Views Comments Previous Next Search

Интервью с Андреем Мухоморовым

121813
НаписалВиктор Кипер21 ноября 2010
121813
Интервью с Андреем Мухоморовым — Музыка на Look At Me
Андрей Мухоморов

Интервью с Андреем Мухоморовым. Изображение № 1.


DJ.   Началось все с того, что в 96, кажется, году, я попал на «Рейв-монтаж». Это была первая в моей жизни большая вечеринка. Я до сих пор помню свои ощущения – как  шел по безлюдному Невскому в тридцатиградусный, наверное, мороз, вокруг пусто, тихо. Подхожу к Манежу и понимаю, что у него дребезжат стекла от того, что происходит внутри. Захожу туда – гигантское количество народу (а тогда еще была такая «традиция» - все шли на вечеринку не в повседневной одежде, как сейчас, а наряжались, как на праздник, все яркие, необычные). 

Я совершенно ошалел от того, что увидел. Плюс звук был, как мне тогда показалось, какой-то супермощный, DJ – тогда привозили Марушу – играет очень здорово; в общем, впечатления сильнейшие. И тогда, глядя на DJ , я подумал, что тоже так хочу. При этом совершенно не понимал, что и киак она делает, как технически все это происходит; но понимал, что это очень круто.  Тогда я и решил стать диск-жокеем. 

 Сначала пытался по каким-то крохам собирать информацию, начал ходить в клубы. Интернета тогда особо не было, у меня, во всяком случае, и единственным источником информации стал журнал «Птюч». Причем он продавался далеко не везде, я ездил за ним специально. И вот там публиковались чарты различных DJ, некоторых из них я уже знал, и по ним определял – вот этот играет техно,  тот хаус, тут такой-то лейбл. То есть реально по крупицам собирал информацию. Потом начал покупать пластинки, и в итоге пошел в школу диджеев. Это было году в 99, к концу обучения уже купил себе какие-то советские проигрыватели, старый пульт. Тогда все, наверное, на этом учились – ничего другого, в принципе, не было в свободном доступе. Ну, в общем, дома начал тренироваться, а потом уже потихоньку начались какие-то вечеринки, иногда сами их организовывали с Димой Хмара.   

Поначалу мы делали мероприятия за городом – Петергоф, Ломоносов. В Лебяжьем был очень крутой клуб, причем реально крутой, такое андеграундное заведение.  Бывшие очистные, вроде бы, сооружения, танцпол был в железной ржавой цистерне, закопанной в землю. Мы тогда играли брутальное техно, и тот клуб был для этого идеальным местом.     

Следующим этапом было техно-кафе «Баклажан» - смешное заведение, какое-то студенческое кафе на Московском проспекте, в котором диджей Слон решил решил делать техно-вечеринки. В общем,  играли мы там, потом были еще какие-то клубы…Так все и пошло, и закрутилось.    

За прошедшие годы мои вкусы поменялись не слишком сильно, но менялась та музыка, которую я играю. В какой-то момент у меня были определенные амбиции, хотелось много выступать, играть за ночь во многих клубах. И тогда я временами играл более коммерческую музыку, чем стоило бы. Есть же очень простой путь для диск-жокея – играй хиты, и все будут счастливы. И ты тоже. Гарантированы выступления, внимание публики. Когда-то я так и поступал, было все замечательно, но потом стало неинтересно. Это какой-то тупой и банальный путь развития. Тем не менее, девяносто процентов DJ следуют ему.  

Сейчас я пришел к тому, что играю мало, но в тех местах, которые  мне нравятся и ту музыку, которую хочу.  

Со временем менялись взгляды на публику в зале. Сначала я думал, что очень круто на гастролях, ты приезжаешь – тебя ждут, подходят с дисками, афтографы просят. Потом получалось  так, что пару недель не был в городе, не выступал. Прихожу в RedClub и понимаю – нет, здесь гораздо круче. Приятно видеть знакомые лица, многие знают, что именно ты играешь, некоторые знают даже твои пластинки.   

Если говорить в общем – мне нравится слушатель,  который знает, чего от тебя ждать. На гастролях была масса ситуаций, когда промоутер не понимает, что ты играешь, публика не понимает. Начинаешь выступление – становится ясно, что ждут чего-то другого. А другое сделать невозможно, потому что набор пластинок – вот он,  там все примерно одинаковое. Тяжеловато так два часа продержаться. Конечно, всегда есть определенный набор пластинок, который и мертвого поднимет, но никакого кайфа от этого не испытываешь.  Публика всегда видит, нравится тебе то, что ты делаешь или нет. Или стоишь и мучаешься, думаешь, когда все это кончится, или просто радуешься и счастлив. Могу сказать, что сейчас у меня не бывает выступлений, которые  мне не нравятся. Я просто ограничил их до комфортного минимума. Все это никогда не было для меня работой, вынужденным способом зарабатывания денег. И я могу позволить себе выступать именно там, где хочу.

Cheburec Records.
    Тут еще надо вспомнить, что когда я только начинал, пытался писать музыку кроме компьютера при себе ничего не имея, я понял, что в Петербурге есть люди, которые делают музыку в миллион раз лучше меня, но о них никто не знает. Наверное, нужно было попробовать донести эту информацию до всех. Так и «начался» лейбл «Чебурек». Это было очень хорошее время, когда мы все  были очень погружены в музыку, казалось, что все здорово и интересно. Я всегда тепло вспоминаю те годы.
   Во всей этой деятельности не было коммерческого результата, но это, наверное, и не важно. Для меня было главным то, что действительно интересная музыка сможет дойти до слушателей. Кроме того, были проекты, которые впоследствии действительно прогремели, например, «Елочные игрушки» с Барецким или 2H Company. Я естественно, не говорю, что да, это все моя заслуга. Но какую-то роль в их развитии лейбл сыграл. Вообще было много оригинальных артистов.
   Но в какой-то момент мне все это перестало быть интересным – я сейчас даже не смогу назвать причину. Всегда лучше закончить на хорошей ноте.

RedClub.
    Организацией вечеринок я занялся задолго до RedClub. Причем мы одни из первых, наверное, начали проводить такие вечеринки, где выступали не только диск-жокеи, но и музыканты не самого, скажем так, танцевального толка.
   Когда появился Red Club, мне стало проще делать свои вечеринки, интересные привозы. Мы начали тогда проводить «Plugandplay». Вообще этот фестиваль проходил в разных местах, однажды – и это, наверное, был самый крутой – в отеле «Балтиец» в Репино. Это было зимой, а у нас можно было поплавать в бассейне, в кинозале увидеть выступление группы Fizzarum с каким-то там супер-видео; был, конечно, танцпол. Реально крутая получилась вечеринка, я даже удивляюсь, как нам все это удалось сделать. Народу было действительно много, несмотря на зиму и расстояние.
    Потом было несколько хороших лет, когда у меня была большая свобода действий, никто не стоял над душой и не диктовал мне, каким должен быть формат заведения, что нужно делать и т.д. Клуб был успешен и известен не только у нас в городе, но и по всей стране. Такого количества интересных зарубежных артистов, наверное, никто не возил. Много было очень хороших вечеринок, совершенно безумного веселья, я сейчас такого не вижу и не понимаю, почему нет.
    Важную роль в происходящем играло то, что в городе тогда такая музыка была востребованной, модной, не было большой конкуренции. Не было падения интереса к ночной жизни, которое мы видим сейчас. Это был некий пик развития, и именно в этот момент мне посчастливилось работать в этой сфере. Ну и аудитория. Она решает все, я считаю. И только благодаря ей артист получает совершенно потрясающие ощущения. Все иностранцы, которые  к нам приезжали, были просто счастливы, они давно уже нигде не получали такого отклика. Многие, конечно, хотели и второй раз приехать, но у нас была такая политика – снова не приглашать. Просто и  без того было очень много интересных музыкантов. 
   У «RedClub» было несколько этапов развития. Наверное, нам так удачно удалось стартовать, потому что тогда на пару месяцев закрыли «Тоннель», и на первой же вечеринке мы получили всю их публику.  И все говорили – ну ты же понимаешь, клуб у вас г…., откроется «Тоннель» и все уйдут туда.  Конечно, клуб тогда был не особо подходящим. Сейчас туда бы просто никто не пришел. Тем не менее, большая часть публики осталась у нас и после открытия «Тоннеля».   Немного позже мы сделали в клубе ремонт, приспособили его больше для вечеринок, осенью открылись уже с какими-то мощными привозами, более-менее вменяемым интерьером и получили еще больше публики. 
   Формат менялся соответственно. Поначалу все было довольно брутально – техно, D’n’b-вечеринки; потом в какой-то момент клуб стал более хаусовым. Потом настала пора электро-клэша.  И так далее. Все эти годы нам удавалось балансировать на грани между андеграундным заведением и коммерческим, благодаря некому компромиссу клуб существовал достойно шесть лет. 
    Позже владельцы клуба решили, что заведение должно стать таким, каким мы его видим сейчас. Я этого не поддержал, и наша совместная работа с «RedClub» закончилась. И сейчас он существует, туда ходят люди, проводятся вечеринки. Но другие.   
    Я больше не хочу работать арт-директором. Нигде. Хотя мне это чрезвычайно нравилось, но второй раз не хочу.

Интервью с Андреем Мухоморовым. Изображение № 2.

«База», винил и «цифра».
   «База» появилась, когда я еще работал в клубе. Тогда это было для меня несколько второстепенным, так как девяносто процентов времени отдавалось работе, было не до магазина. 
    Вообще, магазин был моей давней мечтой. «База» существует уже двенадцать лет, просто в один момент у нее сменился владелец. И я очень рад, что у меня была возможность реализовать свои планы. С уходом из клуба я стал все свое время посвящать магазину, и результаты не заставили себя ждать. Вообще у «Базы» было свое золотое время – когда все диск-жокеи играли на виниле, все покупали пластинки именно здесь. А когда магазин перешел ко мне в руки, он был уже в абсолютном упадке, но удалось его из этого состояния выдернуть.
  На данный момент «База» - главное для меня. Есть много планов развития, новые направления деятельности. Сейчас мы начинаем заниматься световым и звуковым оборудованием, его инсталляцией в клубах и прочих заведениях. Школу нашу развиваем – появился курс, посвященный звукозаписи, созданию электронной музыки, который ведет Андрей BarBQ.
    Что касается винила…  Мало кто на нем играет,  я даже удивляюсь, что люди до сих пор покупают пластинки. Хотя если посмотреть на объем продаж, сегодня мы продаем пластинок, может,  даже больше, чем в лучшие времена «Базы». Во многом благодаря интернет-продажам, но тем не менее.
   Из моих знакомых единицы продолжают играть на виниле, но в магазин каждый день приходят новые лица, пластинками по-прежнему интересуются. Из старых диск-жокеев один-два заходят за винилом. Хорошо, что есть молодежь, которая по каким-то неведомым мне причинам продолжает этим заниматься. Мне было бы интересно понять – как человек делает выбор; если это начинающий DJ, он может накачать себе массу бесплатных треков, записать на болванки и пойти играть в клуб. Но кто-то выбирает сложный, затратный путь. Покупает винил, проигрыватели, которые стоят дорого. Надеюсь, люди делают это осознанно. По этому поводу я все время вспоминаю, что сказал Кубиков (лучше не опишешь ситуацию) – вот есть фокусник, у него есть инструмент - волшебная палочка; вот есть диск-жокей, и у него есть винил. И все, это главный инструмент, других вариантов быть не может.
   В какой-то момент мне стало интересно, я купил себе контроллер и прочее, попробовал цифру. Поначалу мне понравилось, появилась масса возможностей, куча эффектов, можно  быть более свободным в выборе треков. Но очень скоро  я понял, что мне стало все это мешать, сеты мои становятся хуже, выглядят по-дурацки, потому что я стою, пялюсь в компьютер  и не замечаю, что происходит на танцполе. А без связи с залом какой смысл выступать? Необходимо чувствовать, понимать публику, что-то менять, чтоб все продолжали танцевать.  К тому же, «переезжая» ночью из клуба в клуб, просто неохота втыкать-вытыкать эти провода,  решать вечные технические проблемы. Помню, однажды на какой-то вечеринке я решил снова поиграть с винила – такой кайф, я сразу забыл про всякие компьютеры. И я  понимаю, что скорее закончу быть диск-жокеем, чем начну играть с цифры. Для меня это настоящее удовольствие,  я до сих пор испытываю те же ощущения от новой пластинки, что и десять лет назад. Важен еще момент коллекционирования, я заказываю старые, годов 80-х пластинки, они приходят нераспечатанные,  новые – даже это круто.
    Но в магазине «База» полно оборудования для любителей цифровых технологий. Пластинки – это скорее то, что интересно нам самим, что мы продолжаем пропагандировать.

Сейчас.
   Я так прикидываю, куда я поехал бы ночью с интересом… Jesus, Стереобар… Больше-то и некуда, в общем. Еще есть клуб «Эфир» - действительно достойное заведение, надеюсь, у него все получится. Жаль, что не стало Декаданса и «Bubble Bar», в последнем было круто и играть, и просто там находиться. С закрытием этих заведений город многое потерял.
    Публика в ночных заведениях тоже поменялась. Мало кто из старой тусовки ходит в клубы.  Все изменилось. И  не обязательно в худшую сторону. Другие клубы, другие диск-жокеи, другая музыка, другое отношение людей к клубам. К тому же появилась масса других способов ночью развлекаться. 
       Ситуация у нас сейчас несколько странная. Есть ощущение, что люди потеряли интерес к клубам. При этом заведения, особенно новые, не дают публике чего-то заслуживающего внимания. Придя в анонсируемый клуб, понимаешь, что опять какая-то лажа, все то же самое - те же артисты, DJ, те же проблемы у клуба. Замкнутый круг какой-то.  Мне кажется, главная проблема нашего города – профессионалов можно по пальцам пересчитать. В этом плане Питер сравнялся с любым другим провинциальным городом. 
    А вспомнить хотя бы Финляндию. Казалось бы, скучная, спокойная страна. В Хельсинки в выходной день людей на улице не видно. Но я был в шоке, когда прошелся ночью по городу – у каждого заведения стоит очередь, все клубы-бары битком, все веселятся и отрываются. У нас, собственно, ночью в пятницу тоже невозможно проехать, везде пробки. Все куда-то едут. Но, конечно, не на андеграундную техно-хаус вечеринку, а в «Иксы», поплясать, ни о чем не задумываясь. Ситуация не слишком хорошая.  При этом в Москве, наоборот, как мне кажется, андеграунд в чести. Мои знакомые оттуда удивляются – как же так, Питер всегда был столицей танцевальной музыки… Все эти мнения, которые были правдой в 90-е, сейчас просто смешны. До конца я не могу понять, с чем это связано. 
    Раньше мы могли привозить действительно андеграундных артистов, и на них всегда приходили люди, многие были готовы воспринимать некоммерческую музыку. А сейчас все похоже на какую-то студенческую вечеринку, и что-то отличное от этого сделать сложно.
    Но тем не менее, появились в Петербурге какие-то новые заведения. Все-таки кризис был тяжелым временем для многих, сейчас, говорят, он закончился, и я надеюсь, что те заведения, которые открылись не так давно, выживут и найдут в себе силы поменять ситуацию в городе.

© Юля Тэт, специально для osravers.com

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.