Views Comments Previous Next Search

Лёка Ж. в контакте с президентом

01186
НаписалSeva KSHESINSKY3 декабря 2011
01186

Лёка Ж. в контакте с президентом. Изображение № 1.

 

К телефонным звонкам Лёки Ж. невозможно привыкнуть. Они всегда случаются непредсказуемо и полны самых поразительных сюрпризов.

В этот раз Лёка Ж. проявилась посреди рабочего дня. Я как раз редактировал очередную книгу «Готовим сад к зимовке», которую надо было срочно сдавать на верстку, и застрял на гениальной фразе: «Как прекрасен цветущий сад весной и летом! Какова же одна из основных задач садоводов и любителей цветов в собственном саду, готовящих садовый участок и цветник к зиме?»

В тот момент, когда я приступил к ликвидации однокоренных слов, мой мобильник затрезвонил. Он взывал так громко и настойчиво, что стал мешать соседям по кабинету. Пришлось ответить.

— Ну и почему ты не звонишь мне? — строго поинтересовалась Лёка Ж. вместо приветствия. — У меня душевная драма. Я тут сижу, страдаю. А ты даже не вспоминаешь о любимой подруге!

— Вообще-то я на работе, — заметил я. — А ты?

— Я — тоже, — ответила Лёка Ж. — Но это совершенно не мешает мне страдать. Вчера весь вечер вспоминала, как Джованни мне в Риме жениться предлагал. А сегодня с утра, только на работу пришла, меня такая ностальгия пробила, что я даже стала новости читать на итальянском «Яхоо»!

— Ты что, уже освоила итальянский? — уточнил я, пытаясь сосредоточиться на файле, открытом в компьютере. «Садоводов», «в саду», «садовый»… Убираем…

— Не я, а мой переводчик в «Гугле», — призналась тем временем Лёка Ж. — Я от него добиваюсь грамотного русского языка. Загружаю итальянские слова до тех пор, пока не заговорит по-человечески. Знаешь, он с каждым разом все лучше и лучше переводит. Я тут на днях заставила его песню с итальянского перевести, так он мне даже строки зарифмовал! Понял, наконец: лучше сразу выдать то, что мне нужно, чем медленно сходить с ума…

«Цветущий», «цветов», «цветник»…

— Да уж, есть от чего сойти с ума, — вздохнул я и мысленно пожелал автору книги околеть в его прекрасном цветущем саду.

— Ну вот, сидим мы с гугловским переводчиком, новости смотрим, — продолжила Лёка Ж. о своем, — и вдруг читаю: «итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони сказал, что его друг, российский президент Путин…» Я, конечно, не слишком хорошо разбираюсь в политике, но мне казалось, что у нас какой-то другой президент.

«…садоводов, готовящих…» Брр… Лёка Ж. напряженно замолчала.

 

Лёка Ж. в контакте с президентом. Изображение № 2.

Берлускони. Коллаж Андрея Будаева. budaev.ru

— Ты что, меня не слушаешь? — мрачно спросила она.

— Почему. — Я оторвался от садоводов. — Слушаю с огромным вниманием. Ты сказала, что итальянский премьер-министр Берлускони… Лёка, ты какие новости читаешь? Берлускони уже неделю как ушел в отставку, теперь он пишет песенки про любовь и выпускает диски…

— Про Берлускони я уже выяснила, — перебила Лёка Ж. — Новость действительно старая была, трехнедельной давности. Я Джованни в аську постучала, и он мне рассказал, как они Берлускони всей Италией провожали — иди, говорили, домой, отдыхай уже. А тот упирался, хотел еще поработать! А потом я спросила у Джованни, как зовут нашего президента. И, знаешь, что он мне ответил?

«Какова же одна из основных задач…» Что за реферат пятиклассника!

— Почему ты не интересуешься, что мне ответил Джованни? — настаивала Лёка Ж.

— Лёка, у меня садоводы готовятся к зиме в цветущих садах. Мне книжку сдавать надо, а ты со своим Джованни! — не выдержал я.

Коллеги оторвались от своих мониторов и с любопытством покосились в мою сторону.

— Ты не хочешь со мной разговаривать? — оскорбилась Лёка Ж. — Так бы сразу и сказал. Я бы не стала тебя беспокоить. Конечно, какое тебе дело до моей душевной драмы!

Лёка Ж. тяжело задышала в трубку.

— И что же ответил тебе Джованни? — спросил я примиряюще и украдкой заменил «одну из основных» на «главную».

— Джованни ответил: нашего президента зовут Путин! — торжествующе сообщила Лёка Ж. — Я у него даже переспросила: «Ты ничего не путаешь?» А он мне: «Нет, точно знаю, сам читал!» Меня стали одолевать сомнения. Я даже вышла из аськи на улицу — покурить. Пока курила, напряженно вспоминала, как же на самом деле зовут нашего президента, и тут меня озарило. Конечно, никакой не Путин! Медведев его зовут. У него как раз была инаугурация, когда у меня началась душевная драма…

— Она у тебя хроническая, что ли? — уточнил я. «Любителя цветов» убираем… — Почти четыре года длится…

— Что длится четыре года? — не поняла Лёка Ж. — А! Нет, это была другая душевная драма. Я тогда влюбилась страстно и беззаветно, но не могла отворить свое сердце, потому что не понимала, как буду жить, когда мы расстанемся, хотя у нас еще ничего не было и он даже не знал, как сильно я его люблю!

— Я запутался. Ты сейчас про кого? Про Путина или Берлускони? — спросил я.

— Я про Диму. Я тебе душу изливаю, а ты меня не слушаешь! — рассердилась Лёка Ж.

— Ладно, извини, — пообещал я и для поддержания разговора поинтересовался: — А Дима это кто?

— Дима это мужчина моей мечты! — ответила Лёка Ж. — Я тогда так переживала, что даже начала вести подробную летопись своей душевной драмы, куда записывала и события в жизни нашей страны. Так вот, я вернулась на свое рабочее место и открыла дневник…

«Участок» убираем, «дневник» вставляем…

— Какой еще дневник! — возмутился я, но тут же поправился: — В смысле, ты хранишь дневник на работе?

— Я храню дневник в интернете, — важно ответила Лёка Ж. — Двадцать первый век на дворе. У меня, как у всякой современной девушки, есть свой лайфджорнал. Не перебивай меня!.. Я нашла ту самую запись. Сейчас прочитаю. — И Лёка Ж. с выражением прочитала: — «Сегодня Дима осчастливил меня улыбкой. Президент Медведев инаугурировался. Новый президент это как новая звезда! И зовут его тоже Дима. Надо срочно загадать желание!» И тут, представляешь, читаю дальше и выясняю: оказывается, действительно загадала!

«Готовящих…» Заменить на «которые готовили»? «Приготовили»?… Тьфу.

— Если бы я знала, что из этого выйдет, не загадывала бы, — продолжила Лёка Ж. — Оно же сбылось!

— Что там у тебя сбылось? — пробурчал я, твердо решив больше не отвлекаться. Какова же главная задача подготовки сада к зиме? Зимой?

— Ну желание мое, — объяснила Лёка Ж. — Я загадала, чтобы Дима был счастлив. Только не уточнила — с кем. И он действительно стал счастлив. Но не со мной.

— А с кем? — поинтересовался я на автомате. Какая у сада может быть задача! Задача — у садовода…

— С одной… — замялась Лёка Ж. — Ну это не имеет отношения к делу. И тут я задумалась: скоро Новый год. Президент угасает. Так пусть перед тем, как окончательно угаснет, он все-таки исполнит мое желание.

«Как…» «Какова же…» Какой…

— Какой Новый год! Какое желание! Кто угасает? Что ты несешь? — возопил я так громко, что коллеги посмотрели на меня совсем недружелюбно.

— Ну президент, он же — как звезда, — невозмутимо пояснила Лёка Ж. — А звезда, когда гаснет, исполняет желания так же, как и в момент, когда загорается. Я тут прочитала в интернете, что наш президент куда-то уходит и у нас будет другой.

— Хочу тебе напомнить, Лёка, что президентов у нас выбирают. Так что Медведева, может, еще раз выберут, — сказал я и… увидел шефа. Он шел по коридору мимо нашего кабинета и в любой момент мог осчастливить меня взглядом. Не осчастливил. Пронесло.

— Выбирают? — искренне удивилась тем временем Лёка Ж. — А я думала, они как-то сами между собой приходят и уходят. Ну какая разница! Все равно у него… мандат… нет, президентские полномочия… или что там у него кончается?

— Лёка! — зло прошипел я. — Меня из-за тебя с работы выгонят. Если шеф услышит, о чем я болтаю в рабочее время…

— Разбаловал ты его, — сказала Лёка Ж. со знанием дела. — Их, начальников, в узде держать надо. Я вот своего вымуштровала, он теперь даже спросить боится, чем я тут вообще занимаюсь. Ладно, ты оденься и выйти на улицу, как будто курить приспичило, а я тем временем всё тебе расскажу.

— Может, я лучше поработаю? — предложил я. — Садоводы у меня…

— Подождут твои садоводы. Я важнее! — отрезала Лёка Ж. — Выбирай: или ты выслушаешь меня по телефону, или я прямо сейчас приеду к тебе на работу.

Я решил, что лучше Лёке Ж. выговориться на расстоянии, чем на моем рабочем месте. Все равно она уже в раж вошла. А когда Лёка Ж. входит в раж, ее не остановит даже вселенская катастрофа.

Я взял сигареты, накинул пальто и под неодобрительные взгляды коллег покинул помещение. Садоводы отчаялись узнать, какая же у них главная задача подготовки к зиме.

— Ну? — спросил я, выйдя на улицу и закурив.

— Теперь, надеюсь, нам никто не помешает, — отозвалась Лёка Ж., стуча по клавиатуре. — На чем я там остановилась? А, да. На том, что пошла искать президента Медведева.

— Куда? — не понял я.

— В интернет, конечно, — ответила Лёка Ж. с некоторым недоумением. — Медведев завел страницу в «Контакте». Ты что, не знаешь? Темнота. Все ему там, в «Контакте», что-то дарят. Кто мозг подарит, кто — пистолет, а кто — и шезлонг. Вот какие добрые у нас люди! С шезлонгом и пистолетом очень удобно. Можно загорать и одновременно отстреливаться. Но вот мозг… — Лёка Ж. задумалась. — Зачем президенту мозг? У него что, своего нет?.. В общем, я захотела тоже подарить ему что-нибудь прежде, чем он исполнит желание, и стала искать страницу президента. Но каково же было мое изумление, когда я нашла аж тридцать Дмитриев Медведевых с лицом Дмитрия Медведева! Почему ты молчишь? Подай голос!

— Я внимаю. Ты же сама просила не перебивать, — напомнил я.

— Не перебивать — да. Но не реагировать я не просила. Это неприлично в конце концов, — назидательно сказала Лёка Ж.

— Ладно, — согласился я. — Так и что, все тридцать — президенты?

— Все! — сообщила Лёка Ж. — Хотя нет, двое назвали себя «призедентами рассийскай фидирации». Этих двоих я сразу вычеркнула из списка. Не может же российский президент писать с орфографическими ошибками! Потом я исключила тех Дмитриев Медведевых, которые указали в своей анкете, что «главное в жизни: совершенствование мира; главное в людях: ум и креативность; вдохновляют: матюки дяди Вовы». Затем — тех, кто написал на своей стене: «Я не могу жить и работать, пока в интернете есть страница с моим именем. Тайное мировое правительство, иллюминаты и сионисты охотятся за моими личными данными. Я ухожу в подполье». Зачем президенту уходить в подполье, когда он только что из него вышел?.. — заметила Лёка Ж. — Один Медведев признался: «Мне нравится снимать людей. Но снимать людей для меня совсем непросто. Ведь из-за моей работы это будет выглядеть довольно странно, если я в какой-то момент выбегу с камерой и начну кого-то фотографировать. Боюсь, люди меня просто не поймут…» Я вот сразу поняла, что это фейк. Настоящий президент не боится недопонимания! А другой Медведев написал: «В «Контакте» — это сайт чудес. Зашел с мозгами, вышел без…»

«Я даже знаю одного типичного представителя пользователей этого сайта», — подумал я, но вслух сказал:

— Так ты в итоге нашла президента или нет?

— Нашла! — гордо сообщила Лёка Ж. — Когда я отбросила всех этих идиотов-фейков, которые пишут всякие глупости и имеют по несколько сотен, а то и тысяч друзей, остался только один Дмитрий Медведев, который не написал ни одной глупости и имел всего девять друзей, в том числе одну Тину Канделаки. Это и был он — настоящий. Я даже расстроилась за президента — за то, что у него так мало друзей. И решила ему помочь…

— Какая прыть! — перебил я, уже не в силах выслушивать этот монолог, который представлял бы огромный научный интерес для врачей лучших психиатрических клиник мира. — Лёка, мне кажется, тебе платят зарплату не за то, что ты круглыми сутками сидишь в интернете.

— «Интернет интересен тем, что я все оттуда получаю без фильтра. Иногда это неприятно. Иногда это очень интересно. Но в любом случае очень полезно», — процитировала Лёка Ж. и пояснила: — Это мне президент сказал.

— Он сказал это тебе лично? — удивился я.

— Да! — ответила Лёка Ж. — В своем видеообращении, которое я внимательно прослушала. После чего я была готова вступить в контакт. Смотрю — президент сидит в онлайне. Я быстро нажала на кнопку «добавить в друзья». Ну думаю, сейчас добавит. Жду минуту, две, пять! Ничего не происходит. Что такое? Тут меня осенило.

— Опять? По-моему, тебя уже второй раз осеняет. Не многовато ли для одного дня? — заметил я.

— Меня иногда и три раза на дню осеняет, — скромно поведала Лёка Ж. — В общем, я догадалась, что сначала надо представиться, переброситься парой слов, а потом уже в друзья добавляться. А то откуда президент может знать, что я настоящая, а не поддельная, как те, другие Дмитрии Медведевы. Вдруг и я — не Лёка Ж., а ее фейк! Я села писать письмо президенту, но вдруг обнаружила, что на его странице такой функции нет. Представляешь! Тогда я подумала, что могу достучаться до президента, оставив комментарий к его замечательным фоткам в альбомах или познавательным сообщениям о президентской работе на стене. Но и эти функции не работали! Тогда я решила ему что-нибудь подарить и даже оплатила замечательного плюшевого мишку. Но и подарки на его страницу посылать больше нельзя! «Что же делать? — подумала я. — А как же мое желание? Неужели Дима никогда не будет со мной!» И тут я поняла, что нужно обратиться к друзьям президента. Вернее, к подруге — к Тине Канделаки. У нее, правда, тоже не оказалось функции «написать сообщение», но зато можно было комментировать на стене! А она как раз написала… — Лёка Ж. застучала, защелкала и прочитала: — «Дмитрий Анатольевич добавил меня в друзья! В современном мире технические возможности позволяют нам устанавливать коммуникационные связи вне зависимости от возраста, места жительства, социального положения. Тот факт, что Дмитрий Медведев активно участвует в этих процессах, показывает не только его доступность и открытость, но и готовность к честному диалогу». Я у нее и спрашиваю: «Какой же это диалог, когда я даже написать Дмитрию Анатольевичу не могу!» Канделаки молчит. Я ей снова на стене написала, расширила мысль: «А ведь он так хотел получать информацию без фильтра!» Канделаки опять молчит. Тут уж я не выдержала и пригрозила, что… Ну это наши, сугубо женские дела. В общем, Канделаки прислала мне письмо. Короткое. В нем было всего три слова.

— Да ты что! Те самые? — обрадовался я.

— Нет. Другие, — не разделила моего восторга Лёка Ж. — Она написала: «Что вам надо?» Ну я ей очень подробно объяснила, что мне надо — чтобы президент исполнил мое заветное желание и лучше до Нового года, а то в Новом году мои желания могут измениться. Канделаки отвалилась. В смысле ушла из онлайна. Вертихвостка… Тогда мне пришлось входить в телепатический контакт.

— С кем? — не понял я.

— С президентом, конечно, — пояснила Лёка Ж. — Ты ж меня знаешь — я своего все равно добьюсь. Я обратила свой внутренний астрально-харизматический взор на фотографию президента в левом верхнем углу его страницы в «Контакте» и стала посылать импульсы: «Дима, останься со мной. Дима, останься…» И вдруг услышала… — Лёка Ж. интригующе выдержала паузу. — «А на хрена?»

— Это тебе тоже президент сказал? — поинтересовался я, уже начиная замерзать.

— Это мой внутренний голос сказал, — ответила Лёка Ж. — Я подумала: и действительно, а на хрена мне этот Дима? Всю астральную энергию сегодня из меня выкачал. Я на работе еще никогда в жизни так не уставала! В общем, я подумала, что буду лучше по Джованни страдать. Или по тебе. Я еще не решила. Поэтому пока страдаю безадресно. Разве может приличная девушка жить без душевных драм…

— Что ж, не буду тебе мешать, пойду к садоводам, — скороговоркой сказал я.

— Иди, — разрешила Лёка Ж. — Я тебе после работы перезвоню, когда определюсь.

Я вернулся за рабочий стол, разбудил накрепко заснувший компьютер и прочитал: «Зимой какая же главная задача подготовки цветущего садовода к выборам по весне?»

Что-то в этом предложении было не так, но что именно — я уже не понимал. Сохранил изменения, закрыл файл и отправил его на верстку.

На хрена мне эти садоводы…

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.