Views Comments Previous Next Search

Интервью: Brainstorm

63085
НаписалВахтанг Какабидзе29 августа 2010
63085

В преддверии концерта Brainstorm 3 сентября в Milk Moscow, я решил опубликовать ненужное интервью, взятое еще весной, когда Brainstorm давали выступление в «Б1 Максимум». За помощь в проведении интервью спасибо Ольге Сальниковой из Mediapolis.

Сразу после московского концерта 6 марта, мы пообщалась с группой Brainstorm. Пока вокалист Ренарс принимал душ, а гитарист Янис общался с гостями, мы побеседовали со второй половиной группы, которая порой незаслуженно уходит на второй план: с  клавишником Марисом Михельсонсом

Интервью: Brainstorm. Изображение № 1.

 и ударником Каспарсом Рога.

Интервью: Brainstorm. Изображение № 2.

Несмотря на довольно частые выступления,  каждый концерт Brainstorm исполнен очень по-своему. Скажите, все сценические идеи, которые вы воплощаете на концертах – это импровизация или вы заранее их обдумываете?

—Есть какие-то ключевые идеи, которые мы придумываем вместе, например, что определенные песни мы сыграем без пауз и перерывов. Песню, во время которой мы менялись инструментами, мы заранее репетировали. Всё остальное, в основном, импровизация, конечно. Разговоры между песен, идея с шарфами [Ренарс попросил во время концерта шарф у зрителей – прим.] – это все происходило довольно спонтанно. Возможно, Ренарс перед концертом эти идеи обдумывает, но мы сами тогда не в курсе.

 

То есть для вас такой же сюрприз, как и для поклонников?

—Да, вот с шарфиком Ренарс нас впервые удивил в Питере 2 дня назад.

 

У вас тяжелый график, как вам удается справиться с нагрузкой?

—Ну, для этого нужно хорошее здоровье... Которое у нас имеется! (смеются).

—Михельсонс: Вот, например, вчера встретили друзей, и они позвали в клуб, а мне так не хотелось. Ну, я сказал: ладно. И к тому же играем мы не первый день. И даже не второй год. То есть ты уже знаешь, на что физически способен, и на каком моменте лучше остановиться.

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 3.

А вы ведь все из одного города, верно?

—Рога: И даже из одной школы. А некоторые из нас даже из одного детского сада. Мы с Ренарсом из одного сада. И что самое ужасное – из одной группы. То есть я этого балбеса уже с 3-х лет знаю.

 

У кого возникла идея...

О садике? У мамы! (смеются)

 

О группе! Как происходило формирование Brainstorm?

—Рога: У Мэджика и нашего погибшего басиста, Гундарса, была своя группа с другими ребятами. И Ренарс постоянно говорил, что нужно создать группу, петь, сочинять. В итоге все свелось к Brainstorm. Но вряд ли это было спонтанно.

—Михельсонс: Ренарс с Мэджиком встретились в нашем городе, на улице, где стоял консервный завод. Они поболтали и подумали: а давай сделаем группу! Ну, примерно так. Это было лет в 13-14.

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 6.

Значит, зачинателем в основном был Янис?

—Михельсонс: Ну, на тот момент среди нас он был самым профессиональным музыкантом, если можно так выразиться. У его старшего брата была гитара, на которой Мэджик что-то играл. Ну, Рога, ты как барабанщиком-то стал?

—Рога: Я был крайне недисциплинирован. В музыкальной школе я учился в классе ударных инструментов. Но мой преподаватель все время был в разъездах, так как он являлся барабанщиком симфонического оркестра. Получилось, что я так и не научился ничему (смеется). [взглянув на Михельсонса]:  А тебя солист пригласил! Мы не были тебе рады! Было сказано, что в группе будет 4 человека, а Ренарс 5-го пригласил.

—Михельсонс: Ну, я вообще хитро поступил…

—Рога: Ну да, сначала Марис вообще приходил на репетиции просто так: посидеть, послушать.

—Михельсонс: Я ведь нормально играл сегодня! Примите меня в группу!

—Рога: Все, свободен, вечером будет собрание, и будем решать этот вопрос.

 

У вас бывают собрания после концертов?

—Да, всегда.

 

А что вы обсуждаете?

—Рога: Наш тренер ругается на нас.

—Михельсонс: Не, это шутка. Мы по возможности всегда открыто обсуждаем, как прошел концерт. Обсуждаем также, кто и как сыграл определенный аккорд, кусочек песни и тому подобное. Но это все мелочи, пустяки.

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 9.

В группе вы все на равных?

—Рога: В плане девушек – точно. У кого получается – тот и забирает (смеется).

 

Чем вы занимаетесь после концертов? Скорее идете отдыхать?

—Рога: Ну, каждый по-разному. Вот ребята вчера были в интересных клубах. Я обычно не хожу по клубам, если завтра предстоит концерт. Слегка выпивши еще играть можно, а вот с похмелья – нет, отнимает много нервов. Так что я придерживаюсь некоего режима. Очень скучного.

—Михельсонс: Я тоже.

 

То есть, получается, вы в группе самые большие зануды?

— Да (смеются).

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 11.

Тяжело постоянно находиться далеко от дома?

—Михельсонс: Нет. Наша поездка началась 2 дня назад . И уже завтра вечером завершается. Получается, уезжаем на 4 дня, и уже дома.

 

Но у вас же планируются выступления в Англии и Америке?

—Ну, это будет через неделю.

 

 Вообще, вы чувствуете разницу между выступлениями в Лондоне, к примеру, и в России?

—Разница, конечно, есть. Восприятие музыки разное. В России оно более экспрессивное, чем на Западе. Люди открытые, радуются. Примерно так же в Турции и Италии, где мы тоже выступали. Люди там очень позитивные.

 

Чувствуете какую-то усталость? Как-никак, уже 20 лет на сцене…

—Рога (показывает на Михельсонса): Ну, вот он устал, но я его поддерживаю...

—Михельсонс: Да, он меня кормит и ласкает...

—Рога: Ну, ласкать тебя будут в отеле!

—Михельсонс: Я там тебе скажу, и тебя приласкают...

—Рога: Ты вообще себя сам ласкаешь, дружок! (смеются)

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 12.

Текст к песне «Шаг» писал Сергей Тимофеев. Давались ли ему какие-либо определенные требования к тексту?  Как вообще шла работа над песней?

—Рога: Коммуникация происходила через Ренарса. Они, конечно, советовались, но я не думаю, что существовало определенное требование писать текст по какому-либо шаблону.

—Михельсонс: Сначала родилась латышская версия песни, которую написал Ренарс. А Сергей Тимофеев — русский поэт, который живет в Риге. Следовательно, он хорошо знает латышский, и поэтому он близко придерживался первоначального текста Ренарса. Но это не первый раз, когда Сергей пишет тексты для нас. «Ветер» тоже написал он.

 

А песни вы как сочиняете? Все вместе?

—Рога: Ну, музыку сочиняю, конечно, я! (ухмыляется). Вообще, все просто:  кто-либо приносит свой изначальный материал, а остальные потом его дорабатывают. Вот принесут тесто плохому повару – хрень он тебе сделает. А мы печем только хорошее, так сказать, г**но! (смеются).

 

Вы сейчас куда-то спешите? Вот закончился концерт, куда вы пойдете?

—Мы пойдем обратно в гримерку, к нам там гости пришли.

 

К вам на каждый концерт приходят ваши друзья?

—Рога: Можно сказать, что на каждый. Но всегда по-разному, приходят разные люди.

—Михельсонс: В Москве много знакомых, с которыми надо встретиться или пригласить на концерт, некоторые могут в назначенный день, некоторые – нет. Вот, к примеру, сегодня пришел тренер латвийской сборной по хоккею. Также пришел тренер одной из московских баскетбольных команд, не помню ее название. В общем, приходят многие наши знакомые.

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 14.

 А были какие-либо сложности в группе, чтобы вы думали: «Всё, это последний день, когда мы играем вместе»?

— Знаете, бывает такое на почве плохого настроения и по психологическому состоянию, но как такового спада у нас не было никогда. Наиболее серьезно это было в тот сложный период, когда наш басист погиб. Ингарс [выступающий сейчас вместо прежнего басиста] — наш большой и очень хороший друг, но группа образовывалась в 1989 году. Были те же люди, но... очень сложно заменить кого-либо.

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 16.

А Евровидение для вас тогда, в 2000 году, что-нибудь изменило?

—Михельсонс: Это огромная аудитория, шоу смотрят около 300 миллионов человек. Это хороший шанс показать себя. Песни там разные, может и не очень хорошие. Мы почти ничего и не знали про это мероприятие, нам просто сказали: «Давайте поедем?» А потом было очень много контактов с рекорд-лейблами.

—Рога [Михельсонсу]: У тебя пуговица расстегнулась.

 

Вы вообще долго думаете, что надеть, перед концертом?

—Рога: Вот Михельсонс думает об одежде буквально каждую секунду. Вот даем мы тут интервью, так причем тут пуговица? А он цепляется-цепляется...(смеется). Вот Ренарс выбирает наряд для концерта. У него есть 3-4 костюма…

—Михельсонс: Не костюма, а вариантов, что надеть.

—Рога: Да, та майка или вторая.

—Михельсонс: Или обе сразу: это уже три варианта!

 

А вы как?

—Да в чем попало, в том и ходим.

 

А после концертов фанаты одолевают?

—В смысле?

 

ФанатКИ :)

—Да нет, в таком-то смысле…нет…Жалко так (смеются). У нас очень интеллигентные фаны.

—Ну, просят только сфотографироваться, автографы.

 

Вообще, как вы охарактеризуете аудиторию, для которой поете?

—Рога: Сегодня было прекрасно, очень много молодежи. Но обычно амплитуда возраста у нас очень большая (разводит руками).

—Михельсонс: Это ты очень большую рыбу показал!

—Рога: Эй, я вообще видел, как возле тебя собирались эти тетки... которые кричали еще: «Марис, Марис!». Мы очень благодарны нашим поклонникам. Знаете, очень здорово видеть на концерте и довольно взрослую аудиторию.

 

Еще бы, столько лет на сцене…

—А вот, оказывается, почему на концертах у нас бывает несколько поколений слушателей – потому что мы много лет на сцене (смеются). Вообще, классное ощущение: ты сидишь дома, сочиняешь что-то, приходишь в студию и записываешь, а потом едешь куда-то с концертом, а там – полный зал. И как люди обо всем узнают?

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 17.

А чем вы дома занимаетесь?

—Рога: Ну ..спорт, отдых... и это еще... (с ухмылкой насвистывает)

 

В общем, классический набор?

—Ну да, как все нормальные люди отдыхают, так и мы расслабляемся.

 

А из ваших увлечений, что для вас наиболее приоритетно?

—Рога: мне футбол нравится. Играю. И в баню хожу, классическую.

—Михельсонс: ...и наблюдаю (смеется)

 

А какая баня: турецкая, русская?

—Мне нравится и в общие ходить, и в раздельные. Знаете, в Германии принято обязательно, что и мужчины, и женщины ходят в баню не раздельно, а вместе!

 

Это ужасно? :)

—Нет, это не ужасно, просто нам, людям из «этих» стран, непривычно. Какая там парилка уже тогда? Там не до этого!

—Михельсонс [обращаясь к Рога]: помнишь, как там, у Задорнова было?

—Рога: Да-да-да, зачем платить 50 евро за стриптиз, если тут за баню заплатил 5 евро — иди и смотри!

 

А вы вместе, вообще, чем занимаетесь? Есть какой-то, скажем так, корпоративный отдых?

—Рога: ну мы и вместе пробовали в баню ходить...

—Михельсонс: Ну что вообще друзья вместе делают? Они...

(смеются)

—Рога: Да ладно тебе!

 Интервью: Brainstorm. Изображение № 18.

Беседовали Даниил Дымшиц и Жанель Куандыкова

[весна 2010.]

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.