часто бывает, что легче людям, которые пришли с нуля. Они объективно обгоняют тех, кто давно занимается иллюстрацией и уже наработал набор штампов, от которых мы пытаемся их избавить.

На интенсивах нет никакого фильтра, люди приходят очень разные, с разным уровнем рисования. Например, прошлой зимой у нас была девушка, которая рисовала сильно лучше меня, из Алма-Аты. Уехала довольная, потому что разговор был не про качество рисунка, а про идеологию, про повествовательные технологии, про то, что нам кажется важным и запущенным в иллюстрации. Мы не пытаемся научить рисовать, а рассуждаем об иллюстрации с той позиции, что это скорее визуальная литература, чем красивые картинки. Тут есть масса нюансов, но в иллюстрации остро стоит вопрос: что важнее, повествование или визуальные решения? И правильного ответа на него нет. Каждому иллюстратору самому нужно принять решение, на чем фокусироваться. Вот, с этим мы и работаем.

Что касается годичного курса, то это уже серьезная попытка привести студентов к тому уровню работ, который в индустрии возможно реализовать. Тут мы уже будем искать людей, которые что-то уже могут и понимают, зачем это делается. Год ― минимально достаточное время, чтобы нужные иллюстратору мышцы довести до рабочего состояния и рассмотреть фундаментальные вопросы внимательно и подробно.


Изображение 3. Интервью с Виктором Меламедом.. Изображение № 6.

Есть какой-то желательный уровень подготовки студентов для учебы на годичном курсе?

Мы ставим следующие рамки: нам нужен человек, который имеет хотя бы 15 работ, которые можно считать иллюстрацией. Это не обязательно профессиональный опыт в индустрии, просто опыт делания картинок. Пускай слабых, но это минимум, который говорит о том, что человек интересуется, пытается что-то осмысленно сделать. А получилось у него или нет, это уже другой вопрос.

Понятно, что бывает совсем слабый технический уровень, тогда будем рекомендовать подготовительные курсы. Опять же, речь не совсем о техническом уровне рисунка, это чувство цвета, чувство формы, чувство ритма. Такие вещи, без которых в нашем деле нельзя. И рисунок ― не единственное занятие, которое их развивает.

Для нас рисование не есть альфа и омега иллюстрации, это одна из технологий из нескольких десятков, а то и сотен подходов. Часто бывает, что хороший технический уровень рисунка нисколько не помогает человеку, а наоборот, запирает его в привычные технологии, особенно часто это бывает с академическим подходом к рисунку.

Мы собираемся активно включать элементы британской системы образования, так как лично мне она кажется максимально эффективной именно для роста иллюстратора. Она стимулирует художника самого искать свои ходы и пути в профессии. Мы не собираемся навязывать всем слушателям одни и те же технологии, хотя будем их по возможности пробовать и обсуждать. Основной частью процесса будет самостоятельная работа под нашим присмотром и поддержкой. Будем стараться вывести художника на некий ритм внутренней работы, используя те технологии и приемы, которые действуют в британской системе образования.


Изображение 7. Интервью с Виктором Меламедом.. Изображение № 10.

Что сейчас происходит в индустрии? Каковы перспективы у выпускников?

Индустрия, как мне кажется, переживает мощный расцвет: появились новые силы, новые технологии, которые ее обогащают, которые привносят новые пластические решения и т. д. С другой стороны иллюстрация находится на пороге очень серьезных перемен, это связано с появлением электронных книг, и очень удобных средств трехмерной графики и анимации. Одновременно эти два процесса ведут к тому, что иллюстратор, который не владеет ни тем, ни другим, может оказаться не у дел в ближайшие пять лет. Владение новым программным обеспечением может стать для иллюстратора необходимостью. Я уверен, что ближайшие два десятилетия все журналы станут цифровыми и электронными, и иллюстрация сильно изменится.


Изображение 14. Интервью с Виктором Меламедом.. Изображение № 13.

Будут ли эти изменения учитываться в программе?

Обязательно. Именно поэтому мы включили в состав курса и анимацию, и современную графику в сочетании с традиционными подходами. Важно развить в художнике готовность реагировать на то, что происходит сейчас. А происходит революция! Мы сами за ней с ужасом следим.

Наш рынок не заточен ни под клиента, ни под иллюстратора, он пока только продолжает складываться. В связи с новыми переменами он еще долго не сложится, потому что нововведения продолжают разламывать этот процесс, сдвигать его в разные стороны и разрушать чуть сложившиеся отношения. Но это отлично, поскольку бодрит.

В России очень узкий круг иллюстраторов конкурентоспособен на международном рынке. Искусство иллюстрации абсолютно размыто, для него нет границ, именно поэтому не нужно думать, как происходит процесс изменения нашей индустрии, лучше сразу смотреть на то, как это происходит в Европе, Америке, Англии… Очень интересные вещи происходят в Восточной Европе и в Юго-Восточной Азии. И как раз проблема наших иллюстраторов в том, что они не смотрят и не интересуются. И продолжают рисовать условно в эстетике «Союзмультфильма», которую они видели в детстве. А иллюстрация настолько бурно развивается и обрастает новыми пластическими ходами искусства, что тут моргнул ― и пропустил кучу всего интересного. Людям, которые к нам приходят на интенсив, я называю сайт illustrationmundo, и о нем никто не знает. А это вещь, которую нельзя не знать, если ты хоть чуть-чуть интересуешься иллюстрацией. Оказывается, что мы с ними по-разному понимаем, что значит интересоваться иллюстрацией. Для них это часто означает сидеть и рисовать в тетрадке.

Мы каждый год даем студентам задание сделать серию городских набросков. И каждый год можно делать ставки, что из 30 человек у 3 только на них будет хоть одна машина. Никто не рисует машинки, рисуют все остальное кроме них. Притом что на самом деле сегодняшний город забит машинами, именно они формируют его образ. Опять же, если и появляется машина, то это седан 70-го года, который если уже увидишь на улице, проводишь взглядом обязательно, большая редкость. Реальности люди предпочитают что-то другое, что по их мнению красиво. Или то, что они видели в книжках, мультфильмах и т. д.

История с машинами ― это простой тест на остроту взгляда, которую первым делом нужно спрашивать с иллюстратора. Не о том, хорошо ли он рисует, потому что есть художники, которые вообще не умеют рисовать. Но можно листать их работы и на каждом листе открывать что-то новое для себя. Новый взгляд на то, что ты видишь каждый день, ― бесценное качество для иллюстратора. Есть такие вещи, как визуальная метафора или пластические решения, которые находятся вне наблюдения, но вот этот опыт смотрения и для них очень важен.


Изображение 17. Интервью с Виктором Меламедом.. Изображение № 16.

Где выпускники смогут реализовать себя? Где смогут работать?

На курсе будем думать скорее не про наш рынок, а о возможностях выйти за его рамки. За рубежом шире возможности, там интереснее, там острее конкуренция, конечно. Сейчас в принципе неважно, где ты будешь работать, если у тебя есть Интернет. Другое дело, что конкурентный уровень, конечно, важная вещь. Не смогу никому обещать, что за год мы сможем вытянуть до этого уровня, но опять же британская система хороша тем, что ты в сам ответственен за то, какое расстояние пройдешь за этот год, мы можем этому только поспособствовать.

Работы полно. Я, Ира Троицкая, многие другие в «Цехе» отлично работают с западными заказчиками. Это сейчас уже не проблема. Важнее то, что в иллюстрации первичен все же не заказ, а художник, который нашел себя и знает, о чем ему говорить. И тогда, если это действительно интересно, действительно лихо, то заказы постепенно приходят. Не хочу сейчас забегать сильно вперед, можно много говорить о том, как найти точку приложения человеку, который работает с изображением: кроме журналов-книг есть еще web, галерейное искусство, для начала. Единственное, что нужно, это чтобы человек понимал, что именно ему в этом деле интересно и зачем он в иллюстрацию пришел. Не нужно думать о том, как найти заказ, нужно думать о том, как провести жизнь нескучно.

Часто бывает, люди, которым нравится рисовать, это те, которые берут лист и заполняют его узорами шариковой ручки. Их трудно заставить поднять глаза от этой бумаги и, собственно, нарисовать машинку, которая у них под носом. То есть глаза растопырить и смотреть по сторонам. Это первое, что иллюстратору нужно сделать, потому что вокруг столько всего интересного… Все мои друзья ― иллюстраторы, даже те, которые не рисуют совсем. Просто, мне кажется, интересно может быть только с теми, кто умеет смотреть по сторонам. Вот таких людей мы и ждем.

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.