Views Comments Previous Next Search

Интервью Айзека Корреа для LifeTV

11038
НаписалPRO Life2 марта 2012
11038

АЙЗЕК КОРРЕА — СОЗДАТЕЛЬ УСПЕШНОЙ СЕТИ РЕСТОРАНОВ С ПРОСТОЙ И ВКУСНОЙ ЕДОЙ CORREA’S. РОДИЛСЯ В 1965 ГОДУ В НЬЮ-ЙОРКЕ. ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАЧИНАЛ В НЬЮ-ЙОРКСКИХ РЕСТОРАНАХ PRIMA DONNA И CHEZ LOUIS. ПРИЕХАВ В 1995 ГОДУ В РОССИЮ, РАБОТАЛ ШЕФ-ПОВАРОМ В РЕСТОРАНАХ «САНТА-ФЕ», AMERICAN BAR & GRILL, TGI FRIDAY’S, «АРТИСТИКО» И «УЛЕЙ». СЧИТАЕТСЯ, ЧТО ИМЕННО АЙЗЕК БЫЛ ПЕРВЫМ ШЕФОМ, ПОЗНАКОМИВШИХ МОСКВИЧЕЙ С КУХНЕЙ FUSION. ПЕРВОЕ СОБСТВЕННОЕ ЗАВЕДЕНИЕ — CAFE CORREA’S — ОТКРЫЛ В ФЕВРАЛЕ 2003 ГОДА.


Айзек, Вы же из Нью-Йорка, а живете в Москве уже много лет. Как приняли решение переехать? 

Это было сложным решением. Я работал в Нью-Йорке. И работу, в общем-то, предложили не мне, а моему начальнику! Ему показалось это достаточно интересным, он пришел в РосИнтер (у них офис на Wall Street) и сказал, что не поедет, если не возьмет меня с собой. Когда он сообщил мне это, я отказался: «Ты сошел с ума!», сказал я. Он попросил меня хотя бы поговорить с людьми, обсудить все, после чего я взял две недели на раздумья. Я обсуждал все это с моим начальником – другом и ментором, но, когда пришло время улетать, он вдруг сказал: «Нет, я никуда не поеду» - ну и мне ничего не оставалось делать, кроме как сесть в самолет и прилететь в Москву.

И каким же было первое впечатление?
Холодно, темно и страшно! Да у меня и впечатлений не было! Я был тотально шокирован! Мне казалось, что я вернулся в прошлое!

Почему же Вы остались?
Это было своего рода обязательством. Я был обязан остаться. И пообещал себе, что пробуду в Москве минимум год.

Если говорить о ресторанном бизнесе – какие ключевые отличия между Нью-Йорком и Москвой того времени Вы можете назвать?

Когда я приехал в Москву, прежде всего мною руководило то, что здесь огромное количество возможностей, очень многое можно сделать и внедрить. Мне казалось, что я смогу быть полезным и востребованным.

А Вы ехали в Москву с четким видением того, что хотите сделать, или идеи приходили по ходу?
Я не планировал чего-то конкретного, просто старался сделать максимум для компании, на которую работал. Делая это, я начал осознавать, что возможно мог бы создать что-то сам, хотя ранее никогда не думал о своем бизнесе.

Какие цели Вы ставили перед собой, когда начали работать над первым рестораном?
У меня сложились определенные приоритеты. Прежде всего я конценрируюсь на еде и сервисе. Во-первых это - креативные идеи для блюд, во- вторых, высокое качество продуктов и оборудования (с чем были значительные проблемы, когда я начинал, кстати). Вот, например, в моем самом первом ресторане, Upside Down Cake, не было никакой униформы, официанты разговаривали с посетителями, 
как я обычно делаю, мы просто общались – было теплое, дружеское общение, и именно это ценилось.

Это правда! Это просто магия! К вам всегда хочется вернуться! Люди реально приветливы и открыты! Но ведь этому невозможно научить, это должно идти от сердца!

Да, вот я такой, какой я есть. Я люблю общаться с людьми, и они ценят это. Мы ищем людей, которые понимают, что их открытость – это часть бизнеса, часть его идеи. А иногда наш персонал даже выгоняет меня, так как я дарю гостям ужины и обеды, и это отчасти мешает бизнесу.

Сейчас у Вас 4 ресторана в Москве, при этом у каждого из них своя уникальная идея. Расскажите о создании каждой, пожалуйста!
Ну вот, к примеру - я всегда хотел сделать мексиканский ресторан – и когда идея более или менее оформилась, место мы нашли сразу. Потом поняли, что нам нужны люди, которых придется убедить в том, что идея выстрелит. Я позвонил своему другу в Лондон, и он с радостью приехал. И этот механизм, в принципе, работал со всеми моими ресторанами – идея, место, люди.

А Ваш новый ресторан «Монтальто»?
Это одно из моих любимых мест. Я так люблю прийти сюда и просто расслабиться. А началось все с того, что я всегда хотел сделать пиццерию в Москве. И мое видение сейчас значительно отличается от того, что я представлял изначально: 
я хотел, чтобы там были только пицца и пара салатов. Теперь же, учитывая специфику Москвы, «Монтальто» стал тем, чем он является сейчас. И, несмотря на огромное количество мест, где вы можете поесть пиццу, у нас все же есть что-то особенное. Для создания интерьера мы пригласили девушку, которая занималась домашним интерьером, и это добавило ресторану особую атмосферу. Между прочим, Монтальто – это имя моего лучшего друга, который обожает пиццу.

 

(во время съемки – на заднем плане садится женщина, оператор говорит, что она в кадре, и она хочет пересесть. Реакция Айзека: «Сидите, сидите! Если Вы скажете человеку, что он вам мешает, он может обидеться и больше никогда не придет»)


У Вас 4 ресторана сейчас, скажите, это тяжело – держать под контролем столько различных направлений?
Я не могу сказать, что все это легко, но, по правде, я думал, что будет хуже. Нужно понимать, что они открыты недавно – и в этом есть определенная трудность. Но это не конец, нет! Это, скорее, только начало пути! Мы можем двигаться дальше! Мы все время ищем изменений: что-то новое, необычное. И это не всегда хорошо, и это бывает тяжело. Но мы собираемся каждую неделю и решаем, чего хотим, как к этому прийти.

Каждую неделю? А как Вы мотивируете людей?

О! Это множество различных вещей. Лично я говорю «Ребята, мы должны приветствовать людей, улыбаться, слушать, что они говорят, делать все, что они хотят, и при этом оставаться людьми».

А что для Вас самое сложное в работе с российским персоналом?
Язык.

Но Вы же говорите по-русски!

Да, но не на том уровне, чтобы поддерживать общение в течение 30 минут. И сейчас я стараюсь окружить себя такими людьми, которые понимают, что я имею в виду «зеленый», когда говорю «голубой»; понимают, чего я на самом деле я хочу.

А что самое сложное в работе с клиентами?
Я просто стараюсь помнить, что всем угодить невозможно. Это ведь бизнес! Я стараюсь быть приветливым, несмотря на то, что могу получить самую грубую реакцию. И тогда придется одернуть себя, но не перестать улыбаться.

У Вас сейчас 4 ресторана в Москве, планируете открывать их в других городах? В Санкт- Петербурге, например?
Я не знаю, это было бы замечательно, если была бы такая возможность, поэтому я не говорю «нет». А в Москве планируете открывать что-то новое? Да, у нас есть ряд идей, и если мы найдем нужное место и нужных людей, почему бы и нет?

Какие советы вы могли бы дать тем, кто хочет открыть ресторан в Москве? О чем подумать, на что обратить внимание?
Самые главное моменты: быть собой и разработать концепт, в который ты веришь сам, верят другие люди. 
Нужно быть уверенным, что ты сможешь не отходить от намеченного плана. И быть готовым инвестировать в это бОльшую часть своего времени.

На кого Вы ориентируетесь, когда открываете новый ресторан? Рассчитываете ли на каких-то особенных людей? Может быть, надеетесь привлечь иностранцев?

Нет, я делаю проекты для людей, которые идут туда с определенной целью – либо съесть бургер, либо поесть сладкое, либо съесть пиццу. И я хочу сделать ресторан, в который может прийти кто угодно, вне зависимости от статуса, одежды и увлечений, и чувствовать там себя комфортно. Я работаю для всех. А если туда приходят иностранцы – ну, может, они чувствуют себя там как дома! Но это не цель моего бизнеса! 

А Вы представляете себя в каком-либо другом бизнесе?
Да! В музыкальном, хотя я знаю, сколько времени и сил в него нужно вкладывать! Насчет кинематографа я не уверен, может быть модельный! Не думаю, что хотел бы работать в офисе, мне нужно место, где можно работать руками, общаться с людьми! 


Это и многие другие интересные материалы вы можете прочитать в нашем первом выпуске интерактивного журнала PRO Life

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.