Views Comments Previous Next Search

Владимир Конашевич

465130
НаписалNadia plu9 сентября 2008
465130

Советские 1920–30-е годы были настоящим расцветом оформления детской книги. Можно сказать, что до этого в ней царила крайняя путаница и сусальное безвкусие: детская литература и иллюстрации к ней не воспринимались как самостоятельный жанр, и чаще всего копировали не лучшие западные образцы.

После революции создание новой детской книги стало осознаваться как важная задача, которая требует энергии и высокого мастерства, а главное – гармонии текста и рисунков. В том, что такая книга появилась, одну из главных ролей сыграло ленинградское издательство «Детгиз» и художники – Лебедев, Чарушин, Конашевич, Тамби, Лапшин, Васнецов и многие другие.

«Я твердо уверен, что с ребенком не нужно сюсюкать и не нужно карикатурно искажать формы. Дети — народ искренний, все принимают всерьез. И к рисунку в книжке они относятся серьезно и доверчиво. Потому и художнику надо к делу относиться серьезно и добросовестно».

Это слова Владимира Конашевича, и я немного о нем расскажу. Вообще он не собирался быть иллюстратором, хотя учился на художника. Ему было 30 лет, и один из знакомых обратил внимание на смешные рисунки, которые он отправлял в письмах своей дочери. Так появилась его первая книга – «Азбука в картинках».

Владимир Конашевич. Изображение № 1.

За свою жизнь он сделал огромное количество книг – Маршак, Андерсен, Чуковский, Братья Гримм и многие другие. Среди них почти нет неудач – несмотря на тучи, которые уже в конце 30-х стали сгущаться над ним и его коллегами. Революционный подъем уходил в прошлое, постепенно создавался новый великодержавный советский стиль, под который подгонялось все искусство без исключений. В 1936 г. в «Правде» была напечатана статья «О художниках-пачкунах», в которой Лебедев с Конашевичем клеймились как опасные враги. Для него наступило плохое время, многие книги приходилось несколько раз переделывать, многие не удалось напечатать. Но работать он продолжал. Потом началась война, и всю блокаду он находился в городе, писал воспоминания.

Во время «оттепели» о нем снова вспомнили, и до самой смерти в 63 году он оставался весьма востребованным и известным, хотя графическая манера, конечно, несколько высушилась.

Вот два варианта его книги «Вот какой Рассеянный» на стихи Маршака, заодно можете сравнить.

Вот это 1969:

Владимир Конашевич. Изображение № 2.

Владимир Конашевич. Изображение № 3.

Владимир Конашевич. Изображение № 4.

Владимир Конашевич. Изображение № 5.

Владимир Конашевич. Изображение № 6.

Владимир Конашевич. Изображение № 7.

Владимир Конашевич. Изображение № 8.

Владимир Конашевич. Изображение № 9.

Владимир Конашевич. Изображение № 10.

Владимир Конашевич. Изображение № 11.

Владимир Конашевич. Изображение № 12.

Владимир Конашевич. Изображение № 13.

Владимир Конашевич. Изображение № 14.

Владимир Конашевич. Изображение № 15.

Владимир Конашевич. Изображение № 16.

Владимир Конашевич. Изображение № 17.

А вот то же самое, но в 1930 году – гораздо более хулиганский вариант. Кстати, рассеянный, говорят, срисован с одного коллеги-художника – Николая Тырсы. Похож реально.

Владимир Конашевич. Изображение № 18.

Владимир Конашевич. Изображение № 19.

Владимир Конашевич. Изображение № 20.

Владимир Конашевич. Изображение № 21.

Владимир Конашевич. Изображение № 22.

Владимир Конашевич. Изображение № 23.

Еще о Конашевиче можно почитать тут:

подробнее о нем и других художниках

его собственные размышления о книжной графике

картинки взяты отсюда

Рассказать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.