Views Comments Previous Next Search

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE

175604
НаписалМарина Канивец17 января 2011
175604
ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE — Журналы на Look At Me



Стремительный прогресс Западной цивилизации двадцатого века способствовал изменению форм межличностного общения, попытке найти быстрейшие формы социализации и стремлению людей поскорее влиться в общий процесс происходящих в мире событий. 

В первоначальном виде человечество характеризовалось отсутствием запретов в поведении и животным насилием. Начиная с Ренессанса, наметилась тенденция к росту эмоционального контроля, а к началу двадцатого века в обществе стало намного больше порядка, по сравнению с предыдущими веками, однако общечеловеческий инстинкт нарушения всякого рода запретов и правил дал толчок к созданию специальных мест, где люди могли бы чувствовать себя в полной мере свободными и независимыми. Такие места были призваны дать людям нечто большее, чем просто развлечения, как, например, Американские бары и бордели, существовавшие к тому времени уже очень давно. 

Бит-культура конца 50-х превратила развлекательные заведения в места скопления джазменов и авангардных писателей, и если в Америке Джэк Керуак ездил по стране, встречаясь с такими же как он, битниками, на автозаправочных станциях, то в Англии в это время во всю шло создание клубной культуры. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 1.

Все начиналось в конце 50-х в Сохо, одном из самых аутентичных Лондонских кварталов, где дети буржуазии устраивали вместе с битниками богемные вечеринки, назвав все это Rave. Интересно, что с самого начала, несмотря на некую закрытость данного рода мероприятий, в них можно было встретить людей, принадлежащих к разным социальным классам. 

Колин МакИннес в книге «Абсолютные новички» описывает события конца 50-х так, словно Сохо был неким университетом для тех, кто желал расширить свой кругозор в культурном, сексуальном или ином другом плане. Они брали некое помещение, сдирали с пола линолеум, выламывали красивые светильники, если таковые имелись, ставя взамен 40-ваттные синие лампы. Ставили джукбокс, но и то как декорацию, потому что, естественно, никто им не собирался пользоваться, ведь была еще и сцена — где было немало парней, готовых играть джаз. В дальнейшем на смену джазменам и битникам пришли моды и The Who.

На некоторое время термин «rave» был забыт, но лишь для того, чтобы впитать все лучшее 60-х и 70-х, чтобы взорваться в 80-е и 90-е.

max’s kansas city

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 2.

С появлением поп-арта и под влиянием британского вторжения в Америке начинают появляться поп- и рок-клубы, одним из таких стал Нью-Йоркский «Макс Канзас-Сити», названный Микки Раскиным так из-за места, описанного «Девятым кругом поэтов», в который входили Джоэль Оппенхаймер и Макс Финштейн. «Макс» стал любимым местом Нью-Йоркской богемы и фриков со всей страны. Близкое знакомство Энди Уорхола с Раскиным позволило «Максу» стать любимым местом для «Взрывной пластиковой неизбежности» и, конечно же, для The Velvet Underground, которые дали свой последний концерт именно в «Максе» в 1970 году. «Макс Канзас-Сити» стал родоначальником глиттер и глэм-рока, в конце 60-х-начале 70-х здесь выступали New York Dolls, Iggy Pop, David Bowie. Одно из первых публичных выступлений в США Bob Marley & The Wailers состоялось именно в «Макс Канзас-Сити», также здесь отыграли свой первый концерт на востоке Aerosmith.  

Считается, что именно в max's kansas city появилось понятие дресс-кода и фейс-контроля, специальных кабинок для употребления наркотиков и занятий сексом. 

woodstock’69

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 5.

Американская психоделическая революция пришла на смену поп-арту, и из маленьких клубов музыка переместилась на крупные фестивали. The Grateful Dead построили гигантскую конструкцию из динамиков, назвав это «стеной звука», — приходила эра стадионов. Главным событием для Америки стал «Вудсток» 1969 года, собравший невероятное количество людей. Для крайне консервативного американского правительства того времени стремительно развивающиеся события были поводом для «страха и ненависти», представляющими угрозу для Никсона. В скором времени хиппи получили возможность лицезреть любимые группы на телеэкранах, не выходя из дома. То, что казалось революцией, вскоре превратилось в один сплошной Jefferson Airplane

Многие студенческие организации, как правило, левого толка, пытались что-либо противопоставить буржуазии, однако умелое использование административного ресурса и навязывание страха перед коммунистической угрозой, свело все их старание к нулю: наглядно это показано в фильме Микеланджело Антониони «Забриски Пойнт», а также отражен в трудах Хантера Томпсона.

CBGB

Разочарование в культуре Западного побережья вновь вернуло людей с вудстока на восток, где ко второй половине 70-х сформировалось новое явление, названное панком. Меккой для данной субкультуры стал клуб CBGB. То, что нельзя было делать на улице, запросто можно было делать в CBGB. Television, Blondie, Ramones и многие другие группы того времени сформировали особый взгляд на популярную культуру США. Панк стал криком целого поколения, можно сказать, явился высшей точкой протеста, так как был напрямую связан с анархическим мировоззрением, вобравший в себя все, что можно было взять из поп-арта, глэм- рока и яростного противостояния властям. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 8.

В CBGB можно было лицезреть, как Игги Поп, ходит по головам посетителей, а затем валяется в битом стекле, Дэвида Боуи с расширенными зрачками, который выискивает молодые рок группы, Роберта Мэплторпа, фотографировавшего понравившихся ему геев в футболках с принтами разноцветной свастики на футболках (конечно не потому, что они были как-то связаны с нацизмом, но просто это было крайне эпатажно и провокационно), да и просто куча разнообразных фриков посещала CBGB. Все они были увлечены общим любимым делом. Нет ничего удивительного в том, насколько быстро панк сцена прекратила свое существование, фактически же после турне Sex Pistols, как наиболее полного воплощения панк-культуры в Америке. Панк умер, не успев достучаться до сердец западного побережья. 

  • Героин был более выгодным инструментом в борьбе с панк-движением, чем все попытки коммерциализации данной культуры, как в случае с хиппи. 
CBGB существовал вплоть до 2006 года, но от ажиотажа, царившего здесь во второй половине 70-х, в 80-е не осталось и следа. Многие панк-группы распались либо по причине того, что быстро, но ярко сгорали, либо от огромного потока героина, не понятно каким образом хлынувшего на улицы Америки. 

STUDIO 54

  • 26 апреля 1977– 1986 годы (33 месяца) 
  • «Студия 54» тратила на свои вечеринки от 2,5 до 100 тысяч долларов

Одним из важнейших событий в становлении современной клубной культуры несомненно сыграло открытие в 1977 году в Нью-Йорке клуба Stydio 54. Студия стала совокупностью всего того, что было достигнуто в 60-е и 70-е, вобрав в себя элементы поп-арта, гламура и глиттера. Так, были использо-ваны наработки световых шоу «Взрывной пластиковой неизбежности» с вертящимися зеркальными шарами, большим количеством серебряной ткани и анимированным танцполом. К концу 70-х спрос на клубную культуру заметно возрос, а желающих попасть на вечеринки становилось все больше. 

«Студия 54» привлекла внимание жестким фейс-контролем, тщательным отбором клабберов, при котором даже многие знаменитости не всегда могли попасть на ту или иную вечеринку. В результате подогреваемого тем самым интереса к клубу, те вложения, которые были осуществлены для открытия, довольно быстро окупились. Создатели клуба ориентировались на элитарность заведения по типу существовавшего в 50-ые «Le Club» с поп-артовой и глэм эстетикой 60-х. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 16.

Главной музыкой для «Студии 54» стало диско. 

Как и в «Макс Канзас-сити», здесь было множество мест, где люди употребляли наркотики и занимались сексом, однако теперь это приобрело поистине невиданный размах, доходило до того, что с потолка распыляли кокаин, а в каучуковой комнате кинозвёзды засыпали в обнимку с трансвеститами. Уже через полтора года существования в «Студию» нагрянула налоговая полиция, обнаружив сокрытие налогов на сумму в 2,5 миллиона долларов. Владельцы провели в тюрьме чуть больше года и в дальнейшем работали консультантами в клубе. Со временем постоянные полицейские облавы, а также потеря популярности диско культуры, привела к потере популярности самого клуба и его закрытию в 1986 году.

100 / The Embassy / HEAVEN 

Популярная Американская культура 70-х перебралась в Англию, где ко всему вышеперечисленному подошли с еще большим энтузиазмом. Так, еще в 1976 году состоялся легендарный панк-фестиваль в клубе «100». Можно сказать, что этот клуб был точно таким же, как и CBGB, только в несколько раз больше. И все в английском панке казалось еще более взрывным, более опасным. Конечно же, главной провокационной группой стали Sex Pistols, но как и американский панк, английский перестал существовать еще раньше. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 24.

Многие клубы перестроились с панка на электронную музыку, успех «Студии 54» не давал покоя многим в Англии. Так, в Лондоне появился клуб The Embassy, сделавший ставку на новую электронную музыку, а затем первый официальный британский гей-клуб Heaven, открывшийся в декабре 1979 года. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 26.

В клубе Heaven Фрэнсис Грассо впервые не просто ставил пластинки, а начал сводить разную музыку в одно целое. Выход первого альбома Public Image Ltd, группы бывшего участника Sex Рistols Джона Лайдона, в начале 80-х ознаменовало появление пост-панк сцены. Композиции с их первого альбома звучали во многих диско клубах Лондона, а такие песни, как Fodderstompf, и вовсе полюбились Нью-Йоркской публике из «Студии 54». Появляется тенденция к смешению панка с танцевальной музыкой.

Factory Records / Factory / FAC 51

4 июня 1976 года в Манчестере в Фри-Трейд-Холле выступили Sex Рistols. На концерт пришло менее 50-ти человек, но в то же время этот концерт можно назвать одним из самых важных с точки зрения формирования пост-панк сцены Манчестера, среди присутствовавших были будущие лидеры Buzzcocks, The Fall, The Smiths. Появление новой Манчестерской волны не заставило себя ждать. Так, в результате появления звукозаписывающей компании Factory Records был создан клуб «Factory». 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 32.

  • Столицей пост-панка принято считать Манчестер — именно здесь музыкальное направление приобрел ту форму и содержание, которое воплотили впоследствии Joy Division. 

Создатель компании звукозаписи и клуба Тони Уилсон видел себя в роли Энди Уорхола от Манчестера.

HACIENDA

«Фабрика» стала по-настоящему знаковым явлением в английской, а затем и мировой культуре. Мрачные, депрессивные концерты Joy Division задавали тон всему происходящему в клубе. После смерти Йена Кертиса, фронтмена Joy Division, они превратились в New Order, отказавшись от предыдущего наследия группы, и не исполняли песни Joy Division. Записывались и выступали они по-прежнему на Factory Records.  Когда «Фабрика» перестала подходить для нового танцевального звука New Order, Тони Уилсон организовывает легендарный клуб Hacienda, положивший начало rave культуре в ее современном понимании. Здесь выступают Happy MondaysThe Stone Roses. 

ALL TOMORROW'S PARTIES / 1965–2011 / CLUB'S CULTURE. Изображение № 38.

  • В 1982 году появляется новый образ клуба, когда люди приходят туда не для того, чтобы послушать любимую группу, а посмотреть на посредника между музыкой и танцполом — диск-жокей теперь выступает в роли творца. 


Рейвы не зависели от каких-то социальных рамок и условностей, не выражали собой никакого протеста, не эпатировали окружающих. Люди просто хотели развлекаться, прямо как в 60-е «все это хэппенинг», теперь появилось «все это рейв». Hacienda стал тем местом, где люди могли забыть о внешнем мире и просто отдаться стихии наслаждения, в этом была суть рейва. Экстази позволял не слишком общительным англичанам радоваться первому встречному человеку: обнимаясь с ним каждый раз в клубе, они становились друг для друга своеобразной семьей, хотя никогда не общались друг с другом в обычной жизни. Когда-то лишь буржуазия могла позволить себе развлекаться, и клубы были лишь для избранного круга аристократии, придумав для остальных кучу разнообразных правил поведения. Люди отказались от подобного морального лицемерия, отнимавшего у них удовольствие. 

В конечном счете все свелось именно к индустрии развлечения, потому что каждый хочет почувствовать себя счастливым хотя бы на одну ночь. Люди стали больше вкладывать в удовольствие времени, сил и деньги. Создав определенное пространственное поле социальных экспериментов, они сделали формы получения удовольствия намного более демократичными, доступными для многих, но в тоже время только для таких, как они, безудержных искателей счастья.


 Текст: Алексей ГОНЧАРОВ
  ART&ШОК W | 1
Рассказать друзьям
17 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.