Views Comments Previous Next Search

Андрей Савельев

715753
НаписалКато 10 сентября 2008
715753

Андрей Савельев работает в журнале «Собака.ru» уже 8 лет. Долгие 7 лет это был журнал с приставкой Спб. Сегодня, миновав 640 км, несколько месяцев наблюдения за Москвой, нравами и слабостями москвичей, приставка поменялась на Мск. Через несколько дней после начала продажи первого номера с главной темой «Имей статус», Андрей рассказал о новой религии и о том, зачем москвичам читать журнал о самих себе.

Вы с первого номера работали в питерской «Собаке.ru». И вас заставили переехать в Москву?

Ну как заставили… Я помню, что в 2001 уже были мысли «а вот хорошо бы еще в Москве выпускать». Но тогда просто еще не было никаких предпосылок делать журнал и тут, и потом он там еще был совсем молодой – всего полтора года. Возвращались к этой теме и в 2003, и в 2005, а в 2007 начали серьезно об этом говорить. А для меня, как человека, который живет практически тем продуктом, который он выпускает, никогда не стояло вопроса, где жить.

Когда “Time Out” в Киеве открывался, я ездил туда его запускал. Потом напрашивался, чтобы меня отпусти запускать “Time Out” в Алма-Аты. Но не отпустили. А когда появилась тема «Собаки.ru” в Москве, вопрос не стоял – надо ехать или нет. Это родной продукт и семья. Когда семья переезжает все точно так же – часть родственников остается в одном городе, а часть переезжает в другой.

Тогда вы, как человек, который долгое время жил в Питере и писал о людях в Петербруге, можете достаточно объективно сравнить их с людьми, живущими в Москве.

Смотря о каких людях идет речь (смеется).

О тех, о ком и пишет журнал.

Тогда да. Когда мы начали выпускать журнал в Москве, все задавались вопросом «А что это будет за журнал?» Я говорил: «Посмотрите питерский журнал – вот такой он будет». «И что, ничего не будет меняться?» Конечно будет – поменяются люди, персонажи. Концепция таже самая. Москва – не Питер, да. Но концепция работает давно и довольно успешно, и я убежден, что переложение ее на московских персонажей, места и события даст в сто раз больше эффекта, только потому, что Москва город более насыщенней. Здесь больше всего происходит. Динамика явлений и событий в кубической прогрессии больше, чем в Петербурге.

И людей больше…

И людей больше. Поэтому здесь надо систему фильтров выстраивать еще четче – кто попадает в журнал, а кто нет. Потому что понятно, что у нас не будет на обложке Моники Белуччи, потому что у нас журнал о людях в Москве, и такой журнал не может на обложке иметь зарубежную звезду.

Хотя у нас не журнал о москвичах. Соответственно, с каждым номером мы подтверждаем, что это локальный продукт. Как бы это не звучало парадоксально и странно, что журнал, который выходит в Москве, локальный. Но это так. Это не журнал, который делается в Москве и выходит на федеральном уровне. Местами он будет понятен только тем, кто живет в Москве. Потому что они варятся в этом информационном поле, понимают, кто актуален, а кто нет. Человек из Воронежа, который, казалось бы, недалеко находится от Москвы, возьмет этот журнал и может не понять каких-то персонажей. Так и люди из Москвы не всегда могут понять каких-то персонажей из питерской «Собаки.ru». Но я был потрясен тем, что когда мы начали весной этого года запуск проекта в Москве, люди, которые живут в Москве и крайне редко бывают в Петербурге, говорили «А мы читаем Собаку!»

Очень много таких. Мало кому приходится объяснять, что это за журнал такой.

Я был поражен! Как же вы ее читаете? Вы же не знаете, кто эти люди. Но все отвечали, что им интересно. «Собака» – это всегда незамыленные лица, а не только медийные персонажи – это как раз определение очень подходит журналу. Всем ясно, как многие журналы формируют контент – кто там у нас на Первом канале? Ага! И пошло-поехало. И никаких откровений от такого журнала ожидать нельзя.

«Собака» всегда была внутри городской культуры, порой даже уходила в субкультурные институты, интересы. И из этих субкультурных интересов и подразделений жизни города, мы вылавливали таких персонажей, которые после появления в «Собаке» становились уже надкультурными персонажами. Их субкультурность нивелировалась засчет их дальнейшей востребованности.

Я не устаю повторять, что «Собака» – не монумент, это очень живой организм, и это уже журнал-легенда. Потому что за время своего существования он четыре раза менял свой формат. И менял свою концепцию, менял подход к тому, какие темы подбирались. Многие спрашивают у меня, кто у вас дальше будет на обложке. А я им говорю, что не надо о «Собаке» говорить как о большинстве продуктов, которые они видят в киосках. В «Собаке» главное – тема номера. Первый московский номер мы выпустили по темой «Имей статус».

Изображение 2. undefined.. Изображение № 1.

Расскажите, как вы именно ее решили выбрать.

Всегда при обдумывании того, что будет на обложке, мы пляшем от темы номера. То есть, тема номера – это всегда то, что выносится на обложку. У нас нет такого, что в конце журнала интервью с Карлом Лагерфельдом и поэтому он у нас на обложке, это у нас центральнле ядро в номере.

Тему «Имей статус» я придумал в марте. Это был первый месяц, когда я жил в Москве и от плотности упоминания слова «статус» каждый день, меня начало подташнивать. «Это его статус», «это тебе не по статусу», «да, у него есть статус». Люди в Москве перестают замечать кикие-то вещи, потому что они для них становятся стандартыми и обычными.

Я радуюсь тому, что у меня до сих пор нет намыленности от города, я очень свежо воспринимаю все, что происходит вокруг. Пока в этом я чувствую свою сильную сторону. Первые месяца два у меня чувства от города были такие острые! Я понимал, на чем тут люди определенной породы и определенного склада зациклены, о чем люди говорят, что они из себя изображают.

Москва – это город изображения и стилистов, потому что здесь этот фасад, касательно человека, очень важен. Мало просто сказать «какая у тебя крутая сумка!», нужно полезть и лейбл вывернуть. Такого рода вещи выхватываются человеком, который попал сюда из иной среды. Я приехал из Питера, который ментально устроен по-другому. И тема статуса появилась в свете реальной московской религии. А статус – это религия активной части социума, которая что-то делает, производит, добивается.

При подготовке материала мы очень много людей опросили, со многими встречались, например, с людьми из богемной тусовки, в разные исследовательские центры обращались. И мы вяснили, что ельцинская тусовка носила британскую обувь, а путинская тусовка – итальянскую. Мы собрали такое количество информации, что по этой теме можно было докторскую защищать.

Вошло из этого очень мало на самом деле. Обложка конкретная получилась, все по ней понятно. А «лох или бог» (еще один вынос на обложке – прим. Kato-Coco) – это одна из составляющей этой религии. Люди, которые прочтут материал, поймут его ироничную составляющую, потому что мы не повернуты на этой теме. Мы не сидим с умным видом и не говорим, что мы гламурный журнал, но мы и не отрицаем то, что есть – бриллианты и красивые вещи. Мы не проповедуем противопоставления себя обществу потребления. Это глупо. Есть такая часть жизни. Смотря у кого какая одержимость. Если вы одержимы новыми людьми – вы их найдете, камнями – и их найдете тоже.

А почему вообще людям в своем городе интересно читать о людях их своего же города?

Ты знаешь, я бы назвал это локальной гордостью. Вот если бы мы жили не в Москве, а в Новосибирске. Что у нас есть? Есть журнал с вещами «Хочу купить», он печатает съемки, интервью с заезжими певицами. А элемент локальной гордости подразумевает, что люди в этом конкретном городе не чуть не хуже, чем люди, которые живут в Москве или Петербурге. Потому что они тоже думают, тоже что-то производят и у них есть то дело, которым они одержимы. Просто мы об этом не знаем. Мы знаем только о том, что показывают по центральным каналам. Но как только в Новосибирске появится журнал «Собака.ru» – а он там будет выпускаться – рядом с медийными людьми встанут люди из этого города и тогда заработает элемент локальной гордости.

У людей начинает меняться представление о своем городе. У них есть привыкание – они знают местных художников, знают ученого, который какой-то грант получил. Но человек начинает смотреть на мир другими глазами, когда этот мир ретранлирован через печатное СМИ или через телевизор. Самопатриотизм, о котором так часто в нашем обществе в последнее время говорят, перестанет быть пафосно-государственным понятиям. Очень много людей интересных, которые находятся за МКАДом. Мы, жители больших городов, в какой-то момент понимаем, что и здесь нам неплохо. У нас тут Simachev Bar – можно пойти бухнуть, там «Крыша» – можно потанцевать, там «Обломов» – можно поесть оливье вкусный. А там все тоже есть, только другое. В любом городе и в любой другой стране есть культура, которую надо увидеть. А это отношение к иному в Москве вызывает панику мозга.

Это как?

Я был на Мальте, на маленьком острове Гозо. На Гоза в каждом доме открыты двери, их никто не запирает. Даже если ты зайдешь в дом и что-то украдешь, ты никуда не денешься. Как только туда приезжают туристы, местные жители с опасной на них смотрят. Москва тоже самое. Это обитаемый остров. Как только здесь появляется что-то новое, на это смотрят как на что-то инородное, что вторглось в наш организм.

В Москве все смотрят друг на друга с оглядкой. Всем нужны системы координат, чтобы понять, из чего свое мнение складывать. У нас есть авторитеты, но мнение журнала будет всегда стоять над. С ним можно соглашаться или не соглашаться. Но журнал никогда не будет смотреть с оглядкой на то, что кто-то сказал. Потому что это ведет к гибели всякого рода новых идей и к гибели каких-то инновационных задумок. Сейчас мы всей редакцией находимся в состоянии страстного возбуждения.

Был такой период, когда все активно начали питерскую «Собаку.ru» ругать, говоритть, что она уже не та.

А когда?

Весной.

А что говорилось? Мне интересно…

Говорили, что что-то уже не то, что «Собака» стала менее интересной. Журнал опопсел. И журналисты и просто знакомые говорили одно и то же. Лично я не могу согласиться с этим наверняка, потому что по-прежнему продолжаю просить мне ее привозить. Но в какой-то степени я могу с этим согласиться, поскольку это ожидаемое явление для журнала о людях все же небольшого города.

Да нет, Петербург – большой город. Небольшой город – это город Кириши, где я рос. А Петербург – это большой город. На моей памяти было столько раз, когда говорили, что журнал уже не тот, и когда говорили, что сейчас нас поперло, что я воспринимаю это как еще один этап восприятия людьми продукта.

Продукт, в данном случае журнал, это живой организм и его делают живые люди. Они тоже ходят по улицам, смотрят фильмы, едят в ресторанах, они не на облаке существуют и не живут в небесном замке Лапута. Мы все рядом, мы здесь за углом. Что касается весны, то я об этом не слышал. Но это хорошо, когда так говорят – значит этим людям небезразлична судьба этого журнала. Они за него переживают. Единственное, в таких случаях я пытаюсь все свести к конкретике и понять, что именно не так. А абстрактные фразы «журнал не тот» – это не конкретика.

Есть люди, которые ходят в один и тот же клуб пять лет, потом говорят, что он уже не тот, а потом еще три года туда ходят. А надо подойти к администраторам клуба и сказать: «Дорогие админитмраторы, ваш клуб уже не тот, потому что раньше в баре у вас наливали по 50, а сейчас по 35, а берут как за 50, и на входе у вас хамят». Тоже самое с журналом. Я вот, например, очень радуюсь съемке с Боярским в питерском номере.

О! Это было потрясающе! Я ехала в поезде, разглядывала ее и не могла от нее оторваться!

Это же круто! А в каком другом журнале вы можете это увидеть? Также нигде вы не увидете съемку «Шоппинг с Андреем Бартеневым и Сашей Фроловой». Это было невероятно. А потом мы проводили церемонию «Самые знаменитые люди Петербурга» и пригласили его туда. Они устроили перформанс. Эти розовые пони, которые спускаются сверху – такого в Петербурге никто кроме «Собаки» не мог провести. Я вот сейчас весенние номера вспоминаю… Тема номера «Бог» была. Разные люди выссказывались на тему бога и веры. Что же еще было…

Мозг?

Это в ноябре прошлого года. Это был, кстати, первый в России номер, сделанный по нанотехнологиям. Мы написали об этом на обложке и это вызвало фурор. Нам все звонили и спрашивали как мы это сделали. Но это секрет. Я бы, кстати, через вас обратился ко всем людям, которые периодически говорят, что журнал не тот. Мой мейл saveliev@sobaka.ru – пожалуйста, пишите! Как только вы чувствуете что-то, формулируйте свои мысли и пишите. У нас была прекрасная история. К нам в редакцию пришло письмо от молодого человека, который аргументированно написал, почему ему перестал нравится журнал. Через неделю он работал у нас в журнале и делал так, чтобы журнал ему нравится. Так что мы всегда открыты.

Изображение 1. undefined.. Изображение № 2.

Официальный сайт журнала «Собака.ru»

Рассказать друзьям
71 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.