Views Comments Previous Next Search

Журнал поэзии Воздух

64185
НаписалМирон Никитин7 ноября 2008
64185

Пишу о журнале Воздух потому, что читаю его регулярно и с интересом, и думаю, что его стоит читать (по крайней мере в электронном варианте) всем, кто любит современную поэзию и готов искать, находить и познавать новое.

Предуведомление

Этот flow открывает серию материалов о поэзии и всем, что с ней связано. Темы следующих материалов (пока не выбрал в каком порядке, и все-таки): «Дебют», «Мат в поэзии», «Поэты-бренды», «Современная классика», «Молодой авангард».

Эпиграф

Каждый номер журнала открывают слова Мандельштама:

Все стихи я делю на разрешенные и написанные без разрешения.

Первые — это мразь, вторые — ворованный воздух.

Идея

В первом номере журнала, главный редактор Дмитрий Кузьмин раскрывает понимание поэзии, лежащее в основе журнала: «Права на существование заслуживают стихи, предлагающие читателю некоторое новое знание и понимание о мире вокруг человека и о мире внутри человека», а также высказывает отношение к «поэтическому сегодня»: «Ствол русской поэзии на протяжении XX века интенсивно ветвился, и в итоге разброс художественных стратегий оказался чрезвычайно велик. Последние полвека в русской поэзии — эпоха исключительного богатства и разнообразия».

Что пишут

  • «Воздух» приятно держать в руках. Листать. Останавливаться на одной, другой странице. Вчитываться. Изредка – перечитывать… Ну да, далеко не всё тут на века. В томике классика из классиков, скажем прямо, шедеврально не многое, что уж говорить о ежеквартальном «толстяке», ориентированном на поэзию? Если все стихи равны по «качеству», думается, что «качество» не так высоко. Когда же выстраивается синусоида или просто кривая, есть от чего оттолкнуться. (А. Депланьи, НГ Exlibris)

  • «(Кузьмин) полагает, что поэзия не деградирует от Золотого века к Серебряному и далее, а наоборот, прогрессирует. Прогресс определяется разнообразием поэтик. Соглашаться с этим или нет, зависит от того, как человек смотрит на состояние современного общества в целом. Если он считает, что мы находимся сейчас в Кали-Юга, в эпохе наибольшего погружения человеческого духовного вещества в материю, то, конечно, от этого разнообразия поэтик ему ни горячо, ни холодно, они всё равно что мыльные пузыри для него (К. Медведев)

  • …оформлен журнал нейтрально: никаких дизайнерских изысков. Фиолетовая обложка, вероятно, концептуальная инверсия оранжевой обложки журнала «Арион». На презентации Кузьмин открыто объявил «Воздух» альтернативой нынешнему «Ариону». Внутри — разумеется, никаких иллюстраций, только текст, хотя в «Живом Журнале» обсуждается возможность размещения на страницах следующих номеров журнала «литературных» комиксов. (Н. Миронов, Show off #4)

Содержание

Художественные тексты подразделяются на «Дышать» (поэзия), «Перевести дыхание» (проза) и «На один вдох» (поэтические миниатюры). Критика представлена в разделе «Состав воздуха», в который пишет, и, видимо, будет писать, Данила Давыдов, известный поэт «вавилонского» круга.

На страницах журнала представлены поэты разных поэтических поколений и школ. Имена наиболее известных авторов вынесены на обложку (в числе которых в разное время были такие авторы, как: Алексей Цветков, Елена Фанайлова, Геннадий Айги, Елена Шварц, Николай Кононов, Виктор Кривулин, Борис Херсонский, и др.)

Последний (свежий) номер

Журнал поэзии Воздух. Изображение № 1.

Здесь я хочу разместить несколько стихотворений, особенно меня тронувших. Не знаю уж насколько это законно, но если что — автор всегда может оставить комментарий с просьбой удалить.

однажды солнце село навсегда

особенно неистовствовал дворник

он клялся что взойдет-таки во вторник

но не взошло а ведь уже среда

мы поначалу стали делать вид

что в сущности не тяготимся этим

и лицемерно объясняли детям

что солнце есть и что оно горит

но вот работник лома и метлы

отчаявшись терпеть и как бы в шутку

нам объявил сложив приборы в будку

что жизнь прошла что мы теперь мертвы

и стало жалко тратить пот и труд

и стало слышно в тихом плеске леты

как маленькие детские скелеты

в песочнице совочками скребут

дома упёрлись в тучи и молчат

в них полночь отмечают человечью

в логу волчится вывела волчат

и мучится что не владеет речью

как объяснить что рождены в чужой

стране зверей как передать потомку

что через поле движется межой

судьба с дробовиком наизготовку

когда бы говорить она могла

и если б ей язык а детям уши

то речь её как чёрная игла

пронзила бы их маленькие души

пускай в лесу барсук на речке бобр

лось на лугу и дичь повсюду летом

но если мир на первый взгляд и добр

ты волк ему не забывай об этом

Алексей Цветков

в понедельник она весь день бегает по делам

на разных станциях видит нищих

с плакатами, написанными одним почерком

на одинаковых неровных картонках:

помогите, умирает трёхлетний сын.

помогите, умирает трёхлетняя дочь.

помогите, дочь умерла, осталось трое детей.

маркетинг, маркетинг, – думает она, – суки, суки,

будьте вы прокляты, – думает,– ненавижу.

почему я работаю, а вы нет? едва успевает

забежать в последний вагон, включает iPod,

хватается за поручень, закрывает глаза.

в пятницу едет тем же маршрутом.

подаёт всем троим, быстро, не глядя.

потому что выходные, восьмое марта,

мальчик с работы, Real McCoy, два мохито,

B-52, Джеймисон безо льда, четыре текилы, –

и вот она уже верит, что Он её различает

по смятым её купюрам, влажным от пота,

по этим её горячим, быстрым бумажкам.

сделает так, что мальчик захочет замуж,

и троих детей с голубыми глазами,

и они будут жить в доме с мансардой

где-нибудь у самого синего моря.

никогда уже ей не придётся бегать

с утра до вечера по делам, в понедельник.

никогда не придётся стоять с картонкой.

Станислав Львовский

В автобусе желтом по мертвым полям

Трясутся, в ознобе прижавшись к стеклу,

В прозрачных деревьях кусты по краям,

Как будто они проглотили иглу.

Но чавкает глина и выплюнет кость,

И рыба в холодной плывет вышине,

Перчатки без пальцев повесив на гвоздь,

Она – как кондуктор на этой войне.

Не больно, не страшно смотреть в пустоту.

А лампа коптит, выгорая на треть,

А месяц бессменно торчит на посту,

На звезды свои продолжая смотреть.

В автобусе желтом, как зайцы, сидят,

Поют «Наутилуса» в черном окне.

Их завтра крестьяне найдут и съедят,

Их сварят с картошкой в январском огне.

По мертвым полям набирая разбег

Сквозь город, который растаял как дым,

За рыбой, глотающей облачный снег,

Они возвращаются к звездам своим.

Алексей Александров

тапки на босу ногу, халат на плечи,

как обычно ночью, как никогда тверёзый

вдруг ощутишь, что больше заняться нечем

выйдешь на лоджию и обнаружишь… звёзды

сколько лет небесный атлас глаза листают

но моральный закон немотствует, Кант свидетель

если где на свете есть хорошо местами

пусть туда с Колымы откинутся наши дети

помнишь, по морю плыли, ведомые волей высшей

наконец ковчег, на скалу напоровшись, треснул

звери вышли на сушу, и люди на сушу вышли

разбрелись кто куда, и сделалось в мире тесно

время мира времени войн тяжелее вдвое

на войне как в тире, напротив всегда мишени

на прикладе зарубку, дружок, поспеши спроворить

что одним вычитанье, другим всё одно сложенье

относительность, в общем, настала, Эйнштейн не скажет

объясни, отчего небрит, своему ребёнку

стены рухнули, склон Арарата зверьми загажен

и куски обшивки бомжи снесли в приёмку

может это, Постум, зряшные разговоры

может, снова в калашный ряд не по чину въехал

но когда душа задыхается каждой порой

в глубине вещей боль ее прорастает эхом

докури бычок, улыбнись на прощанье звёздам

реже спи, не храни патроны в картонной пачке

не свисти о том, что в провинции чистый воздух

на столе редис и в сортирном бачке заначка

Сергей Трунёв

Ссылки

Страница на литкарте: http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.